Архив   Авторы  
Скорость, с которой менялись на прошлой неделе цифры в обменных пунктах, напомнила россиянам о грозных 90-х

Крепитесь!..
Политика и экономикаГлавная тема

Почему России так и не удалось стать уютной гаванью в бурных водах мирового финансового кризиса?




 

Одетый в деловой костюм средних лет мужчина достал из внутреннего кармана пиджака рубли и просунул их в окно обменного пункта. "Половину - евро, половину - доллары!" - сообщил он кассирше. Стоявшие за ним люди терпеливо ожидали своей очереди, прикидывая в уме, какую именно валюту им следует покупать сегодня... Российский рубль впервые за последние десять лет стал стремительно дешеветь. А ничто так не пугает россиян, как падение национальной валюты... Что это, кризис или всего лишь легкое недомогание? Эксперты и бизнесмены считают, что пока - недомогание. Однако протекает оно на фоне целого ряда хронических заболеваний. Без своевременного лечения наступление полномасштабного кризиса окажется лишь вопросом времени.

Штормовое предупреждение

Диагноз таков. Все последние годы Центральный банк боролся с инфляцией путем повышения реального эффективного курса рубля, то есть, как и накануне дефолта августа 1998 года, поддерживал так называемый валютный коридор. Одновременно правительство стимулировало экономический рост постоянным и масштабным увеличением расходов бюджета. При этом усиливалось вмешательство государства в экономику путем перераспределения активов от частных к государственным или окологосударственным компаниям. Модель работала только благодаря постоянному росту цен на экспортируемые углеводороды. Сегодня она работать перестает. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на макроэкономические показатели.

С одной стороны, курс национальной валюты - это индикатор, по которому можно судить о качестве экономической политики правительства. С другой - инструмент, позволяющий государству стимулировать экономический рост. Если рассматривать рубль как барометр, определяющий экономический климат в России, то прогноз достаточно неутешительный. А если как инструмент для разгона туч, то можно утверждать, в последнее время денежные власти пользуются им все активнее. Именно этим можно объяснить нежелание Центрального банка поддерживать курс рубля с помощью накопленных золотовалютных резервов.

Недавняя встреча премьер-министра Владимира Путина с председателем Центрального банка Сергеем Игнатьевым в этом смысле стала знаковой. Обсуждали как раз тему, которая оказалась как никогда актуальной: макроэкономические последствия событий на отечественном валютном рынке. И сенсация состоялась. "Центральный банк в будущем и уже сейчас будет играть меньшую роль в формировании курса, и валютный курс будет формироваться в большей степени под влиянием рыночных факторов", - заявил Сергей Игнатьев.

С таким подходом согласны не все. "Основная причина этой девальвации понятна - бегство капитала, но почему Центробанк позволил рублю столь стремительно упасть, неочевидно", - пишут в своем отчете аналитики Банка Москвы. Банкиры полагают, что Центробанк с его резервами мог бы и отбить атаку на рубль. То, что он не пошел по этому пути, говорит о том, что между решением сложных, но все же локальных проблем банков с ликвидностью и спасением всей экономики руководство страны выбрало последнее.

Ослабление рубля позволит несколько оживить промышленный рост. По словам министра финансов Алексея Кудрина, в ближайшее время государству необходимо будет заняться восстановлением финансовой стабильности, в частности борьбой с инфляцией. "Чтобы рубль был валютой, в которую вкладывают, а не бегут от нее, как это происходит сейчас", - заявил Кудрин. В общем, насильно мил не будешь. Западных инвесторов, напуганных мировым кризисом и войной на Кавказе, надо убедить в привлекательности российского рынка и инструментов, номинированных в нашей валюте. Тогда и с рублем все будет в порядке. Попытки же, несмотря ни на что, держать курс, растрачивая ЗВР, как показала не столь давняя история, до добра не доводят.

Между тем текущие котировки свободно плавающего рубля - в качестве диагноза российской экономике - заставляют задуматься о ее здоровье. Если бы встреча Сергея Игнатьева с Владимиром Путиным состоялась не в пятницу, когда торги валютой были уже закрыты, а, скажем, в понедельник, курс рубля снизился бы еще больше. Впрочем, полученную в выходные информацию рынок отыграл уже в минувший вторник. Национальная валюта вновь девальвировалась. Если же говорить о реальном курсе рубля, то есть отношении к состоящей из доллара и евро корзине валют, то только за август он снизился на 3,8 процента - с 29,27 рубля до 30,38 рубля за у. е. А в первые две недели сентября еще почти на два процента.

Есть разные мнения по поводу того, почему в России сложилась именно такая ситуация. Одни говорят, что в первую очередь кризисные явления связаны с бегством капиталов, а также с общей ситуацией на мировых финансовых рынках. Другие утверждают, что инвесторы испугались силовой акции российской армии по принуждению Грузии к миру. Однако масштабы конфликта были не столь велики, чтобы оказать существенное влияние на российскую экономику. Да и тот факт, что отток капитала из России начался еще до начала вооруженного противостояния, говорит о том, что дело не только и не столько в войне.

Западные капиталы в принципе сегодня уходят с развивающихся рынков в тихие гавани, одной из которых Алексей Кудрин не так давно считал и Россию. Не случилось. От нас капиталы бегут сегодня активнее всего. Оценки масштабов вывода нерезидентами средств с российского рынка сильно разнятся, однако в том, что масштабы велики, сходятся все. В середине августа аналитики инвестиционных банков называли цифру в 19 миллиардов долларов, утекших из России. Затем Минфин оценил потери в 7 миллиардов. На встрече с Владимиром Путиным Сергей Игнатьев назвал более оптимистичную цифру - 5 миллиардов. Наконец, первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, выступая на банковском форуме в Сочи, уменьшил оценку еще на 400 миллионов долларов. Так что по итогам года, по прогнозам Минфина, сальдо счета капитальных операций останется положительным и составит от 35 до 40 миллиардов долларов. Но тот факт, что август стал первым за последние годы месяцем, когда отток капитала превысил приток, все равно не удастся списать исключительно на политические проблемы. Не придавая значения внутренним факторам, влияющим на российскую экономику, новую модель экономического роста не построишь.

Коридорная политика

Итак, уже кризис или еще не кризис? В Минфине все происходящее на российском рынке воспринимают как штормовое предупреждение. В стране нет макроэкономической стабильности, заявил на прошлой неделе Алексей Кудрин, выступая на заседании бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей. И тот факт, что министр не стал списывать все только лишь на падение зарубежных финансовых рынков, вселяет определенный оптимизм. "Сегодня я могу признать, что мы не обеспечили до сих пор устойчивости макроэкономики. Два года назад был всплеск инфляции, потом стали говорить: есть устойчивость, давайте займемся другими делами. Устойчивость тут же была поколеблена серьезными рисками на мировых рынках", - заявил министр. Другими словами, министр признал, что падения мировых фондовых индексов, смены повышательного тренда цен на нефть, на их падение и удорожание денег в мировой экономике российское правительство в своих расчетах до сих пор учитывало слабо. И результат налицо.

Годовая инфляция, если считать ее с июля прошлого года по июль нынешнего, составила 15 процентов. По итогам 2008-го, по прогнозам аналитиков, она должна составить не менее 13 процентов, а по данным Минэкономразвития - 11,8, что, впрочем, тоже немало. С другой стороны, по данным Росстата, начиная со второго квартала произошло замедление промышленного роста. Особенно в обрабатывающей промышленности, строительстве, производстве нефтепродуктов и других отраслях. Нефтедобыча вообще оказалась в минусе. А по данным Института экономики переходного периода в августе промышленный рост был наименьшим, начиная с постдефолтного 1999 года.

На этом фоне уже не выглядит удивительным сообщение о том, что более половины российских банков, выдававших кредиты на покупку жилья, закрыли свои ипотечные программы. Во всяком случае такие данные приводит председатель правления банка ВТБ 24 Михаил Задорнов. Остальные подняли ставки по кредитам в среднем на 3 процента. Правда, о причинах такой картины банкиры предпочитают говорить конфиденциально, объясняя это обстоятельство тем, что опасаются набега вкладчиков. "Все просто, деньги стали дорогими и у нас их нет", - заявил "Итогам" руководитель управления ипотечного кредитования одного из банков, входящих в первую двадцатку по объему собственного капитала.

В самом ЦБ пока предпочитают не педалировать тему кредитного кризиса и концентрируются на ситуации на валютном рынке. Действительно, говорить о том, что российскую банковскую систему, по примеру Казахстана и Украины, ожидает еще и кризис ликвидности, рановато. Минфин и ЦБ вполне способны заткнуть финансовые бреши. И эту новость можно считать хорошей. Пугает другое. А именно терминология, которой оперируют представители финансовых властей, когда речь идет о колебаниях валютных курсов.

После августовского дефолта 1998 года словосочетание "валютный коридор" можно смело считать ругательным. Именно политика currency board и привела в конце концов к тому, что курс рубля за считаные дни снизился в несколько раз. Между тем в комментариях представителей ЦБ слово "коридор" звучит вновь. Правда, границ нынешнего коридора они не указывают. Но если Банк России до сих пор проводил именно коридорную политику, то нынешнее резкое падение курса рубля по отношению к корзине валют является вполне объяснимым. Это тот же самый эффект, что проявился десять лет назад. Но тогда Центральному банку просто не хватило резервов для того, чтобы подольше держать рубль в коридоре, сейчас их достаточно. По состоянию на 1 сентября 2008 года, по данным Банка России, международные резервы Российской Федерации (золотовалютный запас плюс Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) составили 581 миллиард 638 миллионов долларов. И сейчас, как говорят участники торгов на валютной бирже, ЦБ не пользуется ими для стабилизации курса. Из чего можно сделать вывод: уроки дефолта все же не забыты.

Но одних усилий Банка России для создания новой модели экономического роста недостаточно. Государству придется сокращать расходы. В условиях, когда непроцентные траты бюджета вырастут, как в 2009 году, на 25,5 процента в номинальном выражении, привлекательной валютой для мировой экономики рубль не станет. Радует, что выводы правительство сделало. Прирост расходов, согласно трехлетнему бюджету, в 2010 году составит всего лишь 3,9 процента, а в 2011-м - 2,4. Столь резкое уменьшение бюджетной щедрости должно сократить темпы инфляции. А ослабление курса рубля снизит конкуренцию со стороны импорта и оживит промышленность. Правду говорят, нет худа без добра. Любой, даже самый глубокий кризис приводит к оздоровлению.

МНЕНИЕ

В отсутствие политики

Ситуацию, складывающуюся в России, комментирует научный руководитель ГУ - Высшей школы экономики Евгений Ясин .

- Евгений Григорьевич, как вы считаете, исчерпала ли себя нынешняя модель экономического роста в России, основанная на нефти и газе?

- Она исчерпала себя еще в 2004-2005 годах. Уже тогда росли другие отрасли, а не добыча нефти и газа, доходы от которых были стерилизованы. Проблема в том, что мы так и не перешли к инвестиционному этапу экономики. Инвестиции должны стимулироваться максимально благоприятным деловым климатом. Этого нет. В самой экономике не проведены реформы, за исключением налоговой, которые могли бы создать эффективно работающие механизмы. У нас наблюдались высокие темпы роста не потому, что росла добыча, а потому, что росли цены на сырье.

- По какому сценарию будет дальше развиваться ситуация в российской экономике, учитывая нынешнюю политику правительства?

- Минэкономразвития подготовило очень симпатичную концепцию до 2020 года, которая верно определяет приоритеты. Вопрос в том, будет ли воля ее реализовывать. Там предусмотрены некоторые реформы, без которых те радужные цифры, что заложены в программу, не могут быть достигнуты. Но о реформах пока ничего не говорят. Вполне разумна деятельность Министерства финансов: жесткость Алексея Кудрина и его нежелание "выпускать на волю" расходы, которые не будут приносить отдачу. Он обоснованно выступает против снижения налогов, так как бизнес в данный момент не отреагирует на это повышением деловой активности. Для того чтобы дальше проводить реформы, нужно повышать заработную плату, чтобы люди могли платить за новые услуги, значит, нельзя отменять налоги - постоянную подпитку бюджета. Но одновременно ведется политика усиления госсектора, создаются госкорпорации. Следовательно, нормальной консолидированной госполитики в области финансов в России просто нет.

Евгений Ясин

на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель НИУ ВШЭ

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера