Архив   Авторы  
Новая Москва наступает... А местные жители не ждут ничего хорошего. Когда наш фотограф мирно снимал эту картинку, соседи выскочили с вопросом: «Есть ли у вас разрешение на съемку козла?..»

Движение неприсоединения
Общество и наукаОбщество

Почему новая Москва так и норовит нырнуть обратно — в родное и уютное Подмосковье?





 

Прошел ровно год с тех пор, как самой дальней границей Москвы стало поселение Роговское, что на границе с Калужской областью. Первопрестольная стала не просто большой, а очень большой. Настолько, что общественное сознание этот размер, видимо, не вмещает, а потому для понятности делит города на два: старую Москву и новую. Оно и ясно: в этих двух столицах все разное — от численности жителей до количества проблем. Понятно, что превратиться в столицу мировой сверх­державы хилым деревенькам да сонным городишкам за год невозможно. Но все же за это время можно было хотя бы обозначить вектор развития. И вектор этот пока выглядит странно — новая Москва так и норовит нырнуть обратно в родное и уютное Подмосковье. Потому что новые москвичи себя таковыми пока не считают.

Сельцо с деревенькою

...В селе Вороново (35 километров от МКАД) степенные тетушки торгуют земляникой. Цена — 100 рублей за маленький стаканчик, такая же была и год назад, несмотря на то что ягода теперь московская. Цена не изменилась, а вот статус новый уже дал о себе знать — с огородами возникли проблемы. Мало того что землю оформить надо заново, так еще и цены рухнули. «Я собралась продавать дачу. Раньше знала, что полтора миллиона рублей за нее получу. А сейчас и за миллион не получается продать, — удивляется местная жительница Светлана. — Видимо, из-за этой неопределенности — а вдруг земля понадобится для каких-нибудь столичных нужд и власти будут выкупать ее за какую-нибудь неадекватную рынку компенсацию?..»

Прогуливаемся по центру Воронова вокруг пруда, где проходит международная трасса по спортивной ходьбе. Все выглядит так же, как и год назад, разве что ограда свежевыкрашенная. По мере приближения к центральной площади начинают попадаться гаишники в белоснежных рубашках. Выясняется, что в Вороново приехал Собянин! Площадь около ДК «Дружба» уставлена представительскими машинами, прямо перед входом красуются две нарядные фуры с надписью «Лечебно-диагностический комплекс», настраивают аппаратуру телевизионщики. «Мы еще несколько дней назад догадались, что Собянин приедет, — говорят местные жители, — асфальт стали класть — вон, видите, с буграми такой — значит, жди гостей. И точно — мэр собственной персоной. Говорят, какую-то ленточку будет перерезать». Впрочем, кого ленточка интересует, а кого — совсем другие прелести официального визита. Стайка мальчишек уселась на низкой ограде и рассчитывает попасть в телевизор. «Мы и рады, что Москва пришла, и в то же время нет», — рассуждают они. Чего бы хотели от власти? «Чтобы спортивную площадку поближе построили, а то ходить далековато. Хотя у нас и в футбол, и в баскетбол играть можно. В принципе, не очень плохо, — приходят к выводу пацаны. — Да и говорить, что я москвич, приятнее… Но иногда Москва бесит!»

Эта противоречивая реакция на самом деле имеет объяснение: налаженная жизнь этого подмосковного медвежьего угла год назад была взорвана административным тарарамом. Теперь буря затихла и народ взялся за ревизию ущерба. Местные жительницы с заинтересованными лицами подходят к фуре, где размещен лечебно-диагностический комплекс. «А вы будете проводить диагностику?» — спрашивают они у мужчины в медицинском облачении. «Не знаю!» — широко улыбаясь отвечает он. «Когда? По какому расписанию?» «Не знаю!» — продолжает радоваться он. «Вам что, покататься дали на ней, и все?» — удивляются тетушки. И объясняют: «С тех пор как мы стали Москвой, у нас катастрофа с медицинским обслуживанием. Больница хиреет — гинекология закрылась, неврология тоже, детское отделение на ладан дышит. Раньше мы ездили в соседний Подольск, а теперь нас, «новых москвичей», там не принимают — посылают в столицу...» На практике это значит тащиться 2,5—3 часа на автобусе до Москвы, там попасть к врачу, а потом столько же времени назад. Мамочки с колясками пожаловались нам, что были случаи — ребенка увозили на «скорой», а потом приходилось устраивать целое расследование — в какую больницу он попал… Та же проблема возникает, когда нужно получить права: к наркологу — добро пожаловать в Новые Черемушки, к психологу — в Южное Бутово. Раньше, когда каждый год из Подольска приезжала машина, жители Воронова могли сделать флюорографию. Сейчас эта система не работает, а новой не создано, только дразнят «диагностическими фурами».

Председатель общественной организации по вопросам медицинского обслуживания Галина Кузнецова пытается обсудить возникшие проблемы с местной администрацией, однако те кивают на Москву. Или для галочки повесят на доску объявлений бумажку о встрече с населением, но разве ее кто-то заметит среди броских заголовков «Продается дачный участок» и «Пропала собака»… Возможность решать насущные проблемы с местными властями потеряна — аборигены и сами не знают, как по-московски принято делать. «Больше всего раздражает, что не было референдума ни по одному вопросу — нас не спросили вообще. Вон в Швейцарии, например, вообще любой вопрос выносят на референдум — и без мнения большинства ничего не происходит...» — обижаются жители. Кстати, пресловутой московской регистрацией многие жители Воронова так и не обзавелись: чтобы штампик поставить, приходится мыкаться по очередям...

Мы двигаемся в Кленово, где расположено экспериментальное хозяйство «Кленово-Чегодаево», входящее в сотню крупнейших молочных предприятий России. Застаем замдиректора по производству Егора Какоткина. Он сообщает, что у них все по-прежнему: и поголовье стада (3300 голов), и надои (около 27 тонн молока ежедневно). «Нам сказали, что в ближайшие 10 лет нас трогать не будут. Уже хорошо», — резюмирует Егор Митрофанович и удаляется на оперативку. А мы идем смотреть на коров, с аппетитом хрумкающих клевер и прочие деликатесы с полей, которые засаживаются по особой французской технологии без применения химикатов.

До Кленова Собянин не доехал, хотя асфальт тут тоже кладут. Более того, чуть ли не в каждом дворе устанавливают красивые детские площадки и тренажеры. А еще рядом с селом появилась вертолетная площадка. Говорят, это для авиации МЧС. Местные жители опять-таки жалуются на медицинское обслуживание: врачей стало меньше, приходится сидеть в очередях. Заходим в амбулаторный пункт и застаем в регистратуре бурную дискуссию: в какой туберкулезный диспансер направить пациента? Изу­чают выданный проспект, обзванивают медицинские учреждения Москвы с вопросом: примете или нет? Терапевт в амбулатории с недавних пор не работает — ему поставили условие: или отдаешь подмосковную служебную квартиру и переходишь под юрисдикцию столицы, или сохраняешь жилплощадь, но работаешь в Подмосковье… Врач выбрал жилплощадь.

Еще один район новой Москвы — Коммунарка — активно развивается, прирастая новостройками. Близлежащая деревня Столбово — чудом сохранившийся оазис дачной жизни. Ничего хорошего местные жители не ждут, ни одного плюса от нового московского статуса припомнить не смогли. Очень беспокоятся, что останутся без воды. Новостройки Коммунарки уже начинают тесниться: люди заселяются, а ни детсада, ни школы, ни парковок, ни асфальтированных дорог, ни других удобств не появилось. «Большое спасибо, что отказались от идеи возвести здесь парламентский центр. Его нам тут только не хватало», — говорят местные жители. Радуются не тому, что сделано, а тому, чего не сделали...

Придеши на княжение

Дороги, транспорт, инфраструктура, жилье, работа, социалка… Вот, собственно, то, что способно превратить деревню в полноценный город. Московские власти обещают сделать все: только на благоустройство садовых товариществ на присоединенных территориях будет выделяться по миллиарду рублей. Правда, ключевая инвестпрограмма ценой в 500 миллиардов рублей, в которую входит и развитие дорог, в том числе и на присоединенных территориях, утверждена лишь в этом году. То есть инспектировать успехи по превращению деревни в город не стоило — оно еще не началось. Хотя врио мэра Москвы Сергей Собянин на совещании в Воронове убеждал: «Прошлый год не прошел впустую. Впереди еще немало масштабных задач по всем направлениям развития новой Москвы». Он назвал развитие присоединенных к Москве территорий «задачей на десятилетия, а не на год-два».

Но если начать изучать документы, можно понять, что четких планов, характерных для мощного стартапа, по сути, не имеется: нет ни территориальной схемы развития Троицкого и Новомос­ковского административных округов (ТиНАО) Москвы, ни даже мастер-плана развития. И это, как ни парадоксально, естественно. У развития такой огромной новой территории должна быть гиперидея, на которую как на стержень нанизываются планы. И чем «столичнее» стержень, тем больше шансов, что из деревни сможет получиться город. И ведь был стержень самый подходящий — переезд на новые территории органов власти. Именно на этой парадигме держались проекты, планы и перспективы. Для него проводились конкурсы и рассчитывались «очаги развития». Теперь эта идея похоронена. Все схемы и планы отныне не имеют смысловой основы. Надо делать новые. И тут специалисты разводят руками: а какова новая задача? Что мы хотим от этих зеленых городишек и пасторальных дачных поселков? Ответ невнятен, оттого и планов нет. И. о. заместителя мэра в правительстве Москвы по вопросам градостроительной политики Марат Хуснуллин сказал «Итогам», что развитие новых территорий не разрабатывается отдельно, а зашито в общий Генплан развития Москвы, который, как известно, будет корректироваться в течение двух лет. И теперь, когда административного смысла в присоединении к столице части единого организма — Подмосковья — уже нет, эта самая часть пытается врасти обратно. Судите сами.

Самый чувствительный индикатор — рынок недвижимости. В прошлом году на фоне бравурных маршей по поводу присоединения цена на недвижимость слегка поднялась. Например, квартира, которая стоила два миллиона рублей, стала стоить на триста тысяч дороже. С тех пор цены не шелохнулись. Планы строительства парламентского центра, который призван был стать «дрожжами» для новой Москвы, дезавуированы, а поэтому перспективы у присоединенных территорий сегодня очень туманные, говорит Павел Лепиш, гендиректор компании «Домус финанс». Участники рынка недвижимости, которые по понятным причинам особенно пристально следят за тем, что происходит в новой Москве, подтверждают, что за год прорыва не произошло. Стало даже хуже: принятие закона об упрощенном изъятии земель в новой Москве (некоторые эксперты называют его еще более жестким, чем закон об изъятии земель в Сочи) заморозило огромное количество сделок. Люди не уверены, что удастся отстоять купленные наделы.

Или возьмем другой индикатор — дорожную инфраструктуру. Началась реконструкция Калужского шоссе, которое предполагается сделать бессветофорным. Сергей Собянин рассказал на совещании, что уже принято решение о реконструкции Внуковского шоссе, центральной автодороги в поселке Коммунарка, а также реконструкции дороги от Киевского до Боровского шоссе. Серьезные силы будут брошены на строительство метро. Ветки протянут по трем направлениям: Солнцево — Ново-Переделкино, Румянцево — Саларьево и Коммунарка. Если учитывать тот факт, что в Саларьеве живет пока около тысячи человек, можно назвать этот проект заделом на уж очень отдаленное будущее. А если говорить о реконструкции магистралей, то можно вспомнить, что это происходит по всей Московской области, а не только в новой Москве. «Похоже, на данном этапе основная часть сил была отдана Москве в ее старых границах. Была разработана масса нововведений, начиная от пешеходных зон, велосипедных дорожек и заканчивая ограничением движения фур по МКАД. Мне кажется, у властей просто не хватает сил на все, — говорит партнер консалтинговой компании PriceWaterhouseCoopers Вадим Храпун. — Очевидных изменений в ТиНАО нет, но, может быть, еще время не настало».

Впрочем, чтобы строить дороги, надо понимать, кто и где будет вокруг них жить. Планировалось развивать территорию в трех поясах: первый должен быть высотным, второй — двух-трех­этажным, а третий — лесопарковой зоной. «Планы о введении трех поясов появились недавно, — говорит генеральный директор компании «Источник» Сергей Ильягуев. — Основная идея заключается в том, что в непосредственной близости от МКАД разрешительную документацию не могут получить жилые объекты выше 9 этажей, в ТАО — выше 3—4 этажей, ближе к Калужской области — выше двух этажей. Однако на самом деле сейчас в активной стадии возведения находятся объекты, получившие разрешение на строительство еще до новых требований, вследствие чего их высотность может превышать данные показатели в два раза». Одним словом, подмосковная жизнь в новой Москве продолжается, пока московская только планируется.

Год назад говорилось и об обязательном создании точек притяжения — научных и коммерческих кластеров, которые могли бы оттянуть от Москвы часть людских потоков. Точек этих пока нет. «Сначала требуется сделать мастер-план на развитие новых территорий. В нем должны быть учтены новые центры притяжения. Потом участки будут выставлены на торги, определены инвесторы, и только потом можно будет говорить о реализации каких-либо проектов, — резюмирует руководитель отдела аналитики и консалтинга группы компаний RRG Айдар Галеев. — А если говорить о масштабных проектах строительства коммерческой недвижимости, то пока мы не видим их потенциала на землях новой Москвы». А ведь что такое коммерческая недвижимость? Это офисы и прочие «квадраты», где люди могут работать.

«По нашему мнению, все изменения пока существуют только на бумаге и не имеют сколь-либо заметного влияния на рынок труда, — говорит заместитель генерального директора по работе с профессиональным сообществом кад­рового холдинга «Анкор» Татьяна Баскина. — Предпочтения кандидатов никак не изменились — мы не видим среди важных для них критериев при поиске новой работы тех факторов, которые связаны с новой Москвой. Никто не готов менять место жительства или работы из-за привлекательности или недостатков этого проекта».

Челом бьют

В общем, картина жизни и наблюдения экспертов говорят о том, что ничего столичного в новой Москве пока не появилось. Новые территории развиваются синхронно с остальным Подмосковьем — не меньше и не больше. Что вполне логично — ведь десятки лет эта часть была структурой областной агломерации со сложившимся дачным и деревенским бытом.

Прошедший с начала присоединения год дает право задаваться вопросами, в том числе и таким: так ли уж нужна старой Москве ее «названая сестра»? Ответы даются разные. Например, градостроитель и действительный член Российской академии архитектуры и строительных наук Юрий Бочаров не раз высказывался против расширения Москвы, называя этот прожект угрозой политической структуре Российской Федерации через 40—50 лет. Он уверен, что Москва и без того обладает самыми крупными среди европейских городов внутренними территориальными ресурсами — так, промзоны и коммунально-складские земли занимают порядка 15—18 процентов от всей площади города, их можно и должно развивать. «Необходимо наложить мораторий на увеличение территорий в два с половиной раза», — призывает он в своей нашумевшей статье «Ультрамегапроект «Большая Москва» и геополитические риски России». С ним отчасти соглашаются и другие эксперты. «Ощущение такое, что это чемодан без ручки — политическое решение о присоединении принято, и его нужно как-то реализовывать на практике, — считает заместитель директора направления «Муниципальное экономическое развитие» фонда «Институт экономики города» Роман Попов. — Собянину прежде всего нужно справиться с проблемами Москвы старой. Вердикт о присоединении был спущен без подготовки, без рассмотрения альтернативных вариантов. Такое ощущение, что все бы вздохнули свободно, если бы это решение можно было отыграть назад».

Любопытно, что идея о кардинальном расширении Москвы уже возникала полвека назад, но была признана мертворожденной. Еще в период Хрущева предпринималась попытка значительно расширить Москву за счет Красногорского, Балашихинского, Люберецкого и других районов (указ президиума ВС РСФСР от 18. 08.1960). Однако бессмысленность и неподъемность задачи была настолько очевидной, что эти районы вскоре вернули в Московскую область. Тогда политической воли хватило. Имеется ли таковая сейчас? Увидим в сентябре, после выборов в Москве и Подмосковье.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера