Архив   Авторы  

Бастион им. Москвы
Политика и экономикаГлавная тема

Нужно ли превращать столицу России в осажденную крепость




 

За российских силовиков, действующих на Кавказе, еще недавно можно было только порадоваться: что ни день, то новая победа. В Кабардино-Балкарии ликвидирован Анзор Астемиров, более известный как Сейфуллах (Меч Аллаха), в Ингушетии уничтожен в ходе спецоперации Александр Тихомиров (Саид Бурятский), а заодно с ним и братья Картоевы, якобы причастные к подрыву "Невского экспресса". И это только самые знаковые фигуры террористического подполья - были еще и рангом пониже. У некоторых силовиков даже возникло ощущение, что победа над кавказским терроризмом близка как никогда. События последних дней такого оптимизма, увы, не оправдали. Как получилось, что обезглавленный террор оказался не менее опасным, чем многоглавый? Кто виноват? Что делать? Проклятые русские вопросы...

Эффект домино

У силовиков имелась оперативная информация о возможных ответных терактах. Сначала им стало известно о том, что Саид Бурятский подготовил около 30 террористов-смертников. Это в его стиле: именно шахиды Тихомирова управляли начиненными взрывчаткой машинами, протаранившими кортеж президента Ингушетии Евкурова и здание РОВД в Назрани. После ликвидации Бурятского и Сейфуллаха на экстремистском сайте появилось сообщение, что отныне "война будет перенесена на территорию России". Вот тут бы спецслужбам и провести скоординированную антитеррористическую операцию. Почему этого не произошло? По данным "Итогов", незадолго до взрывов в метро столичные спецслужбы получили шифротелеграмму от своих коллег с Северного Кавказа. В ней говорилось, что в Россию направлена террористическая группа, состоящая в том числе из шахидок. Она якобы запланировала совершить террористические акты "на объектах транспорта и инфраструктуры" в крупных городах России. Никто из официальных представителей спецслужб не подтвердил "Итогам" информацию о факте получения этой телеграммы, однако точно известно, что в день взрывов в московском метро сотрудники милиции тщательно проверяли в подземке всех женщин кавказской внешности. Следовательно, некая упреждающая информация у спецслужб действительно была. Но раз так, что помешало предотвратить теракт?

После отмены на Кавказе режима контртеррористической операции мы все почему-то вздохнули с облегчением. И поверили в пылкие рассказы Рамзана Кадырова о том, что на Кавказе установился мир, что боевики исчисляются единицами, да и те только и помышляют о том, как бы поскорее сдаться властям. Под обаяние этой победной риторики попало не только малоискушенное в тонкостях борьбы с терроризмом население, но и, как ни странно, сами силовики. И постепенно борьба с терроризмом в Центральной России начала сводиться к рутинной бумажной работе.

"В идеале должна существовать эффективная эшелонированная система предотвращения терактов, - делится с "Итогами" один из высокопоставленных сотрудников МВД России, работающих на Северном Кавказе. - Но она существует лишь на бумаге. Например, после каждого теракта на Кавказе мы пишем в Центр докладную о том, что возможно его повторение в центральной части России. Там все привыкли к этим бумагам и зачастую серьезно их не воспринимают. Действительно, бывали случаи, когда о возможных терактах наши сотрудники сообщали, что называется, для галочки. Если что случится, всегда можно прикрыть задницу - мол, мы вас предупреждали. А если нет - никто не спросит, информация же оперативная, от агентуры. Вот и свелось все к тому, что одни пишут триллер про террористов в Центр, а там ориентировку переправляют "на землю", где все плавно спускается на тормозах. Эту систему надо менять, но как? Ведь с оперов спрашивают результаты работы по предупреждению терактов. Вот они и занимаются "художественным свистом". Зато когда рвануло, начинается: отработка родственной базы террористов, вплоть до троюродных дядей и теть. Особенно интересуются бесследно исчезнувшими родственниками. Уже точно установлено, что взорвавшиеся в московском метро смертницы - родственницы уничтоженных ранее террористов. Шахидок просто проспали".

Старые технологии

- Я никогда не поверю, что теракт в метро был совершен без предварительной подготовки, - поделился с "Итогами" на условиях анонимности один из бывших сотрудников ФСБ, принимавший участие в расследовании практически всех громких терактов, совершенных террористами-смертниками. - Безусловно, сами "живые бомбы" бездумно выполняли команды сопровождающих. Но остальные участники подполья действовали логично и четко. Необходимо было продумать маршрут до Москвы, быть уверенным, что на постах серьезного досмотра не будет, довести "заряженных" шахидок до метро, а самим скрыться. Согласитесь, без помощи пособников, обосновавшихся в Москве или Подмосковье и знающих уклад жизни в мегаполисе, проделать все это невозможно. А это значит, что террористическое подполье в столичном регионе существует - оно перешло в спящий режим и активизируется по мере необходимости, когда получает соответствующую команду с Кавказа. Противостоять такой схеме террористической деятельности практически невозможно. Особенно если убедить себя: то, что происходит на Кавказе, нас, москвичей не касается. Это самое опасное заблуждение!

Враги - не доморощенные экстремисты с бомбами из селитры, а прекрасно организованное подполье, с резервом фанатиков, жаждущих своей и чужой смерти. Об их изощренности говорит, например, "логистика" теракта. По данным следствия, шахидки прибыли в Москву на обычном рейсовом автобусе, доставившем их из Дагестана (предположительно из Кизляра) прямо к стадиону "Лужники" вместе с торговцами-челноками. В отличие от поезда или самолета на автобус не надо было покупать билет по паспорту - отдал деньги водителю и поехал на все четыре стороны. Автобусы прибывают в Москву по нескольку раз на день. На постах ГИБДД к ним привыкли и проверяют обычно для галочки. Как только шахидки вышли из автобуса, шансы на их задержание свелись практически к нулю. Террористы учли все прежние ошибки: выжившие свидетели рассказывали, что по внешнему виду смертницы ничем не отличались от обычных москвичек.

Новые смертники

Впрочем, бытует и другая, куда более пугающая версия. Согласно ей московское метро взорвали боевики, действовавшие "на арапа" без всякой особенной подготовки в Москве. То есть смертниц попросту доставили в столицу, довели до метро, а их поводыри тут же уехали восвояси. Подобная схема лишает спецслужбы главного преимущества - использования агентурной сети, отслеживания биллинга телефонных переговоров, контроля за конспиративными квартирами. Такой теракт фактически невозможно предотвратить на стадии подготовки - эта фаза просто отсутствует, будучи сокращенной до изготовления пояса шахида и доставки смертника.

О новом типе террористической войны говорит и теракт в Кизляре, совершенный всего через два дня после взрывов в московском метро. Спецслужбы уже заявили, что московские и дагестанские взрывы - звенья одной цепи. Участвовавшие в терактах смертники - шахиды новой формации. Они не отправляются на смерть в традиционной черной одежде, не устраивают демонстративного предсмертного молебна, а идут и взрываются. Просто и буднично...

С такой версией согласен и один из ведущих экспертов по Северному Кавказу, доктор исторических наук, член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко: "Если это начало нового террористического фронта, то мы столкнулись с совершенно новой идеологией самого терроризма. Сегодня кавказские террористы - молодые беспринципные ребята в возрасте 19-25 лет. Раньше террор был конкретным: мы вас взрываем, чтобы вы обратили внимание на наши проблемы и вступили в переговоры. После Беслана стало понятно, что власть ни в какие переговоры ни с кем вступать не намерена. Соответственно у нынешнего террора совершенно другая идеология - месть. Этими взрывами террористы новой формации заявили о себе. А мы сегодня слишком инфантильно относимся к тому, что происходит на Кавказе, убеждая себя, что, мол, до нас не достанет. Увы, уже достало…"

Итак, личности террористок установлены, их пособники разыскиваются, погибшие преданы земле, раненые находятся в заботливых руках врачей. Осталось ответить на главный вопрос - как противостоять террористическим атакам в будущем?

Дела техники

Можно ли обезопасить объекты массового скопления людей исключительно при помощи технических средств? Так, например, для предотвращения терактов на станциях метро власти хотят устанавливать газоанализаторы, способные улавливать микрочастицы взрывчатого вещества.

- Газоанализаторы паров взрывчатых веществ сегодня довольно распространены в практике деятельности мировых спецслужб, - рассказывает "Итогам" эксперт по антитеррору одного из крупных холдингов, специализирующихся на обеспечении безопасности персон и объектов. - Газоанализаторы служат для обнаружения зарядов взрывчатых веществ в негерметичных объемах и следов взрывчатых веществ. Они работают по принципу отбора проб с поверхности обследуемых объектов, а также экспресс-анализа паров взрывчатых веществ. Закрепленная на теле террориста взрывчатка нагревается как минимум до температуры тела, а значит, выделяет пары обязательного для каждого взрывчатого вещества азотного соединения, которые и улавливают датчики прибора. Правда, для максимальной точности прибор должен находиться максимально близко к обследуемому объекту, а еще лучше - касаться его.

Современные газоанализаторы могут выявлять следы нитроглицерина, тринитротолуола, гексогена, аммонита, а также составы на их основе, в том числе и пластичные взрывчатые вещества - пластит, эластит и другие. Рамочные детекторы позволяют обнаруживать микроскопические частицы взрывчатых веществ, скрытые на теле человека. В зависимости от фирмы-производителя, параметров и скорости экспертизы стоимость одного рамочного газоанализатора колеблется от 20 до 150 тысяч долларов. По примерным оценкам экспертов, на один вход на станцию метрополитена потребуется минимум две газоанализирующие рамки. То есть как минимум четыре на одну станцию. В московском метро 180 действующих станций. Таким образом, их оснащение подобным оборудованием обойдется от 14,4 миллиона долларов до 108 миллионов. Для Москвы это не астрономические деньги. Но есть одна проблема. В мире нет сегодня производственных мощностей, которые позволили бы изготовить требуемое столице количество оборудования быстрее, чем за два года. Не стоит забывать, что метро есть в Санкт-Петербурге и других российских городах. А еще есть оснащенные турникетами входы на перроны пригородных электричек и поездов дальнего следования.

Безусловно, эти рамки должны располагаться до турникетов, чтобы при тревожном сигнале была возможность блокировать подозрительного человека. Кто будет обслуживать эти посты? Во-первых, несколько смен специальных операторов, которым нужно выделить рабочее место, а во-вторых, дополнительные наряды милиции для силового блокирования подозрительных лиц. Кстати, в мире нет аналогов подобных аппаратных комплексов, которые бы сканировали такие пассажиропотоки, как в Москве, где метрополитеном ежедневно пользуются около 7 миллионов человек.

По данным "Итогов", сегодня обсуждаются еще две модели технических систем безопасности. Первая - это использование аппаратуры на основе многоканального георадарного сканера. Он позволяет находить на теле человека инородные предметы, то есть то, чего у него не может быть анатомически. Если под одеждой, допустим, спрятан "пояс шахида", сканер оперативно сообщит оператору в автоматическом режиме об обнаруженном постороннем предмете. Соответственно будет принято решение о более тщательном досмотре подозреваемого. Один такой прибор оценивается в 25 тысяч долларов.

Вторая система более сложная и основана на эффекте ядерного квадрупольного резонанса (ЯКР). В частности, российскими инженерами разработан прибор, предназначенный для обнаружения взрывчатых веществ, прежде всего пластитов и эластитов, изготовленных, как правило, на базе гексогена. Обнаружить их до недавнего времени было крайне сложно. Бессильны самые современные "электронные носы" и собаки. Гексоген практически не "пахнет" в отличие от того же тротила. Рентгеновский аппарат увидит его только в том случае, если взрывчатка будет находиться в так называемом правильном объеме - например, в виде шашки. Если террористы используют пластит или эластит в виде тонкого листа, то рентген его не обнаружит. "Система обнаружения, основанная на эффекте ЯКР, дает точный ответ: взрывчатка это или нет, - рассказал "Итогам" Николай Семейкин, генеральный директор одной из компаний, занимающейся разработкой систем безопасности. - В ходе проверки идет обследование субъекта в низкочастотном диапазоне радиочастот. Удельная мощность поля меньше, чем у сотового телефона. Любое взрывчатое вещество имеет в своем спектре определенные резонансные частоты. Если на этих резонансных частотах облучать слабым сигналом объект со взрывчатым веществом, то оно дает ответную реакцию - излучает накопленную энергию, то есть начинает "звучать" на своей резонансной частоте. Это позволяет безошибочно его определять".

Стоимость одного аппаратного комплекса ЯКР оценивается примерно в 50 тысяч долларов. На входе каждой станции метро таких комплексов должно быть не менее двух. Соответственно оснащение этими комплексами обойдется в 18 миллионов долларов.

Понятно, что вход в метро - это последний рубеж обороны. Если смертник сумел ступить на эскалатор, избежать трагедии вряд ли удастся, пусть даже его обнаружит газоанализатор, - при попытке задержания он, вне всякого сомнения, приведет в действие взрывное устройство. Значит, дело не только в технике.

Система предупреждения

Очень важно понять, что террористы не исчезли из нашей жизни, а лишь стали изощреннее и хитрее. Быть может, пришло время изменить сам подход к оценкам террористической угрозы? Например, сейчас, если поступает шифротелеграмма о возможных терактах в метро, ее распространяют среди оперативников и ждут отчетов "об отработке жилого сектора на предмет выявления подозрительных лиц". А почему бы не сообщить и населению, что возможны теракты, например в метро? Вряд ли это спровоцирует панику: судя по тому, как вели себя люди в метро во время взрывов и те, кто потом приходил на станции с цветами, мы уже научились контролировать эмоции и делать осмысленные выводы из ситуации. Предупреждение об опасности сделает людей бдительнее и внимательнее. А потом каждый сам будет волен выбирать - ехать ему на метро, на другом виде общественного транспорта или на личной машине. В США, Великобритании, Израиле есть цветные уровни угрозы - ввели, например, оранжевый уровень, все дер-жат ушки на макушке, смотрят по сторонам и, чуть что, сразу звонят, куда надо. Мы же - заложники профессионализма спецслужб: поймают они террористов - пронесло. А если не поймают?..

Осенью прошлого года была принята разработанная Национальным антитеррористическим комитетом "Концепция противодействия терроризму в России". Предусмотрено и введение цветных уровней террористической опасности (см. врез). Наконец-то обещают ввести в действие систему оповещения населения ОКСИОН. С ее помощью сотрудники МВД, МЧС и ФСБ смогут оперативно доносить информацию об уровнях угрозы. И не просто оповещать, а сообщать, куда в случае чего идти и что делать. Информировать об угрозах будут при помощи громкоговорителей, информационных экранов и табло с бегущей строкой. Например, после взрывов в метро у выходов стояли "газели" с экранами, на которых транслировалась информация о том, как действовать в сложившейся ситуации, давались телефоны горячей линии. Кроме того, абонентов основных сотовых операторов будут предупреждать о возможных опасностях при помощи рассылки SMS-сообщений.

...Все это, конечно, здорово, однако есть одно но. Вам не кажется, что если все эти меры будут реализованы, наш повседневный быт станет напоминать бесцветную жизнь в осажденной крепости. Ну кому хочется вздрагивать от любой пришедшей на ваш телефон эсэмэски или от звука лопнувшего воздушного шарика в руках ребенка? Быть может, пришло время разработать такую систему, которая остановит террориста не на входе в столичное метро, а на выезде из горного аула? Так будет дешевле и безопаснее - во всех смыслах этого слова...

При участии Степана Кривошеева

Америка

Стучите громче

Когда громыхнуло в Москве, откликнулось и в Америке. В сабвеях Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Вашингтона, Сан-Франциско усилили патрулирование на станциях и в поездах. Публика отнеслась к мерам уважительно, но скептично. 54 процента опрошенных одной из газет Нью-Йорка полагают, что против террористического лома у властей нет приема. Кроме как другого лома, считают власти. И проводят очередные антитеррористические учения с участием полиции, подразделений армии, нацио-нальной гвардии, ФБР и министерства национальной безопасности. В городе Большого Яблока такие совместные учения прошли уже в 42-й раз.

Мэр Нью-Йорка Блумберг открыл страшную тайну: в сабвее увеличено число копов и сотрудников служб безопасности в штатском. Что же касается эффективной тотальной системы обнаружения взрывчатых веществ на транспорте, то об этом пока идут только разговоры. Эксперты призывают оборудовать турникеты на станциях устройствами наподобие аэропортовых "арок", но это дорого и замедлит движение пассажиропотоков. Пока эту функцию выполняют полицейские собаки. Конечно, Америку несколько убаюкивает тот факт, что с 11 сентября 2001 в стране не произошло ни одного теракта. Впрочем, на эту тему стараются особенно не говорить, словно боясь сглазить. Органы безопасности заверяют, что время от времени раскрываются заговоры, арестовываются и осуждаются их организаторы и участники. Поди проверь, так это или нет. Что касается массового сознания, то падением башен-близнецов кончилась эра благодушия и доверия, которая многие десятилетия царила в Америке. Раньше, например, в гостиницах и банках могли не спросить удостоверения личности. Верили на слово. Теперь любая школа и магазин, я уж не говорю про офисы корпораций и госучреждений, обзавелись видеокамерами наблюдения и собственными командами секьюрити. Публику инструктируют, как вести себя в нештатных ситуациях. Стали повсеместными производственные инструктажи на случай ЧП.

Главное же в том, что в Америке никогда не считалось зазорным стучать. Напротив, готовность к "информированию" властей - это часть имиджа добропорядочного гражданина. Сегодня на каждом людном углу тебя встречают плакатик "Увидишь что-то подозрительное - не молчи" и соответствующий телефон. Бдительные американцы звонят в чрезвычайные службы по малейшему поводу. Если, например, на минуту оставишь в аэропорту или на вокзале сумку, рискуешь остаться без нее - тут же вызовут кого надо и заберут как опасно–бесхозную.

Нью-Йорк


Олег Сулькин

Франция

На войне, как на войне

Французы первыми из европейских наций столкнулись с современным терроризмом. Шестидесятые и семидесятые годы прошлого века после волны взрывов в Париже, из-за событий в Алжире, принесли гражданам Пятой республики тягостное знакомство с террористами всех мастей. Неудивительно, что в середине восьмидесятых Франция в числе первых стран Европы и приняла антитеррористическое законодательство, и дала начало общественным организациям, защищающим интересы пострадавших от терактов. Кстати, сегодня в Пятой республике они приравнены к гражданским жертвам войны.

15 октября 1986 года при парижской прокуратуре была учреждена центральная служба борьбы с терроризмом, более известная сегодня в профессиональной среде как "секция А6". С 2005 года ее возглавляет судебный следователь Анна Костомарофф, потомок российских эмигрантов. Поддержанная элитными подразделениями спецслужб, эта структура добилась за последние годы того, что о терактах во Франции говорят сейчас только в прошедшем времени. Впрочем, это заслуга не только специалистов, но и всего общества.

"Не может быть эффективных служб безопасности без активной поддержки гражданского общества, - считает Константин Мельник, в прошлом советник президента Франции по вопросам безопасности и разведки, а ныне писатель. - Французы - нация крестьянская, это значит, что они доверяют своей полиции и как могут поддерживают ее. Этот консенсус по отношению к силовым структурам, предлагающим осведомителям надежную программу защиты свидетелей, полностью поддерживается и СМИ, которые не стесняются восхвалять компетентность национальных служб безопасности. Получается, что каждый гражданин является потенциальным информатором и не видит в этом ничего предосудительного". Широчайшая сеть осведомителей сегодня является главным инструментом властей Пятой республики в борьбе с терроризмом. И, как показывает практика, инструментом весьма эффективным.


Кирилл Привалов

Израиль

Народ и армия едины

Израильский опыт борьбы с терроризмом становится - к сожалению - необычайно актуальным для сегодняшней России. Вся история Израиля - это существование страны в кольце террора. Cтрана выжила только благодаря тому, что каждый гражданин ощущал и ощущает свою личную ответственность за безопасность всех. Борьба с террористами не только "мочилово", но и широкий спектр мер, главными из которых являются превентивные. Да, неотвратимость наказания для террористов и их хозяев невероятно важна. Но еще важнее предотвратить теракт, избежать жертв. Увы, но последняя волна террора, начавшаяся в 1995 году, застала израильтян врасплох. Отсюда и такие непростительно большие жертвы… Зато с тех пор страна "ощетинилась", и - к счастью - в наше время от террора гибнет все меньше людей.

Как удалось этого достичь? Думаю, благодаря умелому сочетанию всех методов, включая спецоперации. Спецслужбам, получающим оперативную информацию, удается перехватывать большинство фанатиков еще до того, как они становятся убийцами. Конечно, этого не могло бы происходить без помощи населения, в том числе и арабского. Именно в сотрудничестве спецслужб, граждан и их соседей состоит залог успеха борьбы с террористами. Власти Израиля, поддержанные массмедиа, всей пропагандистской машиной государства, смогли объяснить людям, что жизнь лучше антижизни. Что настоящей альтернативы земного счастья на самом деле нет. Те же, кто утверждает обратное, являются служителями не религии, а смерти. Наши палестинские соседи тоже поняли, что жить в мире выгоднее. Посмотрите на Рамаллу. Раньше там рвались бомбы, а сейчас это веселый, открытый город. Нельзя допускать террористов до последней черты, но если же самое страшное все-таки произошло, то пусть на всех, кто хотя бы по касательной причастен к организации теракта, опустится тяжелая рука армии. Так у нас и поступают.

Леонид Белоцерковский

из­ра­иль­ский пуб­ли­цист, глав­ный ре­дак­тор из­да­тель­ско­го до­ма "Новос­ти не­де­ли"

Режимы

Все цвета страха

Каждому уровню террористической угрозы будет соответствовать определенный цвет: повседневному - зеленый, повышенному - синий, высокому - желтый, особому - оранжевый и чрезвычайному - красный. Для каждого из уровней предусмотрен особый правовой режим.

При максимальном, красном, уровне может вводиться чрезвычайное положение. Решение об этом принимает президент страны. Органы государственной власти получают право действовать в соответствии с законом "О чрезвычайном положении". Для простых людей это будет означать ограничение на свободу передвижения по территории, на которой введено ЧП, а также введение особого режима въезда на эту территорию. Кроме того, в исключительных случаях, например для обеспечения аварийно-спасательных работ, предусмотрены мобилизация трудо-способного населения и привлечение транспортных средств граждан. Главным человеком на территории ЧП становится комендант.

При любом цветовом уровне опасности могут вводиться два других правовых режима - режим контртеррористической операции (КТО) и режим террористической опасности (ТО). Решение о введении режима КТО принимает директор ФСБ или руководители территориальных органов этой службы. При этом режиме возможно временное принудительное перемещение граждан с отдельных участков местности и объектов, а также отбуксировка транспортных средств, мешающих действиям спецслужб. Под контроль берутся телефонные переговоры и интернет-переписка. Кроме того, участники спец-операций получают право беспрепятственно проникать в дома и квартиры граждан, а также любые другие помещения для осуществления меро-приятий по борьбе с терроризмом. Этот режим не раз апробирован на Северном Кавказе.

Что же касается режима ТО, то для России это новинка, предназначенная для профилактики терактов, то есть на тот случай, когда спецслужбы получили оперативные данные о возможной угрозе. Этот режим тоже включает в себя некоторые ограничения гражданских прав. Например, усиливается проверка документов, спецслужбы имеют право прослушивать и записывать телефонные переговоры граждан. Этот режим выполняет и информационные функции. Например, если он распространен на вокзалы и аэропорты, то потенциальные пассажиры должны сами решить, стоит ли им куда-то ехать в эти дни.

Информирование об уровнях угроз, как предполагается, будет осуществляться через СМИ и при помощи системы ОКСИОН.

Григорий Санин
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера