Архив   Авторы  

Беларусьторг
Политика и экономикаГлавная тема

Намерена ли Москва и впредь оставаться "генеральным спонсором" режима Лукашенко?



 

"Кемску волость? Да пусть забирают на здоровье". Примерно такие ассоциации вызвало сенсационное заявление президента Белоруссии о готовности передать России самые ценные жемчужины из его экономической короны - "Белтрансгаз" и Мозырский НПЗ. Что это - безоговорочная капитуляция или очередная многоходовка в бесконечном торге? Остается понять, как далеко готов продвинуться белорусский президент в своем интеграционном порыве и намерена ли Москва и впредь оставаться "генеральным спонсором" режима Лукашенко. Недавняя "смена караула" в Бишкеке и Киеве показывает, что возможны и другие варианты.

Союзная экономика

Александру Григорьевичу действительно не позавидуешь. Нет стабильности на постсоветском пространстве - "оранжевые революции" закончились контрреволюциями, а белорусский лидер все так же в полной политической изоляции. Да и президентские выборы у него на носу, а ситуация в экономике близка к критической.

Податься же особенно некуда. На Россию сегодня приходится почти 39 процентов белорусского экспорта, а если брать сельхозпродукцию, эта доля доходит до 92,6 процента. Белорусская экономическая модель в условиях кризиса прочность конструкции не демонстрирует: усиливается отток капитала, растет дефицит госбюджета, падает рентабельность, и резко увеличивается задолженность предприятий, около 40 процентов из которых неплатежеспособны. Негатив привносит и то, что по сравнению с прошлым годом, по оценкам независимых экспертов, российский "энергетический грант" Минску сократился примерно вдвое - с 8 до 4 миллиардов долларов, с 13 до 7 процентов ВВП Белоруссии. Некоторые количественные показатели - ВВП, объемы промпроизводства и строительства - в республике пока продолжают расти. Но, во-первых, есть определенные поводы для сомнения в объективности белорусской статистики. А во-вторых, экономическая модель держится на плаву исключительно за счет привлечения зарубежных заимствований. Лукашенко по максимуму использовал свои связи с Россией, получив льготный доступ к нефти, газу и обширному российскому рынку - в этом единодушны практически все эксперты.

"Система пошла вразнос, - делает вывод известный белорусский экономист и политик, кандидат в президенты Белоруссии от Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук. - Мы видим искусственное надувание пузыря под названием "белорусская экономика", который может взорваться, когда вдруг не будет доступа к внешним кредитам". Критическая ситуация сложится, согласно оценке экспертов, во второй половине 2011 года. До тех пор ни во внутренней, ни во внешней политике ничего принципиально меняться не будет. А если и изменится, то только в худшую сторону: Лукашенко придется как-то объяснять причины своих экономических неудач. Например, почему не удалось выполнить обещание об увеличении в этом году средней зарплаты до 500 долларов в месяц (сейчас где-то 370). И лучшего аргумента, нежели "козни Москвы", не придумаешь.

Козни Москвы

Сам Лукашенко с явной обидой воспринял тот факт, что он, оказывается, вовсе не единственный верный союзник Москвы. Более того, Александру Григорьевичу дали понять, что в числе фаворитов он уже не значится. Сводки с фронтов российско-белорусской дружбы звучат из его уст трагически: "Они нас приперли к стенке. Они все просчитали: по той цене, которую нам предлагают, нам невыгодно перерабатывать нефть".

Речь о введении Россией с января этого года стопроцентной экспортной пошлины для 15,2 миллиона из 21,5 миллиона тонн нефти, поставляемых ежегодно в Белоруссию. За отмену этого решения Лукашенко как раз и готов поделиться с российскими инвесторами собственностью. Впрочем, не задаром: на продолжение торга он надежды не теряет. В обмен на активы предлагается поставлять в Белоруссию энергоносители по внутрироссийским ценам, что обойдется Москве в немалое количество миллиардов долларов.

Для вывода о том, что Лукашенко "сломался", нет оснований, убежден Ярослав Романчук. "Условно говоря, за то, что стоит на рынке миллиард долларов, Лукашенко предложил России выложить в десять раз больше. Это, конечно, была бы суперсделка. Не теряя контроля над территорией, он получил бы огромное денежное вливание, которое позволяло бы выиграть выборы, нормализовать ситуацию в экономике и продолжать делать с ней и с российскими инвесторами все, что он хочет".

Вопрос, зачем это нужно России. Эйфорию пресек "энергетический" вице-премьер Игорь Сечин, заявивший, что не видит никакой целесообразности в покупке "Газпромом" акций "Белтрансгаза". Сечин напомнил, что сегодня Россия контролирует 50 процентов белорусской газо-транспортной компании. Но и за них, по его мнению, переплатили. А судя по недавней статье в лукашенковском официозе "Советская Белоруссия", из тех же, докризисных расценок продавцы исходят и сегодня.

Впрочем, несмотря на суровый отлуп из Москвы, говорить о полном провале "рекламной акции" преждевременно. Сечин ведь не сказал "в принципе не надо". Он сказал "возможно, в перспективе", да и вообще, мол, трудно о чем-либо говорить, когда нет конкретных предложений по цене.

В последней фразе и заключен "цимес": что это за покупатель, который, не зная "почем", сразу начинает расхваливать товар? Ясно же, что цену тут же вздуют. Иными словами, Москва не готова покупать по заоблачным ценам ничего не значащие заверения в дружбе, которых к тому же со стороны Минска все меньше. Ведь позиция белорусского лидера все больше напоминает шантаж: дескать, утром деньги, вечером - Таможенный союз, вечером деньги - утром отказ от заигрываний с Западом.

Пространство для маневра - как экономического, так и политического - у Москвы резко расширяется. А у Лукашенко, напротив, стремительно сжимается.

Пространство для маневра

"Почему вы так к нам относитесь? - укорял белорусский президент российское руководство, выступая в апреле с посланием к своему Национальному собранию. - Не будет здесь "цветных революций", родные мои... И ситуации такой нет. И не будет этой ситуации в стране, даже если мы все будем у России покупать, что нам надо, по мировым ценам!"

"Такая ситуация" - это о Киргизии, свергнутого президента которой Лукашенко приютил у себя. Что стало новым поводом для конфронтации: Москва восприняла предоставление убежища "нелояльному" Бакиеву как явно недружественный жест. Один из многих в длинном перечне обмена любезностями между двумя столицами Союзного государства. Тон здесь, безусловно, задает Минск, но все чаще и Москва не лезет за словом в карман.

На 11-й год существования Союзного государства количество препирательств плавно перешло в новое качество отношений. Похоже, Лукашенко не слишком ошибается, допуская, что в России "может, кто-то и хотел бы, чтобы здесь был другой президент".

Здесь, правда, в позиции Александра Григорьевича наблюдается двойственность. С одной стороны, Лукашенко не устает разоблачать происки Москвы, в том числе ее связи с белорусской оппозицией. "Центры этих оппозиционных кланов находятся в России", - жаловался он российскому вице-премьеру Игорю Шувалову. С другой стороны, Лукашенко выражает уверенность, что, несмотря на все разногласия, руководство соседней страны, "для которого я не очень удобен", не станет искать более "удобного" кандидата на роль лидера Белоруссии. Логика проста и понятна. Во-первых, от добра добра не ищут. Во-вторых, все равно никого не найдут, поскольку практически вся антилукашенковская оппозиция ратует за прозападный вектор развития. Наконец, в-третьих, даже если и найдут, "никому не будет позволено сменить здесь власть и поставить свою".

Впрочем, по мнению депутата Госдумы Сергея Маркова (докладчика по Белоруссии на недавней сессии ПАСЕ), "белорусский народ богат талантами. Свои Отумбаевы и Януковичи здесь еще не сформировались, но потенциально они есть".

Может ли Москва подтолкнуть ситуацию, заменив белорусского "продавца" кем-нибудь более вменяемым?

Во всяком случае сам Александр Григорьевич много делает для того, чтобы эту хрупкую конструкцию порушить. По мнению Сергея Маркова, на обострение отношений с Россией белорусского президента толкает "натовское гнездо" в его окружении. Наличие некоего либерального крыла в руководстве страны подтверждает и Ярослав Романчук. Правда, по его словам, сейчас это лобби еще очень слабо. Но очевидно, что по мере ухудшения экономического положения его влияние будет возрастать. Самому белорусскому президенту разворот к Атлантике, понятно, ничего хорошего не сулит: его партия будет продолжена в рамках дуэта Москва - Минск. И следующий ход ввиду приближающихся в Белоруссии президентских выборов - за российской стороной.

"Впервые кандидатом Москвы станет не Александр Лукашенко, - уверен, например, лидер белорусского движения "За свободу" Александр Милинкевич. - Москва в нем очень разочарована". Конкретной фамилии, впрочем, пока не называется. Очевидно лишь, что к пророссийским политикам никак нельзя отнести самого Милинкевича. Найти таковых, впрочем, не составит труда. Вопрос лишь в наличии на то политической воли.

Мнение

Ни о чем

"Позитивный сценарий развития отношений при нынешнем политическом режиме в Белоруссии невозможен", - считает руководитель отдела Белоруссии Института стран СНГ Александр Фадеев.

- У многих создается впечатление, что ужесточение позиции Москвы связано с приближением президентских выборов в Белоруссии: мол, Россия стратегически определилась в отношении Александра Лукашенко и начинает политическое давление на Минск. Но природа происходящего иная: Москва не первый год ставит прагматизм во главу угла отношений с Белоруссией, а сейчас просто наступают сроки, когда Минск уже обязан играть по новым правилам.

Судя по всему, ясного понимания того, как относиться к выборам в Белоруссии, пока нет. Наша внешняя политика вообще в большей степени реагирует на случившееся, нежели на предупреждение конфликтов и разрешение проблем до того, как они обретут остроту. Кроме того, белорусское направление - третьестепенное для нашего внешнеполитического руководства, а уж внутриполитическая ситуация в союзной республике никогда не была приоритетом. Да и пространство для соответствующих маневров у нас сильно ограничено. Искать возможного преемника Лукашенко среди нынешних кандидатов в президенты - от Романчука до Милинкевича - дело бесперспективное: рейтинг всех заявивших о желании выдвинуться крайне низок. Пророссийские же кандидаты вряд ли появятся: Лукашенко не позволит им даже заявить о себе. Соответствующих политических структур в Белоруссии нет: они уничтожены еще в 1997 году, так что никого выдвинуть не смогут. Речь может идти лишь о политиках-самовыдвиженцах, располагающих программами налаживания отношений с Москвой. Они есть, но позиционироваться напрямую не могут, поскольку обрекут себя на репрессии.

Безусловно, урегулирование диалога с Украиной напрямую повлияет и на российско-белорусские отношения, и на внешнюю политику Минска. Лукашенко не может не учитывать того, что у Москвы появляются дополнительные рычаги воздействия на ситуацию. Но рассчитывать на продвижение идеи союзного государства, которая давно уже в коме, не приходится. Во-первых, Белоруссия позиционирует себя как независимое суверенное государство. Во-вторых, во главе республики стоит авторитарный лидер - такие готовы лишь к союзам, способствующим укреплению их личной власти, а подобных бонусов Минск от Москвы не ждет.

Позитивный сценарий развития отношений при нынешнем политическом режиме в Белоруссии вообще невозможен. Этот режим сам создает проблемы - и в силу своей авторитарной природы, и по причине устремленности на поиск внешних врагов, с тем чтобы оправдаться за внутренние проблемы. Более того, политика Лукашенко начинает разрушать интерес белорусов в союзнических отношениях с Россией. Если и дальше так пойдет, то их перезагрузка будет сложной и болезненной, если не проблематичной.

Что же касается Таможенного союза, то он объективно выгоден Белоруссии. Но правила вступления диктует лишь один человек - Лукашенко. Тем не менее вероятность того, что Минск присоединится к таможенной "двойке", все же есть.


Валерия Сычева

Таможенный союз

Судьба резидентов

Таможенный кодекс Таможенного союза (ТС) заработает с 1 июля. Минск уведомил Москву и Астану, что в принципе готов сесть в эту лодку. Что получится на выходе?

Бизнесменам трех стран, во-первых, придется учитывать "принцип резидентства" - таможенные декларации пока будут подаваться по месту регистрации компании. Там же платится пошлина, которая сливается в общий котел, а затем делится в соотношении: 87,97 процента - России, 7,33 - Казахстану и 4,7 - Белоруссии.

Кстати, "принцип резидентства" уже привел к такому явлению, как миграция бизнеса. Речь идет о регистрации десятков российских фирм в Белоруссии и Казахстане по причине более простых и выгодных таможенных процедур. В Москве, впрочем, убеждены, что "утечка бизнеса" - временное явление и после вступления в силу общего Таможенного кодекса все вернется на круги своя, так как в обеих республиках налоги выше российских. Более того, в Россию потянутся предприниматели из Белоруссии и Казахстана.

Второй момент - единый таможенный тариф, которого пока нет. Например, Казахстан оговорил для себя право сохранить еще на год ставки по 409 товарным позициям. Россия, в свою очередь, не желает снижать пошлины по трем жизненно важным для нее товарам - нефть и нефтепродукты, автомобили и самолеты. Отсутствие консенсуса по пошлинам на иномарки уже привело к тому, что начался разговор о сохранении пунктов таможенного контроля автомобилей на российско-белорусской границе. Иначе Россию заполонят иномарки, ввезенные в Белоруссию с уплатой низкой пошлины. Один из вариантов решения проблемы - брать разницу между таможенными тарифами двух стран при ввозе машин в Россию из Белоруссии.

Третья проблема - отсутствие у ТС единой валюты, что может затруднить процесс расчетов между тремя странами. Москва предложила использовать для этого рубль, но согласия пока не получила.

В общем, куда проще в свое время было распустить СССР, чем сегодня собирать в единое экономическое пространство его осколки. Условия и скорость "слияния" сильно разнятся. На российско-казахстанской границе, например, еще на год останется и пограничный, и таможенный контроль. По словам начальника главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля ФТС России Дмитрия Некрасова, это делается для того, чтобы преградить путь наркотрафику и нелегалам.

Впрочем, процесс пошел. Самым большим плюсом ТС является само единое экономическое пространство. Товар можно будет свободно перемещать от внешней границы союза до любой точки внутри него. У бизнеса появится право на отсрочку таможенных платежей, заработает технология удаленного таможенного оформления грузов, сократятся сроки прохождения таможенных процедур, увеличится число duty free и "зеленых коридоров" на границах.

Последнее заседание Комиссии Таможенного союза запланировано на 17-18 июня, а в начале июля встретятся три президента.


Светлана Сухова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера