Архив   Авторы  
Эдуард Кокойты верит, что процесс международного признания Южной Осетии не остановится на России и Никарагуа

Уже не горячая точка
Политика и экономикаГлавная тема

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты: "Республика не готова отказаться от независимости. Но мы хотим союза с Россией"

 

За год независимости население Южной Осетии увеличилось чуть ли не вдвое - до 70 тысяч человек. Новое государство приросло и территориями, выйдя на границы бывшей Юго-Осетинской автономии. Что удалось сделать для восстановления разрушенной войной республики? Возвращаются ли в нее грузины? Насколько далеко Цхинвал готов зайти по пути интеграции с Россией? Об этом в интервью "Итогам" рассказал президент Южной Осетии Эдуард Кокойты.

- Эдуард Джабеевич, что вы считаете главным итогом года независимости?

- Мир. Народ Южной Осетии сегодня думает о будущем и не живет от одной войны к другой.

- Как вам удалось разоружить граждан республики?

- Мы запретили носить оружие всем, кроме сотрудников правоохранительных органов. Да и им это не всегда нужно. Надо менять имидж - мы уже не горячая точка. И что интересно, после войны при тотальной вооруженности мужского населения у нас не только не было всплеска типичной "послевоенной" преступности, но и в течение долгого времени не происходило каких-либо тяжелых уголовных преступлений.

- Вас не смущает, что Южная Осетия по-прежнему признана только Россией и Никарагуа?

- В ближайшей перспективе будет признание другими государствами нашей независимости.

- Что удалось сделать за год для восстановления разрушенного войной?

- Очень многое. Например, газо­провод, линию электропередачи в Ленингорском районе. Строятся и ремонтируются дороги, идет строительство и восстановление жилья. И тут ломаем стереотипы: люди предпочитают строить дома из камня, а не из новых материалов. Приходится объяснять. Мы хотим строить качественно и не торопимся. Лучше потеряем время, но не деньги - все, что не освоено из бюджета, перейдет на будущий год. Говорили, что Зарскую дорогу никогда не отремонтируют. Сделали!

- На выделенные Россией деньги?

- Нет, эти средства из бюджета Южной Осетии. Мы экономим: за прошлый год, например, 625 миллионов рублей...

- За счет чего?

- Из-за войны многие планы не были реализованы. В этом году мы сэкономим 1,586 миллиарда рублей из выделенных Россией 8,5 миллиарда. Помощи, которую она нам оказывает, вполне достаточно, чтобы восстановить всю инфраструктуру республики, дальше - мы сами. У нас нет иждивенческих настроений.

- Звучала цифра в 10 миллиардов рублей российской помощи...

- В 2008 году мы получили 1,5, а в этом - 8,5 миллиарда. Около 3,5 миллиарда из этих средств направлены на строительство. Остальное, по мере проверок и подготовки документации, будет инвестироваться в коммуникации, медицину, образование... Мы организовали двойной контроль: объект не начинают строить, пока проект не согласован с руководством республики и с Минрегионом России. Когда объект сдан, мы проводим проверку сметы и качества, а после этого подписываем бумаги и подрядчик получает средства. Я понимаю недовольство подрядчиков, но таким путем мы и экономим, и получаем качественную работу.

- В Цхинвале что-то не заметно большого числа восстановленных домов...

- Можете на улицу Исака пойти и посмотреть такие дома, съездить в микрорайон Московский... А есть люди, которые себе не хотят помочь. Приняты положение и программа, что дом восстанавливается из расчета 125 квадратных метров жилой площади на семью, а они начинают претендовать на 400 метров. Мы так строить не будем. Или брат брату не уступает метр земли и из-за этого простаивает стройка. В этом не руководство республики виновато. Я могу предоставить акты, где граждане сами отказываются от строительства. А через вас, журналистов, они пытаются оказать давление на власть. Ничего у них не получится. Если в доме живет одна семья - то 125 квадратов, если две - по 80.

- На большее денег не хватает?

- Нормы приняты для всех. Когда мы их озвучивали, весь зал аплодировал. А началась стройка, пошли торги. Когда Израиль разбомбил Ливан, чем помогло руководство Ливана людям? Дали по 300 долларов. Вот и все решение!

- Может, пойти ливанским путем? Пусть сами строят жилье нужного размера?

- Эту порочную практику мы проходили. Люди получают деньги и уходят, а потом опять приходят за деньгами. Или дашь им денег, они уедут, купят дома в России. Таких очень мало, но все же...

- Если будет работа и социальная инфраструктура, то не придется удерживать.

- У нас дефицит рабочих мест. Но если каждый хочет стать министром... Строителем быть никто не хочет. Не хватает учителей, прежде всего в селах, хотя мы подняли им зарплату - они получают на 50 процентов больше, чем их коллеги в Цхинвале. Так что это вопрос не к руководству республики, а к тем, кому лучше стоять на площади и кричать: "У меня нет работы!" Мы запустили заводы - "Вибромашины", "Эмальпровод", но, правда, работают они на 30 процентов мощности. Мы будем их перепрофилировать.

- Когда будут построены распределительные сети в республике?

- Планируется в течение двух лет. Мы эти вопросы прорабатываем, потому что сегодня газифицирован только Цхинвал. Создается СП с "Газпромом" - у нас нехватка кадров, а нужно не только строительство, но и обслуживание сетей.

- Проект газопровода из России - "политический"?

- Конечно, это политический проект. Только благодаря волевому решению руководства России начали строить этот газопровод. Он гуманитарный и сложно окупаемый, хотя "труба" и может стать в перспективе транзитной. Об этом говорил и Владимир Путин.

- Сколько будет стоить российский газ для Южной Осетии?

- Цену пока определяем, но это будет намного дешевле, чем тот газ, который мы получаем, а иногда не получаем со стороны Грузии. Сколько конкретно мы сэкономим, сказать сложно. Но у нас за электроэнергию и газ платится дотация населению. Важно, что газа, когда я стал президентом в 2001 году, в республике практически не было, свет получали два часа утром и четыре часа вечером, а сегодня у нас электричество 24 часа в сутки. И надежное газоснабжение.

- Число жителей изменилось за год без войны?

- Все население практически вернулось в Южную Осетию. Возвращаются даже те, кто уехал в конце 80-х. Всего населения сегодня около 70 тысяч. За 10 дней до выборов парламента только в Ленингорском районе удостоверения личности получили 1002 человека. Это грузины, бежавшие из-за боевых действий.

- Сколько их в республике?

- Немало. Точно сказать не могу - перепись не проводили. В те районы, которые были оккупированы Грузией и где местное население не принимало участия в геноциде, грузины возвращаются. А тех, кто воевал, здесь не ждут. На них заведены уголовные дела.

- Грузинские села останутся?

- Да. В Ленингорском районе. А те, что были вокруг Цхинвала, нет - там все воевали. В свое время в этих селах жили около 40 процентов осетин. Их выгнали, убили. Почему за них не замолвили слова, не назвали беженцами? А грузины уходили заблаговременно, некоторые даже поджигали свои дома. Там не было таких, кто не воевал бы. За исключением стариков. Их мы взяли под охрану и передали - не меняли, не торговались - в Грузию. Пока свежа память о войне, мы не можем гарантировать безопасности родственникам воевавших.

- Кто сегодня большинство жителей республики - россияне или граждане Южной Осетии?

- Наша конституция предусматривает двойное гражданство. Так что и те, и те. Сейчас мы обсуждаем вопрос подписания с Россией соглашения о признании двойного гражданства.

- Социальные выплаты идут из обоих бюджетов?

- Кто-то получает пенсию из России, кто-то - у нас. Разница существенная, так что мы пытаемся дотировать. Материнские пособия - преимущественно из России.

- После войны территория Южной Осетии стала больше или меньше?

- Больше. Мы взяли под контроль территории, ранее оккупированные грузинской стороной, - всю границу бывшей Юго-Осетинской автономной области, которую сегодня охраняют российские пограничники вместе с осетинскими военными.

- Желание войти в состав России не пропало?

- Не пропало. Хотим выстроить такие союзные отношения, чтобы осетины, проживающие и на юге, и на севере, не имели между собой никаких границ. Мы хотим войти в союзное государство с Россией.

- То есть вы говорите о конфедерации?

- Республика не готова отказаться от независимости. Но мы хотим союза с Россией. Наподобие того, что есть у нее с Белоруссией. Формы объединения могут быть разными. Главное, чтобы прозрачнее была наша граница с Россией, но для этого нужно укрепить южные рубежи. Вопрос создания единой Осетии на повестке дня не стоит. Да, мы к этому в принципе готовы. Но только представьте, какая буря поднимается в мире! Россию обвинят в аннексии. А Россия не хочет чужой территории, и мы это понимаем.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера