Архив   Авторы  

Доктор Хаос
Парадокс

«Когда меня спрашивают о том, есть ли у человека свободная воля, я отвечаю — нет», — говорит писатель и ученый Леонард Млодинов



 

Имя Леонарда Млодинова очень хорошо известно многим, кто интересуется тем, как устроен наш мир. Специалист по квантовой теории и теории хаоса, он преподает введение в теорию вероятностей, статистику и теорию случайных процессов в Калифорнийском технологическом институте в Пасадене. Его знают как автора сценариев и консультанта фантастических фильмов, одного из главных популяризаторов современной науки... Он соавтор знаменитого Стивена Хокинга, с которым написаны книги «Кратчайшая история времени» и «Великий замысел», где читателю доступным языком объясняются устройство Вселенной и фундаментальные законы мироздания. Однако во время визита в Москву он выступил с лекцией на совершенно иную тему: по его мнению, как это ни парадоксально, наша четко распланированная жизнь на самом деле похожа на походку пьяного человека, чей следующий шаг совершенно непредсказуем, и что на самом деле нашей жизнью управляют случайности. «Итоги» встретились с ученым, чтобы узнать, не стоит ли за этим хаосом четкий вселенский план.

— Мистер Млодинов, сразу же напрашивается вопрос: ваше сотрудничество со Стивеном Хокингом — тоже результат череды совпадений?

— В какой-то степени это подтверждение теории случайностей. Несколько лет назад я готовился к публикации собственной книги по физике. Если в общих словах, то она была о пространстве и времени, о том, что такое космос, какова его идея. И мой агент написал Стивену Хокингу, предложил ему выступить в качестве рецензента. Ответа на свое предложение я так и не получил. Зато через год мне позвонили от Хокинга, сказали, что он прочитал ту книгу и я заинтересовал его в качестве соавтора. Он как раз готовил работу по физике, и для него было важно, чтобы она была более доступна для понимания, чем научные труды. Мы не были на тот момент знакомы: как-то в студенческие годы я был на одной из его лекций в Принстонском университете. Вот и вся наша с ним связь. Не пришли мой агент ему книгу, вряд ли мы когда-либо выступили в качестве соавторов.

— Ваши книги о конкретных вещах, о законах физики, заставляющих Вселенную работать так, а не иначе. Откуда вдруг родилась целая теория о том, что в нашей жизни царит полнейший хаос, что миром правят случайности?

— Когда мы говорим о людях, влияющих на нас помимо законов физики, то включается масса непредсказуемых факторов — от вероятностей несчастных случаев до социологических и психологических аспектов. Поступки или даже слова других людей могут повлиять на наши решения и радикальным образом изменить жизнь. История знает массу примеров. Например, Билл Гейтс сначала отказался разрабатывать операционную систему для IBM и предложил им обратиться к известному тогда программисту Гари Килдаллу, но переговоры с ним зашли в тупик. В результате представитель IBM встретился с Гейтсом еще раз, и тот со второго раза согласился. Так появилась далекая от совершенства система DOS. Существовавшая тогда операционная система Apple для Macintosh была гораздо лучше. Но поскольку IBM привлекала все больше клиентов, программисты были вынуждены создавать свои программы именно под DOS. Если бы компания не вышла на Гейтса во второй раз или Гари Килдалл согласился сотрудничать с IBM, мы сейчас также могли бы рассуждать о его феномене. Гейтс, конечно, не пропал бы, но уж точно не стал самым богатым в мире человеком.

— Многие предпочитают видеть в таких вещах некое предопределение. Или даже Божий промысел...

— Идея о случайностях — это идея как раз о том, что никаких предопределений не существует. Попробую объяснить почему. Оглядываясь назад, мы уверены в том, что должно было быть так, а не иначе. Представьте себе молекулу красителя в стакане с водой. Она двигается бесцельно, сталкиваясь с другими частицами, однако направление у этого движения все же есть. Как и некая отправная точка. В определенный момент мы обращаем внимание на эту молекулу и получаем данные обо всех ее столкновениях с молекулами воды. Мы можем объяснить себе, почему молекула двигалась именно таким образом, что привело ее в конкретную точку. Но мы не сможем предугадать, где она будет через пару часов. В стакане воды находится слишком много молекул, каждая из которых способна изменить движение частицы красителя. А значит, возможны миллионы вариантов. Именно по этим причинам метеорологи или биржевые аналитики могут подробно объяснить, что привело к падению индексов или воскресному дождю, но никогда не смогут на сто процентов пообещать, что именно эти вложения будут выгодными. Вряд ли люди, советовавшие инвестировать в японскую экономику, предполагали, что там может произойти столь глобальная катастрофа.

— Кстати, у нас многие углядели в этой трагедии мистическую связь с революциями в Северной Африке. Мол, все это предвестник глобальной катастрофы.

— Конечно, между определенными вещами связь существует, но не в этом случае. Можно предположить, что за землетрясением в Японии последует цунами, поскольку одно спровоцировало другое. Но никакой мистической связи между трагедией в Японии и конфликтами в арабском мире быть не может. Это та самая случайность, которую можно доказать с помощью математических методов, той же теории вероятностей. Человеку в силу природы требуется находить объяснение тому или иному факту. Но когда он не слышал о разных математических законах и методах, ему проще придумать свою закономерность, выстроить причинно-следственную связь, которая будет далека от истины.

Приведу пример, что происходит в таких случаях в Америке. В конкретном регионе за год фиксируется большое число случаев заболевания раком. Сразу же делаются выводы — эта территория заражена токсичными отходами или что-то в этом роде, может даже начаться паника. Однако если посмотреть на карту Соединенных Штатов да еще взять статистику за несколько лет, то вы поймете, что такие вспышки случаются то тут, то там в произвольном порядке, будто кто-то кидает в карту дротики. Более того, если вы поднимете данные за прошлые десятилетия, то можете увидеть столь же удручающее количество заболевших, которое потом пошло на спад. И уже на фоне этих цифр новая статистика пугает.

— То есть вы предлагаете не анализировать причины и следствия и не составлять прогнозы вообще?

— Вовсе нет. Я предлагаю брать исходные данные в перспективе. Анализируя их, мы можем получить совсем другие результаты, чем если бы мы посмотрели на данные за небольшой отрезок времени. Я против того, что человека объявляют финансовым гуру, стоит ему сделать несколько правильных прогнозов подряд. Он может знать какие-то трюки, вещи, позволяющие ориентироваться в рынках в настоящий момент и зарабатывать деньги, но рано или поздно эти трюки перестают действовать. Если вы подкинете монетку десять раз, и все десять раз вам выпадает орел, это вовсе не значит, что в одиннадцатый раз произойдет то же самое. Я просто предлагаю не следовать слепо раскладам, которые вам навязывают переоцененные эксперты.

— Зачем тогда что-либо предпринимать, если от нас все равно ничего не зависит?

— Когда меня спрашивают о том, есть ли у человека свободная воля, я отвечаю — нет. В том смысле, что он не может распланировать будущее как раз из-за массы случайностей. Но никакой случай не мешает человеку совершать одну попытку за другой, чтобы повышать свои шансы на успех. Возьмите Джоан Ролинг. Ее «Гарри Поттер» был отвергнут десятком издательств. Она могла бы принять это за закономерность и посчитать себя лузером, но она отправила книгу еще в несколько издательств. Результат вам известен — сработало. Это чистая математика. При очередной попытке обстоятельства могут сложиться таким образом, что вам повезет. Это я и пытаюсь донести: главное — не отчаиваться и не винить во всем себя. А если потерпел неудачу, попробуй еще раз. Идеи физика Джона Шварца долгое время не находили поддержки у его коллег. Почти десять лет он страдал от всеобщего непонимания и был чуть ли не единственным сторонником теории струн. Но он, несмотря на скепсис окружающих, продолжал работать в этом направлении, пока не заставил научный мир поверить в то, что существуют другие измерения, кроме тех, о которых мы знали. Сейчас это одна из главных теорий современности.

— А какой будет следующая теория? Может, найдется универсальная формула, позволяющая просчитывать случайности?

— С трудом себе такое представляю, поскольку человеческие эмоции, которые влияют на происходящее, не поддаются измерениям. Что же касается теорий, то тут у меня тоже нет ответа. Очевидно, что все новые теории вдохновлены открытиями прежних лет. Например, теории Эйнштейна предшествовали работы Максвелла и эксперименты в области электричества и электромагнетизма. Квантовая теория стала результатом научных изысканий в области света. Теория струн больше построена на математике, за ней не стоит каких-либо физических принципов, мы как раз пытаемся их определить. Вообще нам, наверное, нужен новый Эйнштейн. И не исключено, что в его появлении свою роль тоже сыграет случай.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера