Архив   Авторы  
По мнению главы ВЦИОМ Валерия Федорова, за 12 последних лет имидж Владимира Путина претерпел существенные изменения: «Сначала его воспринимали как избавление от «антигероя» Бориса Ельцина... к середине 2000-х базовый имидж выкристаллизовался»

Утроение ВВП
Политика и экономикаГлавная тема

Почему роман Владимира Путина с Россией оказался таким продолжительным







 

Бог, как известно, троицу любит. Вот и на этой неделе Россия в третий раз получила в президенты Владимира Путина. Это именно с ним мы «мочили в сортире», вставали с колен, удваивали ВВП и преодолевали последствия мирового финансового кризиса. Пора подводить итоги. Конечно, не окончательные, а исключительно промежуточные. Что «Итоги» и сделали с помощью тех, кого сам Владимир Владимирович предпочитает называть коллегами.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина:

— Я видел работу Владимира Путина, когда он был президентом, и гораздо ближе видел его работу, когда он стал председателем правительства. В целом — и там и там — он продолжал оставаться трудоголиком. Его рабочий день — самый яркий пример ненормированного рабочего дня. Включая частые передвижения по городам и весям, он длится до глубокой ночи, а иногда и до утра. Такой режим распространяется и на выходные, если их можно назвать выходными в нормальном понимании этого слова. К этому нужно добавить массу звонков членам правительства, советникам, помощникам и так далее. Короче, рабочий день длится круглосуточно. Даже когда Владимир Путин отдыхает, чувствуется, что его голова постоянно занята решением каких-то задач. В любой момент — день это или ночь — он может позвонить и задать своим подчиненным какой-то вопрос или дать поручение.

Какие дни бывают самыми тяжелыми? К примеру, когда утром запланировано несколько мероприятий в Москве, потом переезд в аэропорт и выезд в другой город, затем посещение там какого-то объекта, после этого проведение там же совещания, снова переезд в аэропорт и вылет в еще один город или регион, а то и за границу. При этом Путин не просто куда-то перелетает, а потом сидит на совещании и клюет носом. Он эти совещания ведет. А свои передвижения использует, чтобы готовиться к новым мероприятиям. Он из тех людей, которые предпочитают знать любую проблему на экспертном уровне.

Многие часто спрашивают: «Как Владимир Владимирович выдерживает такой график?» Во многом помогает спорт. По утрам он плавает. Играет в хоккей…

Конечно, все эти непомерные требования он в первую очередь предъявляет к себе. Известная фраза «пахал как раб на галерах» относится прежде всего к нему. Но поскольку он так требователен к себе и в работе никогда себя не жалеет, то, конечно, не склонен давать щадящий режим и тем, кто трудится вместе с ним. При этом он всегда с пониманием относится к человеку, если тот неважно себя чувствует или у него в семье возникли форс-мажорные обстоятельства. В этом плане Владимир Владимирович проявляет вполне нормальные человеческие качества.

Некоторые упрекают Путина в том, что он предпочитает старые, проверенные кадры, не замечая новых. Я бы так не сказал. Новые лица постоянно появляются. Но главное для него совсем не лица — старые они или новые, а сочетание деловых и человеческих качеств у членов команды.

Александр Залдастанов (Хирург), президент мотоклуба «Ночные волки», в акциях которого Владимир Путин принимает участие с 2010 года:

— Сам факт того, что Владимир Путин готов соприкоснуться с чем-то таким опасным, как мотоцикл, говорит о нем как о крутом мэне. Когда он впервые приехал к нам в Севастополь, нам сразу стало понятно, что у него вызывает это интерес. И ехал он на мотоцикле не как ботаник, а достаточно лихо. Я сразу почувствовал, что он поймал кураж. Отвернул ручку почти да упора, и его трайк полетел настолько быстро, что мне даже пришлось его тормозить. Махал ему рукой: «Хорош, хорош, не будем шикарить». Мы и так оторвались от колонны с охраной, службой протокола. Они не могли нас догнать. Чувствовалось, что он получает удовольствие от того, что один на один с дорогой, солнцем, мотоциклом. У него в глазах появилась та искра, которая хорошо понятна разве что нам, байкерам. Мы почувствовали, что он свой. Между нами сразу возник контакт, взаимное искреннее доверие. А когда мы с ним прощались, обступили его. Кто просил его расписаться на шлеме, кто на перчатках. Кто-то хотел сфотографироваться. И только после этого он сел в машину.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ, дважды занимавший второе после Владимира Путина место на президентских выборах:

— После первого избрания Владимира Владимировича в 2000 году мы за городом целый день провели. Человек пять нас было: пара-тройка с нашей стороны и с его примерно столько же. Путина интересовало прошлое — начало 90-х годов. Сам-то он был тогда начинающим. Школы нет, знания страны тоже, как и политического опыта. Так что тот факт, что он интересовался нашим опытом и хотел, видимо, избежать ошибок, был обнадеживающим. Да и кто лучше нас в то время знал, что происходило, какие решения принимались? Мы почти весь день проговорили. И потом появилось его первое послание. Должен сказать, что оно тоже было обнадеживающим — он за сильное государство, социальную политику, демократию. А вот конкретное наполнение этой программы оптимизма поубавило, особенно коррупция, клановость…

Сейчас у Путина похожая ситуация, какая была у Ельцина в 1998-м, когда он мне позвонил с вопросом: что делать? Я с Ельциным с 1993 года после расстрела Верховного Совета не разговаривал, хотя жили-то в одном подъезде. Я тогда посоветовал сформировать новое правительство. И вскоре оно появилось — первое за последнее десятилетие левоцентристское и грамотное.

Получится ли сейчас у Путина? Ситуация схожая: из кризиса не вышли, долгов примерно столько же, сколько и резервов, как только цена на нефть опустится ниже 80 долларов за баррель, жди проблем...

У меня был когда-то начальник — Виктор Крупский, талантливый человек, я в то время был вторым секретарем в Орле, так вот он сказал заветную фразу: «Геннадий, ребята они хорошие, а работники никудышные, а такой должности «никудышные работники» у меня нет». Точная формулировка! Подбирая команду, начальник должен за нее отвечать. Может, они с Путиным и неплохие ребята, но надо принимать решения, которые на пользу стране.

Андрей Исаев, председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов, один из руководителей партии «Единая Россия», лидером которой был Владимир Путин:

— Путин — самый успешный российский политик, потому что никогда не отказывался от своих слов, никогда не давал невыполнимых обещаний, всегда делал то, что говорил. Он сумел выстроить диалог с самыми разными социальными группами и найти компромиссное решение, которое имело бы успех. Он как политик давно сформировался. Главными его качествами, на мой взгляд, являются надежность и договороспособность.

Сергей Миронов, лидер «Справедливой России», знакомый с Владимиром Путиным с начала 1990-х годов по работе в Санкт-Петербурге:

— На мой взгляд, более чем уместно вспомнить тот период жизни Путина, когда он более чем умело мог способствовать компромиссу. Это его работа в качестве первого зампреда правительства Петербурга. Он был ответственным у Собчака за связь с Заксобранием, а сам Анатолий Александрович был человеком жестким, если уж закон инициировал, то требовал, чтобы принимали как есть. А у нас — коса на камень, если не согласны с концепцией. Так вот мы не раз и не два садились и аргументированно доказывали Путину, почему мы не согласны и в каком варианте готовы этот закон рассматривать. Бывало, что он или Собчак настаивали на своем и тогда это заканчивалось тем, что закон не принимался, а иногда Владимиру Владимировичу удавалось, что называется, продавить закон. Но я сейчас вспоминаю, что было и такое: Путин нас слышал и добивался от Собчака другой редакции, которая нас устраивала. Как он это делал, не знаю. Но это очень ценная черта — самому пойти на компромисс и убедить сделать то же самое кого-то более сильного. Остается лишь надеяться, что нынешний Путин не потерял это качество.

Борис Немцов, один из лидеров «Солидарности», автор биографической книги «Исповедь бунтаря», в которой немало страниц посвятил Владимиру Путину:

— Владимир Путин везучий политик — что есть, то есть. Когда он пришел к власти нефть была 20 долларов за баррель, сейчас она — 120 долларов. Дорогая нефть — счастье для российского правителя, но вечно фартить не может... Для Путина, судя по разгулу коррупции, грешник не тот, кто крадет, а тот, кто нелоялен. За второе преследуют. А страну на таких принципах построить нельзя — рано или поздно развалится. Госинституты уже сейчас не действуют сами по себе как полноценная система: ни суды, ни армия, ни даже спецслужбы — всем рулят в ручном режиме. Так что малейший сбой на рынках, даже не депрессия, а просто сбой, и «шарик» лопнет.

Андрей Колесников, журналист, соавтор книги «От первого лица», а также автор книг «Я Путина видел!» и «Меня Путин видел!»:

— Зимой 2002 года президент Владимир Путин приехал в Казахстан, на Чимбулак. Там поздним вечером с ним встретились несколько российских журналистов. Он был весел и уравновешен. Он отвечал на все вопросы, и у меня было полное впечатление, что ему это нравится. Под конец один журналист с робкой надеждой спросил, нельзя ли его сфотографировать, когда он на следующее утро будет спускаться с трехкилометровой горы вместе с Нурсултаном Назарбаевым и Александром Лукашенко, который никогда до этого на горных лыжах не стоял, но был до странности уверен в себе только по той причине, что мог стоять на беговых.

— Сфотографировать? — переспросил господин Путин. — А вы с нами можете покататься. Хотите?

— Конечно, — прошептал журналист.

— А вы на лыжах стоите? — на всякий случай спросил президент России.

Журналист беспощадно кивнул. Владимир Путин тоже. Журналист, как и Александр Лукашенко, никогда не стоял на горных лыжах. Более того, он никогда не стоял и на беговых. Но он был готов вместе с Владимиром Путиным спуститься с любой горы, в том числе и с трехкилометровой. Спуск должен был начаться в 10 утра. Журналиста разбудили в пять. Его отвезли на Чимбулак, экипировали, приставили к нему инструктора. Его хотели научить спускаться за 4 часа. У инструкторов не было другого выхода. Ведь запретить ему спуститься вместе с президентом никто бы не смог. Он сделал бы это во что бы то ни стало, даже ценою жизни, своей или случайного горнолыжника.

До нас ранним утром доходили отрывочные сведения о происходящем. С каждым получасом они были все отрывистее и драматичнее. К половине десятого стало известно: «Вообще на лыжах не стоит и никогда не будет». К большой горке примыкала маленькая, ее называли детской. Пока Владимир Путин с Нурсултаном Назарбаевым катались со своей трехкилометровой горки, журналист стоял с фотоаппаратом у подножия детской и пытался сфотографировать президента России с дальнего расстояния. В какой-то момент его усилия оказались вознаграждены. Президент подъехал к нему и спросил, чего это журналист все стоит и стоит на одном месте в полном горнолыжном снаряжении. Журналист пояснил, что, если стоять на месте, снимки получаются гораздо художественнее. Президент кивнул и уехал на подъемнике на гору. Тогда ему нравилось кататься и подолгу разговаривать с журналистами.

Последнее вскоре прошло. Интересно, что осталось. Еще интереснее, появится ли что-то новое. Да, главное: этим журналистом был не я...

Николай Злобин, американский политолог, завсегдатай клуба «Валдай»:

— Путин оказался сильным и талантливым политиком. Можно обсуждать последствия его политики, пошла она на пользу России или нет, добрый он гений, злой или никакой. Но бесполезно отрицать сам факт наличия у него фантастической политической интуиции. Одна из причин успеха Путина в том, что он является в хорошем смысле слова «политическим животным», как на Западе называют государственных деятелей с сильно развитым политическим чутьем, с политической, если хотите, наглостью, с умением принимать решения вопреки тому, что написано в книгах по теории политики. Он чаще всего не сможет сам объяснить, почему он поступает так, а не иначе, почему делает так, как делает. Да и другие не найдут логического объяснения многим его поступкам. И тем не менее он чаще всего выигрывает у тех людей, которые долго размышляли, долго рассчитывали, строили планы — и оказывались в проигрыше. В этом смысле Путин в одном ряду с Рейганом, Тэтчер, Черчиллем... Все они делали то, что шло вразрез с советами ближайшего окружения, общественной логикой и логикой вообще. Человек, который каким-то чудом знает, как поступить, воспринимается народом на ура.

Второе, в чем он оказался удачен: он сумел внушить свою веру в правильность собственной парадигмы восхождения к власти и ее поддержания. Он стал президентом случайно, в силу сложившихся обстоятельств, так сказать, президентом по знакомству. С тех пор он искренне верит, что такие вещи, как преемничество, политическая эволюция, кадровые назначения, должны происходить по тому методу, который он сам считает наиболее успешным, — окружить себя лояльными людьми, которым доверяет.

У Путина лояльность стоит выше профессионализма. Он пытается из лояльных людей делать профессионалов, а не наоборот. В этом есть свои плюсы, но больше минусов. Кадровая политика при Путине осталась неразвитой — ручное управление, при котором любые назначения охраняются, как военная тайна. Заточенная под конкретного человека формула ручного управления превратилась в самодовлеющую модель, из которой извлечь конкретного человека — самого Путина — нельзя: система разрушится. Путин стал органичной частью этой системы, ее краеугольным камнем, и это еще одно объяснение того, что ему не нашлось замены.

При все при том я не думаю, что два его новых срока неизбежны. Во-первых, даже шесть лет — это большой временной отрезок, и на нем многое может случиться. Во-вторых, задачи перед страной и Путиным стоят совсем другие, чем в его первые восемь лет президентства. А в-третьих, я бы не преуменьшал четырехлетие Медведева, когда произошла сильная десакрализация кремлевской власти. Президент Путин уже не сможет быть таким, каким он был в 2000—2008 годах. Он, если так можно выразиться, разбавлен либерализмом истекшего медведевского срока.

Систему менять придется, но, скорее всего, он будет менять ее не на другую, а на такую же систему ручного управления, но подразумевающую смену рук, а не переход к нормальному политическому процессу с публичными кадровыми и иными обсуждениями. Проблема в том, как найти и как вписать в эту систему новую пару рук. Мы не видим новых лидеров. В этом смысле политическое будущее Медведева мне представляется не таким уж бесперспективным. Трудно найти другого человека, с которым бы у Путина были столь близкие и доверительные отношения.

Валерий Федоров, гендиректор ВЦИОМ:

— Имидж Владимира Путина, уже больше двенадцати лет пребывающего на первых политических ролях, не мог не меняться. Сначала его воспринимали как избавление от «антигероя» Бориса Ельцина. Про достоинства особо никто не говорил, поскольку никто его по сути и не знал. На посту президента он некоторое время нащупывал свой образ и стиль, и к середине 2000-х базовый имидж выкристаллизовался. Это очень энергичный, компетентный человек, который думает прежде всего о стране, истинный патриот. При этом очень удачливый, ловкий, которого на мякине не проведешь и с которым надо, что называется, держать ухо востро. Не добренький, себе на уме, даже хитрый. Но при этом работает на страну, а не на свой карман, и ведет ее в правильном направлении.

Последние четыре года Владимир Путин находился на второй позиции, но при этом для большинства избирателей оставался реальным руководителем государства. Вопрос о том, кто все-таки принимает ключевые решения, он или Медведев, задавался респондентам неоднократно, и всегда соотношение было в пользу Путина.

Многое изменилось с лета 2009 года. Пошла черная полоса: и лесные пожары, и авария на Саяно-Шушенской ГЭС, и Кущевка, и ледяной дождь, и трагедия на Манежной. Все это — на фоне высокой инфляции. Началось снижение рейтингов, оппозиция Путину выросла. Рокировка стала своего рода спусковым крючком: началась масштабная критика «единороссов», антипутинская агитация, митинги и так далее.

В этот очень тяжелый момент Путин продемонстрировал известное качество офицера спецслужб, которого экстремальная ситуация не ввергает в ступор и уныние, а наоборот, мобилизует, понуждая действовать эффективнее и находчивее. Бесспорно, ему удалось сконцентрироваться и переломить ситуацию, одержав победу уже в первом туре.

Другой вопрос, с чем он пришел к этой победе. Если раньше он выступал как человек, консолидирующий общество, президент всех россиян или национальный лидер, то сейчас он победил на драматическом конфликте. Основной электоральный разлом шел по линии «за Путина — против Путина». А это означает, что значительная часть общества уже не принимает его как своего лидера. Она просто смиряется с ним, потому что он избран и пересмотреть итоги выборов невозможно. Этих людей сегодня существенно больше, нежели четыре или восемь лет назад.

Проблема в том, что эти люди — информированные, образованные и зажиточные граждане, все те, кого пестовал Путин и его команда, — городской средний класс. Не весь, конечно, но значительная его часть.

Другая сторона медали: на сей раз большинство проголосовало за Путина как за наиболее оптимальное предложение в избирательном бюллетене. Иными словами, «фанатская» стадия пройдена, сделан сугубо рациональный выбор.

Люди голосовали не за кумира, а за человека, который в наилучшей степени подходит к роли главы государства: дальновидного, надежного, который не допустит никаких кризисов и вывихов, спадов и революций. Сегодня люди довольно трезво представляют себе его достоинства и недостатки, больше воспринимают как наемного чиновника, должностное лицо. С одной стороны, это хорошо, поскольку нет завышенных ожиданий, с другой — это, конечно, уже и другое общество, и принципиально другое отношение к политику. Конечно, это часть общего тренда: отношение к государству в целом в России меняется. Но Путин в этом плане раньше стоял особняком – он был «тефлоновым». Сегодня — иное: он уже не сакральный образ, а вполне себе рациональный. А это предполагает соответствующую стилистику поведения: максимальную прозрачность и отзывчивость к запросам людей, оптимальную требовательность. Президент должен быть в постоянном контакте с электоратом, очень интерактивен и восприимчив. Раньше люди были благодарны ему просто за то, что он готов был с ними поговорить, улыбнуться, подать руку. Сейчас они хотят весомых, зримых результатов, и это придется учитывать.

От редакции

Кстати, о результатах. За первые два президентских срока Владимира Путина анонсированного удвоения ВВП не случилось. За четырехлетку премьерства нашего героя — тоже: мировой кризис помешал. Будем надеяться, что мечты сбудутся в предстоящие шесть лет. А там и на утроение замахнуться можно...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера