Архив   Авторы  

Россия, которую мы выбираем
Политика и экономикаГлавная тема

Судьба предоставляет Владимиру Путину уникальный шанс — разорвать замкнутый круг, по которому Россия блуждает уже несколько веков подряд: ледниковый период — хаос — еще большая «заморозка»












 

Одной загадкой стало меньше: подавляющее преимущество фаворита президентской гонки не оставило шансов его соперникам. Но одновременно возникает новый, он же порядком подзабытый старый, вопрос: Who is Mr. Putin? Впервые он прозвучал зимой 2000 года. В истории России начиналась тогда новая глава, и писать ее предстояло неизвестному на тот момент в мире автору. За прошедшие 12 лет автора изучили вроде бы вдоль и поперек. Но эпоха вновь сменилась. И дальнейшее развитие событий зависит, таким образом, от того, какого Путина выбрала 4 марта страна — того же самого или в версии 2.0? Очевидно одно — это не будет «Путин 0»: старый новый президент России предпочитает писать историю самостоятельно, а не под чью-либо диктовку.

Страшная сила

На кого должен опираться, на кого должен ориентироваться в своей политике победитель президентских выборов? По идее — на поддержавшее его на выборах большинство. И если бы демократия у нас развивалась по тем же канонам, что на своей европейской прародине, это было бы абсолютно логично. Однако особенности национальной политической культуры простых ответов не предполагают. Путинское большинство образца 2012 года, предпочитающее синицу стабильности в руке журавлю мечтаний, — не субъект, а объект исторического процесса. Ибо руководит им не запрос на перемены, а страх перед ними.

Опасения, в принципе, вполне обоснованны: смена политических эпох всегда связана с социальной турбулентностью. Большой или маленькой — это уже как бог даст. Но страх — неэффективный политический стимул. Он хорош в тактических целях для единовременного сплочения рядов. Но со временем страх начинает оказывать обратный, деморализующий эффект. Особенно если гайки перекрутить.

Примерам несть числа, но, пожалуй, наиболее образно ужасы «оранжевой революции» прорисованы в повести Рената Хайруллина «Тонька» (рекомендована к чтению руководителем православного корпуса «Наших» братом главы Росмолодежи Борисом Якеменко). События здесь начинаются 24 марта 2012-го, в момент, когда «Госдепартамент США выступил с уверенным заявлением, что выборы в России нелегитимны», и началась операция «Пламеносцы свободы». Вот, наверное, наиболее драматичный эпизод этой душераздирающей саги: «Когда бомбежки Кремля стали ежедневными и проводить совещания военного совета стало возможно только в подвалах и бункерах, когда войска НАТО и отряды предателей появились в районах, прилегающих к областной кольцевой дороге, было принято тяжелое решение об эвакуации...»

Что должен чувствовать смирный обыватель, типичный представитель путинского большинства, зачитываясь подобными апокалиптическими откровениями? Что угодно, только не прилив бодрости и энтузиазма. Кто-то, конечно, исполнится решимости предотвратить ужасный сценарий: мол, «сквозь огонь мы пройдем, если нужно». Но комсомольцев-добровольцев нынче не так много, личное давно взяло верх над общественным. То есть если враги так коварны и могучи, как их изображают, то, может, хотя бы не класть все яйца в одну корзину?

Последнее особенно характерно для предпринимательского корпуса, который от моральной поддержки оппозиции рано или поздно может перейти к ее финансированию. Поражает не только грамотная организация митингов, но и эффективность, с которой вербуются новые сторонники в социальных сетях и печатаются немереные тиражи агитационной продукции, а также скорость, с которой наполняются виртуальные кошельки, предназначенные для финансирования очередных акций. Некоторые спонсоры, вероятно, действуют из идейных соображений. Но кто-то попросту страхует риски, считаясь даже с гипотетической возможностью смены власти. Доказательством чему усилившееся бегство капитала из страны, нежелание инвестировать вдолгую, а то и вовсе замораживание всякой инвестиционной активности.

Из этого тупика нет простого выхода. Нельзя просто взять и сыграть отбой воздушной тревоги: победила, мол, дружба — и на ближайшие шесть лет забыть о реальной политике как о страшном сне. Сиюминутный страх большинства в таком случае быстро трансформируется в затяжное разочарование. Эту смену настроений прекрасно передает гребенщиковский «Поезд в огне»: «Нас учили, что жизнь — это бой. Но, по новым данным разведки, мы воевали сами с собой». Песня, как известно, родилась в годы перестройки. Но примерно то же самое случилось и в 1996-м, после президентских выборов. Когда страну перестали пугать красным реваншем, «ельцинское большинство» тоже развеялось как дым. И больше уже не появилось.

Ставка на баррель

Не факт, конечно, что история повторится вновь. Многое, безусловно, будет зависеть от внешних факторов — прежде всего от динамики развития мирового финансового кризиса, особенно в его европейском преломлении. Ничто, как известно, так не укрепляет власть в России, как высокие цены на нефть, насыщающие бюджет и бюджетников. Но в условиях недиверсифицированной экономики, обремененной массой социальных и военных обязательств, нефтяной бум становится палкой о двух концах. Чем дороже баррель, тем выше зависимость от ситуации на сырьевых биржах: страна не просто сидит на игле, но и требует с каждым годом все большей нефтедолларовой «дозы». Десять лет назад, чтобы свести бюджетные концы с концами, достаточно было 20 долларов за «бочку». Сегодня не хватит и сотни. Кстати, тот же самый путь страна проделала в последние десятилетия советской власти.

Общепризнано, что существенный — некоторые даже считают, что решающий — вклад в крушение СССР внесло резкое падение цен на нефть в середине — конце 80-х. Нефть тогда действительно серьезно подешевела: в 1980 году среднегодовая цена барреля составляла 37,4 доллара, в 1990-м — 24,5. Но если взять ситуацию в более широком историческом разрезе и сравнить 1990-й, скажем, с 1970-м, то никакого падения не было и в помине. Какое там: в течение этого временного отрезка черное золото подорожало в 10 раз (в 1970-м баррель стоил чуть более двух долларов)! Но государственные расходы росли еще быстрее. И та «доза», которая 42 года назад привела бы к неземному «кайфу», 20 лет спустя вызвала такую «ломку», от которой одна шестая часть суши не может оправиться, по существу, и по сей день.

Сегодня нефть находится в приемлемом для нас ценовом диапазоне. Но страховок никаких. А ну как обремененные непомерным госдолгом европейцы снизят потребление наших энергоносителей? Проблемы, собственно, возникнут, даже если цены просто будут стоять на месте, а не планомерно увеличиваться: это будет означать прекращение или как минимум снижение экономического роста со всеми вытекающими отсюда социально-экономическими последствиями.

Снижение же — более или менее долговременное — тождественно кризису. Коктейль из бедственного положения «низов» и разочарования среднего класса — крайне взрывоопасная смесь, сметающая «верхи». Детонация этой бомбы почти сто лет назад смела со страниц истории и с карты мира трехсотлетнюю романовскую империю.

Впрочем, как показывает недавний опыт некоторых некогда дружественных нам южных стран, рост нефтяных котировок тоже никого ни от чего не страхует. Самый надежный предохранитель от революций — устойчивая, сбалансированная политическая система. Но чтобы создать таковую, Владимиру Путину придется поступиться многими своими козырями.

Разморозка

Если называть вещи своими именами, то лучшим итогом третьего путинского срока должна стать ситуация, при которой сам Владимир Владимирович или представители его команды могли бы, к примеру, не участвовать в выборах совсем или даже проиграть их. И страна при этом не перевернулась бы вверх дном, небо не упало бы на землю и Москва-река не потекла вспять. Иными словами, чтобы возникла политическая конструкция, при которой оппозиция может взять в свои руки рычаги управления легальным путем и при этом не может ни узурпировать власть, ни ввергнуть страну в хаос. И вовсе не по причине превосходных личных качеств будущего хозяина Кремля (хотя неплохо, конечно, чтобы человек был хороший). Защита от дурака и Бонапарта должна быть заложена в «генетическом коде» системы власти.

Сегодня такая защита, к сожалению, отсутствует: Конституция страны делегирует главе государства поистине необъятные, имперские полномочия. Базис этот столь универсален, что допускает практически любую надстройку — от разудалой демократии ельцинского образца до нынешней «суверенной». И, возможно, это еще не самые крайние границы диапазона. Страхи, рожденные «оранжевой угрозой», в принципе, не так уж и нелепы: и впрямь все может случиться. Но сохранение такого статус-кво не устраняет проблемы, а лишь на время замораживает ее. Прогнозы многих экспертов, предрекающих, что после выборов буза «рассерженных горожан» плавно сойдет на нет, вполне могут оправдаться. Но причины бузы никуда не денутся, и при первом же удобном случае может рвануть с удвоенной силой.

Детали новой политической конструкции — отдельная большая тема. Вариантов решения может быть много. Но главное — принцип «нескольких ключей»: ни у одной политической силы в стране не должно быть монополии на власть. И уж тем более — монополии на истину.

По сути, сверхзадача нынешней правящей команды — сделать так, чтобы ей было комфортно в том числе и в статусе оппозиционной силы. А когда она вновь предъявит претензии на власть, ее сторонникам не пришлось бы выходить на майдан. Чтобы никому не пришло в голову говорить об «антиоранжевой революции» и вновь издавать газету «Не дай Бог!». Любой другой путь — лишь отсрочка исполнения «приговора истории», отнюдь не делающая его более мягким.

...По утверждению председателя ЦИК Владимира Чурова, первые выборы на Руси состоялись в 862 году. А избран был, как нетрудно догадаться, Рюрик — первый глава первого русского государства. Конечно, не все историки согласятся с этой смелой гипотезой, но даже если допустить, что наша демократия есть пошла именно оттуда, из гостомысловских времен, то вывод все равно печален: с тех пор власть в России ни разу не менялась в результате выборов. Лишь посредством смут, войн и революций. Судьба предоставляет победителю президентской гонки уникальный шанс — разорвать замкнутый круг, по которому вот уже несколько веков ходит страна: ледниковый период — хаос — еще более мощная «заморозка»... Миссия сложна, но вполне выполнима.

Выбор-2012

Результаты выборов президента РФ по состоянию на 23.55 4 марта 2012 года

Владимир Жириновский 6,87%

Геннадий Зюганов 17,29%

Сергей Миронов 3,74%

Михаил Прохоров 7,08%

Владимир Путин 63,92%

По данным ЦИК России

Есть ли жизнь после выборов?

Я бы никоим образом не преувеличивал степень противостояния, пропорция которого наиболее ярко проявилась в последние недели. Скорее можно констатировать, что есть часть общества — размер которой я бы опять же не преувеличивал, но, безусловно, она является неотъемлемой его частью, — которая желает перемен.

Вообще хочется, чтобы мы прекратили говорить про наших и ваших, согласных или несогласных, довольных или нет. Мы все должны ощущать себя гражданами одной страны. И те, кто ведет дело к размежеванию, делению общества на одних и на других, — это не те люди, которых я стал бы поддерживать.

Вот почему после выборов мы будем ждать дальнейших перемен к лучшему. В первую очередь — появления нового правительства, его новой структуры, которая, как заявлял Владимир Путин перед выборами, кардинально изменится. И будем ждать ту команду, с которой Путин пойдет претворять в жизнь то, о чем он, в частности, писал в своих предвыборных статьях.


Дмитрий Песков

пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Рос­сии

В конце правления Ельцина я думал, в какую сторону пойдет дальше страна, и мне виделась или жесткая рука Сталина с тюрьмами и кровью, которая «наведет порядок» в хаосе 90-х, или еще большие хаос, бандитское беззаконие и полный распад страны. Путин тогда, казалось, нашел компромиссный путь. Как человек другой формации, умный и сильный, начал он довольно прогрессивно, но в какой-то момент, видно, принял другие правила игры. Структура власти сегодня даже крепче, чем советская, так как построена не на спорной идеологии, а на откровенном цинизме и деньгах. При этом власть обходится без крови и ГУЛАГов, а это уже «подарок».

Интеллигенция всегда имеет тенденцию преувеличивать свое количество и значимость. При неоспоримой важности митингов реальной опасности для режима, думаю, они не представляют. Тем не менее Путин достаточно серьезно среагировал на этот звоночек, и, может быть, есть шанс, что, став президентом, он опять сделает поправки в правилах игры, но в обратную сторону. Все-таки его команда за 12 лет уже наелась и навластвовалась всласть, а если вдруг придут новые, голодные — не дай бог, все начнется сначала. Передел власти неизбежно ведет к переделу кадровой политики по всей стране и к переделу собственности, а это очередной коллапс.


Стас Намин

му­зы­кант, ком­по­зи­тор

Во-первых, после президентских выборов я жду лучшей жизни. А иначе зачем их проводить? Во-вторых, я человек военной закалки, а потому считаю, что демократия — это дисциплина, ответственность.

Я жил в эпоху, когда телевидения не было, а было только радио. Машин практически не было, а были извозчики. Но доброты и радости жизни в те полуголодные годы, на мой взгляд, имелось гораздо больше, чем в нынешние, более тучные времена. Объясняется это, видимо, тем, что страна прошла через чудовищные тяготы самой страшной войны, и потому люди ценили любую радость в жизни. Поэтому желаю соотечественникам возвращения к духовным ценностям той поры.

Еще я болею за ветеранов, поскольку считаю, что люди, которые жизни положили на алтарь Победы, должны комфортно жить. Им должно быть предоставлено полное обеспечение — в смысле жилья, лечения и прочих услуг. Поэтому мне кажется, что избранный глава государства должен обратить внимание на помощь ветеранам.

А потом он должен обратить внимание на сферу культуры. В свое время академик Лихачев назвал культуру «душою нации». В моем понимании именно культура поможет победить и коррупцию, и все другие негативные моменты в нашей жизни.


Владимир Зельдин

на­род­ный ар­тист СССР

Сценарий дальнейших взаимоотношений «белоленточной» оппозиции и власти зависит от победителя президентских выборов. Возможно, он решит пойти по пути искоренения заразы и крамолы. Иными словами, отреагирует как товарищ Сталин, получивший при голосовании на XVII «съезде победителей» в 1934 году несколько голосов против и основательно «прочистивший» состав его делегатов. В этом случае протестное движение будет, скорее всего, задушено. Во всяком случае в XX веке все приводило именно к этому. Изменилось ли что-то в XXI веке, в эпоху интернет-технологий? Интересный вопрос. В Белоруссии и Казахстане Интернет тоже есть, но это мало сказывается на политической обстановке в этих странах. Если же победитель выборов сочтет, что настала пора меняться — и ему самому, и политической системе, которую он создавал в течение своих предыдущих сроков, — то это совсем другая история.


Андрей Кураев

бо­гос­лов

После выборов ожидается обострение противостояния. Победа Путина спровоцирует визг оппозиции о том, что она была нечестной. Выборы будут признаны оппозицией сфальсифицированными в любом случае, невзирая на то, сколько будет наблюдателей. Это станет главной новостью. Она будет хорошо продаваться, потому что честность выборов является для всех безусловной ценностью, а их нечестность — убеждением большинства. Оппозиция постарается использовать этот шанс на все сто: будет выдвигать лозунг досрочных перевыборов, заявлять, что Путин нелегитимен, устраивать перформансы — палаточные лагеря по типу майдана, очередные живые цепи и так далее.

Конечно, власть постарается увлечь общество другой темой. Путин в качестве президента начнет принимать решения в рамках тех инициатив, которые он выдвигал в ходе избирательной кампании. Дальше — политическая реформа. Первое чтение соответствующих законопроектов уже прошло, впереди — самое интересное второе чтение, в ходе которого могут быть внесены весьма важные поправки.

Если же оппозиция не успокоится, то, думаю, власть применит ту же тактику, которую американцы применили к движению «Захвати Уолл-стрит». То есть ничего не делать, пока самим протестантам буза не надоест. Потом, после судебных решений, разгонять все эти несанкционированные лагеря. Но это будет не скоро — только к тому моменту, когда мода на белые ленты сойдет и протестная энергия выдохнется.


Валерий Федоров

ген­ди­рек­тор ВЦИОМ

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера