Архив   Авторы  
В рамках Таможенного союза мы отказываемся от ветеринарного контроля за продуктами питания, в которых содержится до 50 процентов компонентов животного и растительного происхождения. А к ним относятся многие полуфабрикаты

Принудительное кормление
Общество и наукаОбщество

Через месяц прилавки российских магазинов могут наводнить продукты, опасные во всех отношениях. Откуда ждать беды?


 

Уже второй год на территории трех стран — участниц Таможенного союза, России, Белоруссии и Казахстана, функционирует Единое экономическое пространство. Иными словами, ведется свободная беспошлинная торговля. 1 июля будет сделан еще один шаг к объединению: вступят в силу семь новых технических регламентов (ТР) Таможенного союза в сфере безопасности пищевой продукции. Цель на первый взгляд благая — упростить контроль за качеством еды и повысить ответственность производителей на территории ТС. На практике все может получиться совершенно наоборот.

Удар по почкам

В действие вступят регламенты «О безопасности пищевой продукции», «Пищевая продукция в части ее маркировки», а также нормативы на диетические продукты, пищевые добавки, соки и масложировую продукцию.

Казалось бы, это хорошая новость: техрегламенты, идущие на смену ГОСТам и прочим нормативам, предусматривают жесткие системы контроля за качеством продукции, которые сродни европейским. Например, техрегламент о безопасности пищевой продукции включает внедрение системы ХАССП (Hazard Analysis and Critical Control Points), предусматривающей систематическую идентификацию, оценку и управление опасными факторами, влияющими на безопасность продукции.

У российских производителей эти новации вызвали негативную реакцию. Оно и понятно: ХАССП держит под контролем все этапы производства — от фермы до готовой продукции. Нас, потребителей, внедрение такой системы контроля должно только порадовать. Но вот проблема: в России на сегодняшний день лишь единицы предприятий получили соответствующий сертификат. Чтобы внедрить ее не на бумаге, а на деле, предприятию нужно выстроить сложную и дорогостоящую систему производства и менеджмента, потому до сих пор такая сертификация у нас была добровольная (в странах ЕС, США и Канаде — обязательная). По оценке Россельхознадзора, на сегодняшний день более 70 процентов пищевых предприятий России попросту не готовы к введению этой системы. «Сначала нужно наладить работу системы контроля, а затем разрабатывать техрегламенты, — защищает производителей пресс-секретарь ведомства Алексей Алексеенко. — Иначе возникает типичная ситуация: сертификаты просто будут покупаться. И это не здорово для добросовестных предпринимателей. Конкуренцию их продукции составит более дешевая и некачественная, будет расти количество фальсификата».

Чиновник знает, о чем говорит: Интернет забит рекламой «Сертификат ХАССП за 2 дня от 10 тыс. рублей». Официально выдают сертификаты в России специальные региональные центры, которые по сути представляют собой коммерческие компании. По данным представителя Всероссийской организации качества Алексея Воронова, за сертификат качества ХАССП некоторые производители уже сейчас выкладывают порядка 80 тысяч рублей. Можно предположить, что очень скоро «прайсы» вырастут в несколько раз. А вместе с ними и цены на продукты, которые вовсе не обязательно будут иметь отменное качество — сертификат-то можно будет купить хоть на мясо, хоть на творожный сырок. Случись что, доказать вину производителя будет очень непросто. Разве что в случае массового острого отравления. А настоящая опасность — она скрытая. «Значительно чаще у человека, систематически употребляющего некачественные продукты, возникают сопутствующие болезни, — рассказывает врач-нефролог Олег Федоров. — Например, начинают отказывать почки. Он не понимает, почему это происходит. И вряд ли он свяжет это с тем, что долгое время ел мясо, в котором было повышенное содержание антибиотиков. У нас люди привыкли относить на анализ только те продукты, которыми отравились. Да и то в единичных случаях. А обычно болезни органов фильтрации как раз и возникают после длительного употребления некачественных продуктов. Проще говоря, печень и почки работают в усиленном режиме и быстрее изнашиваются».

Понятно, что в этой ситуации вовсе не виноваты европейские нормы, на которые ориентировались создатели техрегламента. Однако реальная ситуация в России потребует нескольких лет, чтобы привести пищевую отрасль к нормам ХАССП. Потребитель же должен постараться дожить до этого счастливого момента.

Ветеринарный позор

Серьезную опасность представляет еще одно нововведение: на территории ТС мы отказываемся от ветеринарного контроля за теми продуктами питания, в которых содержится до 50 процентов компонентов животного и растительного происхождения. К ним, между прочим, относятся многие так называемые мясные полуфабрикаты. Мотивация отказа от такого контроля непонятна даже специалистам.

Сейчас единственный способ проверки легальности происхождения сырья и продукции — анализ ветеринарных сопроводительных документов. «Процедура эта непростая, требует просмотра большого количества документов на бумажных носителях, сличать их можно, шаг за шагом проверяя подлинность. Даже обнаружив несоответствие в цепочке ветеринарных сертификатов (от данных на животное до полученной из него продукции), часто не удается понять, какая именно инстанция совершила ошибку, — сетует Алексей Алексеенко. — Проводить следственные действия сотрудники ветнадзора права не имеют». При этом если даже продукция будет признана фальсификатом, то производитель останется на рынке. Максимум, что ему грозит, — это ликвидация партии товара и штраф. Для сравнения: в США такому производителю просто пришлось бы закрыть бизнес. До сих пор правила в этом отношении у нас были жестче, чем в Европе, где совсем недавно, например, разразился скандал с подменой говядины кониной.

В нынешней ситуации, считают специалисты, надо не отменять контроль, а, напротив, вести его на всех стадиях производственного цикла. Ветслужбам было бы проще фиксировать погрешности еще на стадии производства и не допускать попадания на прилавок, например, сосисок, если при их изготовлении в фарш угодил какой-то больной поросенок.

«Усугубляет ситуацию и разобщенность ветеринарной службы, — поясняет Алексей Алексеенко. — После реформы 2004 года она оказалась разорвана на две части — федеральную и региональную. Нет единой вертикали управления службой, следовательно, постоянно возникают внутренние противоречия, а главное — подчиняться органы ветконтроля стали местным властям. Последние в свою очередь получили рычаги влияния на систему контроля. Все это создает условия для роста недобросовестной конкуренции, ведь производители, использующие дешевое некачественное сырье, получили конкурентное преимущество — они могут поставлять на рынок более дешевый товар». Новые техрегламенты только упростили жизнь недобросовестным производителям. Им больше нечего бояться. А между прочим, речь идет о самых часто покупаемых изделиях: сосисках и вареных колбасах, в которых точно меньше 50 процентов мяса.

Жирно будет

Но и это не последняя серия пищевого ужастика. В перспективе — с 1 января 2014 года — нас может ждать еще один сюрприз. Вступит в силу техрегламент «О безопасности мяса и мясной продукции». «В нем есть очень спорный пункт под названием «содержание доли мясного сырья», — рассказывает президент Мясного совета Единого экономического пространства, президент Мясного союза России Мушег Мамиконян. — В зависимости от этой доли вводится классификация — мясной это продукт или мясосодержащий. Но методов контроля этого показателя на практике нет. То есть мы рискуем столкнуться со сплошными технологическими нарушениями, ведь для этого создаются идеальные условия. «Мясным сырьем», например, считаются и животные жиры, что напрямую стимулирует производителей покупать и закладывать в мясопродукты еще больше жиров, чем сейчас. Все за счет того, что животные жиры стоят в 3—4 раза дешевле, чем постное мясо».

По словам Мамиконяна, в Россию сейчас завозят 650 тысяч тонн свинины в год и еще вдобавок к этому более 300 тысяч тонн жира. Он активно используется в мясной переработке, то есть попадает в российские колбасы. «Ежегодно в России забивают порядка 25 миллионов свиней, но жира нам все равно не хватает, и мы ввозим его еще от такого же количества свиней, забитых за границей, — поясняет Мамиконян. — Такой ситуации нет нигде в мире! Фактически нам поставляют тот продукт, который не нужен западным потребителям. Неудивительно, что в России стремительно растет число сердечно-сосудистых заболеваний».

По современным ГОСТам и ТУ вареная колбаса может содержать в своем составе до 24 процентов жира, а сырокопченая — до 45. По мнению экспертов, эти показатели надо снижать примерно на треть, чтобы уменьшить смертность населения. И это должно быть прописано в регламентах, но там этого нет. «Лучше всего в этом плане было бы обратиться к западному опыту — например, зафиксировать, что уровень «мясного белка» не может быть меньше определенного количества — для каждого продукта он свой. Показатель белка легко идентифицировать, а следовательно, легко контролировать», — считает Мамиконян.

Как же так вышло, что, стремясь привести свое законодательство в соответствие с международными требованиями, в том числе с Кодексом Алиментариусом (свод стандартов пищевых продуктов, принятых ВОЗ), мы от них только удаляемся?

Как считает ректор Московского государственного университета пищевых производств Дмитрий Еделев, российские техрегламенты Таможенного союза соответствуют международным нормам лишь на треть. При этом из всех норм выбирается самая мягкая. Специалист приводит пример: в России допустимо наличие стронция в молоке и хлебе по 25 беккерелей на килограмм. В Белоруссии требование почти в семь раз жестче — до 3,7. И что же? В рамках Таможенного союза выбирается более мягкая норма. Для чего это сделано? Есть такое объяснение. «Во многом нормы сейчас снижают потому, что предприятия просто не могут их выполнять, — поясняет председатель общественного совета при Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии, председатель Союза потребителей России Петр Шелищ. — Еще с советских времен у нас шла тенденция ужесточать нормы, а потом оказывалось, что две трети предприятий их не в состоянии выполнять. Из ситуации было два выхода — либо вкладывать средства в развитие предприятий, либо снижать нормы. Решили идти вторым путем, посчитав, что так будет проще. Но вообще надо понимать, что проблема низкого качества пищевых продуктов на полках — это не вопрос ТУ или ТР. Они более или менее нормальные. Проблема в том, что они не соблюдаются».

Эксперты считают, что есть и другое объяснение: «облегчение нормативов» сделает рынок более интересным для производителей стран ТС. Хотя эти страны когда-то жили по общим советским ГОСТам и легко могли бы стряхнуть со старых документов пыль, если бы правительства беспокоились об интересах потребителей — своих граждан. Тогда в тушенке было бы мясо, а не куски жира в соусе, как сейчас есть и как будет потом. Однако, похоже, в основе «пищевой политики» все же лежит чистая экономика. Требуется поддержать местные производства, что в реалиях ВТО не такая простая задача. Как обеспечить своим поддержку? Снизить требования. Решение задачки для пятого класса показывает, что случится, если в колбасе будет не 30 процентов жира и 70 мяса, а 50 на 50. Ее себестоимость снизится примерно на 16 процентов, при этом никто не заставляет производителя снизить отпускные цены. Более серьезные подсчеты открывают еще более заманчивую перспективу. Так и до расширения ТС недалеко — соседям новым нормам будет соответствовать легче и выгоднее...

Но что же делать теперь потребителю, предупрежденному, что на прилавках продукты могут быть более низкого качества, чем вчера? «Главное, не стоит переключаться на импортную продукцию, думая, что она более высокого качества, — предупреждает Петр Шелищ. — Ведь не секрет, что после вступления в ВТО контроль за импортом у нас стал еще слабее. Западным производителям не составляет труда поставлять на наш рынок низкокачественный продукт. Для себя они производят один товар, для нас — совершенно другой. И чем ниже будут у нас нормы, тем больше количество некачественной западной продукции можно будет вполне официально поставить на наш рынок».

По некоторым данным, если никак не влиять на ситуацию с пищевым производством, к 2015 году объем импортных товаров в российских магазинах составит 67 процентов. Видимо, новые техрегламенты — попытка государства сохранить продовольственный суверенитет. Ведь известно, что если более 50 процентов продуктового рынка занято импортом — это прямая угроза безопасности страны. А что потребители? А никуда не денутся, привыкнут. ТР уходят и приходят, а кушать хочется всегда...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера