Архив   Авторы  

Перекресток миров
Парадокс

Жители Кенозерья свято блюдут все древние ритуалы и традиции независимо от их происхождения и религиозной «прописки». Будто выполняют какую-то тайную миссию







 

В юго-западной части Архангельской области на стыке Плесецкого и Каргопольского районов расположен Кенозерский национальный парк, местность уникальная даже в мировом масштабе — древние традиции здесь чтятся свято до сих пор. Жители местных деревень уверены, что им на роду начертано соблюдать обычаи предков. Жизнь по древнему канону всегда была для этой земли способом сохранения чего-то ценного и важного, быть может, даже мистического. На изучение феномена Кенозерья сегодня нацелены интересы различных ученых. В составе одной из экспедиций побывали в этих местах и корреспонденты «Итогов».

Феномен Кенозера

Можно несколько часов ехать по Архангельской области, и кругом беспрерывно будут леса, леса, леса. Вдруг встретится деревня, а за ней мелькнет темная и быстрая река. На пароме переправишься на другой берег, и снова — лесное царство. А когда деревья отступают, открывается удивительной красоты северный простор: озерная ширь с разбросанными по ней островами, и надо всем этим — низкое небо, меняющее свой тон чуть ли не каждые четверть часа. Это Кенозерье — вытянутый в меридиональном направлении многоугольник. Максимальное расстояние с юга на север — 72 километра, с запада на восток — 27 километров. Название свое территория получила от самого большого (протяженность береговой линии 350 километров) и глубокого (до 100 метров) здешнего озера — Кенозера.

Историки предполагают, что эта местность — настоящий перекресток миров, где на протяжении многих веков сходились и расходились пути самых разных народов: сначала тут царили волго-окские племена, потом финно-угорские, и только в XI веке началось славянское заселение. Много веков народы, приходившие и уходившие, оставляли после себя обряды и традиции, почти беспрерывно шло настоящее наслоение мировоззрений, обрядовой символики и еще множества самых разных вещей, реальный смысл и назначение которых непонятны современным ученым. Археолог и историк, академик РАН Борис Рыбаков утверждал, что «эволюция религиозных представлений происходила не путем полной их смены, а путем наслаивания нового на сохраняющееся старое». А потому здесь на равных «работают» самые разные святыни — от сакральных рощ и камней до православных часовен и поклонных крестов. Причем местные жители свято блюдут все ритуалы и традиции независимо от их происхождения и религиозной «прописки». Будто несут какую-то особую миссию. Ведь никто в той глуши, о которой идет речь, их не наставляет, не заставляет и не контролирует...

Бог за пазухой

XXI век на дворе, но чтобы добраться до того или иного места Кенозерья — надо сильно постараться. Хорошо, если есть лодка. Путь по воде между многочисленными деревнями — самый простой и чаще всего единственно возможный. Проверено, как говорится, на себе. Уголки, спрятанные от посторонних глаз в глухих лесах, — это, как считают местные жители, заповедная земля, где «Бог с людьми пребывает». И прибавляют при случае: «Где родился, там и Иерусалим». Случайно ли, что именно здесь, в такой глуши, на каждом шагу возводили часовни — крошечные храмы без алтаря в честь местных и общеправославных святых и праздников? Каждая из 34 сохранившихся и известных на сей день часовен строилась для себя, для души, без мысли кого-то поразить или превзойти. Ну кого можно было поразить, скажем, Успенской часовенкой в деревне Тырышкино — самой маленькой изо всех дошедших до наших дней деревянных церквей? Пройдешь мимо и не заметишь. А она как трехстенный футляр для креста или иконы, срубленный в обло, — маяк Божий... Такого же плана и крохотная квадратная часовенка мучеников Кирика и Улиты у деревни Филипповская. Ее размеры 2,5х2,5 метра, а высота до конька крыши — чуть более 3 метров. Стоит себе в лесу у дороги, чтобы любой человек мог помолиться об удаче в пути. Здесь часовни часто ставили возле дорог — на перекрестке миров было много тех, кто, отправляясь в путь, нуждался в заступничестве высших сил. Император Петр I почему-то стал с ними бороться еще в 1707 году, издав указ «Об упразднении деревянных часовен и запрещении строить вновь». Борьба с ними шла вплоть до XIX века. Однако в далеких северных землях указы, даже царские, об искоренении «языческих суеверий и прочих ересей» часто игнорировались. Часовни продолжали возводить «по пожеланию местных жителей» без благословения священноначальства, но в стороне от столбовых дорог. «И плевать хотели на запреты, — говорит директор национального парка «Кенозерский» Елена Шатковская. — Местные жители ведь как рассуждали: большой Бог далеко, он, может, и не услышит, а маленький — всегда рядом, у тебя за пазухой. Вот и ставили маленькие часовни, посвящая их тем или иным почитаемым святым». Например, в той же деревне Тырышкино в конце XVIII века появилась часовня Параскевы Пятницы. Люди как раньше шли, так и до сих пор идут сюда со всей округи, потому что считают: Параскева — целительница, помогающая при самых тяжелых телесных и душевных недугах. Особенного внимания здесь заслуживают отношения местных жителей с почитаемыми святыми.

Заветный мир

В часовню к Параскеве ходят не со свечками, а с домоткаными полотенцами, атласными и ситцевыми платками, шитыми пеленами с крестами — все это называется одним словом: завет. В Кенозерье с каких-то предавних времен считают, что тканые заветы — даже лучший дар Богу, чем свеча. «Они приносятся в часовню и принадлежат Богу, Богоматери, святым как благодарность за услышанную и исполненную молитву с просьбой, например, о ниспослании детей, достатка или исцеления, — рассказывает старший научный сотрудник национального парка Марина Гусева. — Внесенные однажды в часовню, они уже не могут быть вынесенными из нее. Существует лишь одно исключение: завет можно взять на время для тяжелобольного человека, но потом непременно следует вернуть на место». Приносят в часовни даже свадебные платья — чтобы семейная жизнь сложилась счастливо. В часовне Параскевы Пятницы, которая считается также покровительницей брака и родов, нам показали наряд невесты, находящийся здесь с 30-х годов прошлого века. И это еще что! Здесь сохранились заветы даже с XIX века. Не сбывались бы желания, не несли бы люди платки да полотенца в часовни. Впрочем, необязательно нести в часовню какую-то вещь — заветом может быть обещание совершить паломничество к святым местам или пожертвовать деньги на храм. Смысл этих обетов местные видят в том, что именно так проверяется их совесть. «А северные люди, — говорит Елена Шатковская, — основательные. Если что пообещали перед иконой, то трижды сделают».

Интересно, что все эти маленькие часовенки, так бесхитростно созданные местными зодчими, столь же бесхитростно украшались. За исключением одной особенности, присущей только этим местам. В некоторых храмах сохранились потолки в виде многогранных «небес», расписанных на библейские сюжеты. «Небо» имеет форму пологой усеченной пирамиды, радиальные грани которой возвышаются к центральному кольцу. Конструкция — сборная, включающая жесткий каркас и накладные грани. «Каркас конструкции «неба» напоминает солнце с расходящимися лучами, — отмечает Татьяна Кольцова, доктор искусствоведения, заведующая отделом древнерусского искусства Государственного музейного объединения «Художественная культура Русского Севера», расположенного в Архангельске. — Преобладающий фон небесных композиций — голубой, а на балках каркаса иногда писали звезды, имитируя реальное небо». Все это делалось мастерами не просто так. Войдя в часовню, богомолец, даже пришедший в эти края издалека, немедленно вступал в прямой диалог с Богом, обитающим на небесах. Пусть в данном случае и нарисованным. Часовенки-то низенькие, и «небо» близко оказывалось. У кенозерцев тяга смешивать земное и небесное, живое и неживое, что называется, в крови.

Древо тайн

За время поездки по Кенозерью мы смогли вдоволь «наобщаться» с сакральными природными объектами. И воду из Умного ручья пили, и с вековой сосной, дарующей силы, обнимались, и на остров Каменный, считающийся средоточением любви, взгляд бросили. Правда, в деревне Зехново в густой траве так и не смогли отыскать камень со следком, как считают местные, ребенка-Христа, на который до сих пор кладут ягоды и конфеты.

Однако самые яркие впечатления оставило знакомство с так называемыми святыми рощами. Считается, что необычные взаимоотношения человека и дерева на русском Севере уходят корнями в глубокую древность. Будучи живыми, деревья, как полагают кенозерцы, обладают особой энергетикой, которая на людей, безусловно, воздействует. Подмечена даже такая интересная деталь. Все кенозерские селения имеют практически единую схему организации окружающего пространства, которую образно можно представить в форме дерева. Поселение — основание ствола — непосредственно связано с озером, куда уходят корни дерева. От поселения, разветвляясь, отходят стволы и ветви — дороги и тропы, завершающиеся кроной — сельскохозяйственными и лесными угодьями…

Неудивительно, что деревья здесь наделяют духовными свойствами. Священные рощи с незапамятных времен пользовались благоговейным уважением окрестного населения. К ним относились с суеверным почтением, считая, что там, в тени дерев, обитает именно тот угодник, в честь которого в роще выстроена часовня. Часовня или хотя бы поклонный крест встречаются практически в каждой роще. Среди ученых есть мнение, что в древности часовни устанавливались как бы на границе двух миров. По одну сторону мир земной, сущий, светлый. По другую — темный, населенный всякой нежитью. Есть также версия, что рощи с часовнями возникали на месте языческих капищ. «Но это не мертвые осколки поверженного языческого идола, — отмечает доктор философских наук, профессор Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова Николай Теребихин, — а вторичное религиозное новообразование». Впрочем, у Марины Гусевой, которая сама родом из этих краев, есть предположение, что святые рощи возникали на месте жальников — так в старину называли кладбища, спрятанные в густых лесах. А деревья — это души усопших. Потому и рубить их нельзя, и упавшие деревья в святых рощах никто никогда не убирает, да и вообще лишний раз без повода заходить в них не рекомендуется — даже грибы-ягоды собирать не советуют, не говоря уж о том, чтобы костры разводить. В озере рядом купаться можно, а рыбу ловить — нельзя. «Грех большой», — просто объясняют местные.

Что бывает с теми, кто нарушает эти неписаные правила? Про это вам здесь расскажут много поучительных историй. Например, как один мужичонка «ель распилил на дрова, так у него ноги-то и отнялись на другой день. Не мы сажали, не нам и рушить».

Сегодня святых рощ на территории Кенозерского национального парка — около сорока. Почти все они были обследованы специалистами Архангельского государственного технического университета и Архангельской лесоустроительной экспедиции. Вывод таков: святые рощи — это скорее всего остатки девственных лесов, сохранившиеся, похоже, только благодаря местным верованиям — табу.

Можно попытаться уяснить себе причины, по которым на этой территории причудливо смешались и сохранились элементы различных верований, в том числе и самых древних. Вероятнее всего, этих причин две — свобода и глушь. Народ, живший здесь, всегда оставался свободным — от крепостного рабства, от чужого влияния, от лихих людей. А глушь охраняла от влияний разлагающих и убивающих. К здешним людям, как отмечают исследователи данной территории, не проникали «ни солдатский постой, ни фабричная промышленность, ни новая мода».

Одна из осовремененных версий о конце света гласит, что «жизнь вечная» пойдет в мир из Руси. Быть может, именно поэтому в глухих уголках русского Севера сохраняются традиции диаметрально противоположных верований и культов. Смешанные, как языки при вавилонском столпотворении... Чтобы потом, когда придет время, разделиться на множество разных культур...

Мнения

Марина Мелютина, заместитель директора по научной работе национального парка «Кенозерский»:

— Долгое время спасительная уединенность, мало зависящая от внешних факторов, способствовала сохранению в Кенозерье древних черт в культуре. Вдобавок ко всему в границах культурного ландшафта продолжают жить люди — носители традиционной культуры, потомки тех, кто когда-то создавал это природно-культурное разнообразие.

Ирина Остаркова, руководитель программы «Первая публикация» Благотворительного фонда В. Потанина:

— Подавляющая часть того, что составляет уникальность этой территории, — это результат многовекового взаимодействия человека и природы. Для его изучения потребовалась организация мультидисциплинарного исследования. Мы осуществили специальный проект «Небеса и окрестности Кенозерья». Удивляло во время работы над ним многое. Например, то, что каждая, даже самая разрушенная кенозерская часовня жива. Она посещаема — то чаще, то реже. Но жизнь традиции, или, точнее, удивительная жизнеобразующая энергия бытийных устоев этой земли, поражает больше всего.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера