Архив   Авторы  
О возможном снижении темпов производства в России можно судить по увеличению складских запасов. Однако ослабление рубля должно помочь производителям справиться с проблемами

Остаться в живых
Политика и экономикаГлавная тема

Финансовый кризис перекинулся на реальный сектор российской экономики



 

Кризис на финансовых рынках, как и предполагали аналитики, вышел за локальные рамки фондовых бирж и банков и перекинулся на другие отрасли российской экономики. При этом пессимисты говорят не просто о замедлении темпов роста и даже не о стагнации, а о возможном сокращении, а то и закрытии целых производств. Оптимисты утверждают, что кризис может оказаться краткосрочным, правда, лишь при том условии, что удастся решить долговую проблему российских корпораций.

Пишите письма

Эпистолярный жанр в последнее время захватил российский бизнес. Вслед за нефтяниками и ритейлерами письмо с просьбой о помощи отправили в правительство энергетики. Им требуется 50 миллиардов долларов. Но не на погашение долгов, а на реализацию инвестиционных программ. "Генерирующие компании наиболее уязвимы в условиях глобального финансового кризиса", - утверждают авторы письма на имя вице-премьера Игоря Сечина. Дело в том, что кризис ликвидности, охвативший отечественную банковскую систему, поставил под угрозу выполнение программы по вводу в строй новых мощностей по производству электроэнергии. Привлекать кредиты под свои инвестиционные программы энергетики теперь не могут.

Денег у правительства сегодня не просит только ленивый. И то верно, лишних денег не бывает, а у государства их сегодня как никогда много. Однако это вовсе не означает, что резервы (по сути, деньги налогоплательщиков) следует немедленно тратить. Опасения по поводу грозящего российской экономике спада могут оказаться преувеличенными.

"В ближайшее время будут уточнены условия доступа к кредитным ресурсам реального сектора", - осторожно заметил курирующий промышленность вице-премьер правительства Игорь Сечин, которого подопечные засыпали прось­бами о финансовой поддержке. По всей видимости, уточнения требует не только вопрос, кому давать, ведь казна не бездонная, но и на каких условиях. Те же энергетики рассчитывают получать от государства кредиты под 11 процентов годовых. Банки - под 8 процентов. Какие условия выставят нефтяным компаниям, пока неизвестно. Как верно заметил министр финансов Алексей Кудрин, наступил именно тот момент, к которому готовились все годы существования Cтабилизационного фонда. И именно теперь пришло время тратить накопленные средства. Главное, не увлекаться.

На минувшей неделе проявились признаки того, что реальный сектор российской экономики особых кризисных явлений пока не демонстрирует. Весьма высоким оказался промышленный рост в сентябре. По данным Росстата, он составил 6,3 процента. Некоторые экономисты говорят об "эффекте низкой базы". В сентябре прошлого года рост в промышленности равнялся всего лишь 2,9 процента. Однако то, что в разгар мирового финансового кризиса отечественная экономика растет такими темпами, заслуживает более глубокого анализа. Сентябрьские показатели трудно объяснить без учета макроэкономических данных. Взглянув на них, становится ясно, что финансовый кризис, как ни странно, создал для российской экономики определенные конкурентные преимущества. Он уже привел к уменьшению темпов инфляции и, главное, снижению реального эффективного курса рубля. Курс национальной валюты к бивалютной корзине с начала августа снизился на 4 процента. Во многом этому способствовало уменьшение давления на рубль высоких цен на нефть. И именно удешевление рубля, скорее всего, привело к ускорению промышленного роста в сентябре. Если тенденция по выправлению сырьевых и валютных дисбалансов сохранится, а правительству удастся еще и снизить долговую нагрузку на реальный сектор, можно ожидать, что экономический рост в России продолжится.

Это касается в том числе и нефтегазовой отрасли, которую дешевеющие углеводороды, казалось бы, должны подкосить. Однако проблемы российских нефтяников связаны вовсе не со стоимостью черного золота, а все с той же долговой нагрузкой. Средняя цена в 70 долларов за баррель, заложенная в бюджет будущего года, для бизнеса вполне комфортна, конечно, при условии, что власти помогут справиться с рефинансированием внешней задолженности и уменьшат налоговую нагрузку, что, впрочем, уже происходит. Дело в том, что налоговая система и принципы взимания таможенной пошлины приводили к изъятию в бюджет и государственные резервы львиной доли сверхприбыли нефтяников. Поэтому падение цен на нефть означает лишь то, что уменьшатся поступления в госфонды. В свою очередь снижение долговой нагрузки, налогов и ослабление рубля способно даже оживить рост нефтедобычи, который в последнее время (заметим, что при сверхвысоких ценах) сошел на нет.

Помощь становому хребту российской экономики уже на подходе. Правительство объявило о том, что выделит принадлежащей государству нефтяной компании "Роснефть" 4,2 миллиарда долларов на рефинансирование долгов. Еще на 1,8 миллиарда рассчитывают владельцы ТНК-ВР, "ЛУКОЙЛ" - на 2 миллиарда. И даже "Газпром" надеется получить от правительства миллиард долларов.

Торг неуместен

Возможные плюсы для российской экономики не означают, что мировой финансовый катаклизм дешево обойдется России. Есть отрасли, которым кризис ликвидности грозит реальным спадом производства, сокращениями персонала и даже банкротствами. О снижении выпуска стали на 25 процентов на своих российских заводах и на 30 процентов - на заводах, расположенных на территории США, уже объявила "Северсталь". Но больше всего пострадали компании строительной отрасли и ритейла. В них замораживаются новые проекты и идут сокращения персонала. "Прежде всего от "засыпания" мировой экономики пострадают циклические отрасли, к которым относятся металлургия и инфраструктура", - считает аналитик компании "АТОН" Ольга Митрофанова.

Корень всех бед, по мнению экспертов, в долговой нагрузке российских компаний. Правительство выделило из бюджета 50 миллиардов долларов на выкуп долговых обязательств российских компаний у иностранных кредиторов. Распорядителем этих средств должен выступить "Банк развития" (ВЭБ). Пугает тот факт, что первые же заявки компаний, направленные в адрес этого финансового учреждения, уже превысили выделенную сумму.

Удивляться тут нечему. Финансовый пузырь усердно надували не только в США и Европе. По данным Росстата, на конец июля, то есть еще до начала острой фазы кризиса, сумма просроченной кредиторской задолженности в российской экономике составила 835 миллиардов 900 миллионов рублей. Большая ее часть приходится на обрабатывающие производства - 227,7 миллиарда рублей, добычу топливно-энергетических полезных ископаемых - 135, 3 миллиарда рублей, а также производство и распределение электроэнергии, газа и воды - 125 миллиардов рублей. Далее в этом своеобразном рейтинге следуют торговля - 97,1 миллиарда рублей и строительство - 78,3 миллиарда рублей. Для двух последних долговая проблема стала особенно актуальной. Несмотря на меньшие в абсолютном выражении цифры, долговая нагрузка строителей и ритейлеров по отношению к выручке тяжелее.

"Мы уже лежим на лопатках, но у нас еще есть немного сил, чтобы подняться. Мы сможем сделать это только с вашей помощью", - "оптимистично" утверждает в своем открытом письме к журналистам руководитель Ассоциации строителей России Николай Кошман. Строительная отрасль стала одной из первых, оказавшихся во власти финансового кризиса. Ее особенность заключалась в том, что она не ощущала никакой конкуренции со стороны импорта. И это лишь подстегивало рост цен на недвижимость. Теперь "пузырь" грозит лопнуть.

Например, чистый долг компании ПИК составляет 1 миллиард 320 миллионов долларов. Между тем ее представители говорят о том, что они могут выделить из собственных средств только 900 миллионов. Остальную часть задолженности намерены реструктурировать. В аналогичной ситуации оказались и другие крупные девелоперы. "Главмосстрой" за год нарастил кредиторскую задолженность до 37,1 миллиарда рублей. ДСК-1 - 32,97 миллиарда.

За помощью в правительство обратились также владельцы крупных торговых сетей. В этой до сих пор самой быстрорастущей отрасли сложилось аховое положение. Почти полностью без продуктов оказались 60 магазинов московской сети "Самохвал", некоторых товарных категорий лишилась и федеральная сеть "Мос­март". Проблема та же - задолженность сетей перед поставщиками и кредиторами.

"Главная опасность для российской экономики кроется именно в сфере торговли, а не в строительстве. Если крупные сети не сумеют выйти из кризиса, мы получим мультипликационный эффект на другие отрасли", - прогнозирует источник "Итогов" в Министерстве экономического развития. В зону риска могут попасть пищевая промышленность, прежде всего производство мяса и птицы, молока и молочных продуктов, безалкогольных напитков, кондитерских изделий. Ну и, конечно, далее по цепочке сложившаяся ситуация может затронуть и сельское хозяйство, представители которого также обратились в правительство за финансовой поддержкой.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера