Архив   Авторы  

Плейбой
Политика и экономикаПрофиль

Подняться на властный олимп Доминику Стросс-Кану помогли женщины. Они же обеспечили и его падение







 

Халед, мой знакомый торговец газетами на углу бульвара Монпарнас и улицы Ренн, не скрывал, что день удался. На привычный вопрос: «Как дела?» — обычно грустный алжирец показал большой палец: «Спасибо ДСК!» Действительно, скандал, разгоревшийся в Америке вокруг директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) Доминика Стросс-Кана (или просто ДСК), стал в Париже главным событием мая, разом затмив и фестиваль кино в Канне, и песенный конкурс «Евровидение», и даже национальный футбольный чемпионат. Остается только удивляться почему. Ведь, по большому счету, произошло то, что рано или поздно по закону подлости или честности должно было произойти.

Экс-глава самого мощного министерства Пятой республики, а теперь и экс-глава крупнейшего международного финансового института всегда слыл волокитой и плейбоем. Причем отнюдь не бескорыстно. Именно женщины помогли Доминику Стросс-Кану подняться на властный олимп. Они же и обеспечили его неизбежное падение.

Роман с Дюма

«На протяжении многих лет мы вытаскивали Доминика Стросс-Кана из самых деликатных ситуаций, — рассказывает мне один из руководителей «Рансенман женеро», ныне не существующей, а когда-то влиятельнейшей французской спецслужбы. — По поступавшим к нам донесениям из «горячих» клубов и сомнительных заведений, которые посещал ДСК, можно было изучать Камасутру. А фотографии, на которых был тайно запечатлен в самых смелых позах человек, весьма похожий на министра экономики, финансов и промышленности и одного из лидеров Социалистической партии, вполне подходили в качестве пособий для любителей чего-то погорячее».

ДСК всегда слыл жизнелюбом, и сам никогда этого не скрывал. А несколько месяцев назад, встречаясь в неформальной обстановке с журналистами «Либерасьон», он признался: «Боюсь, что правые в гонке за президентский мандат используют против меня или мое богатство, или секс, или еврейское происхождение моей семьи... Саркози я не боюсь, он на крупную подставу не пойдет. А вот Геан способен на все».

Для справки: Клод Геан, ближайший соратник Николя Саркози, является министром внутренних дел Франции. Об этом человеке с внешностью без особых примет не случайно говорят как о втором после президента влиятельном персонаже Пятой республики. Однако судя по тому, что произошло с месье Стросс-Каном в Нью-Йорке, ведомство месье Геана к шумной отставке главы МВФ, считавшегося во Франции наиболее вероятным претендентом на пост президента страны, касательства не имело. К драматической истории Стросс-Кана в точности применим известный принцип: ищите женщину. Только в этом случае — не одну.

В анкетах он называет себя и экономистом, и деловым адвокатом. По образованию Доминик Стросс-Кан и в самом деле экономист и адвокат. Правда — теоретик. Он никогда не руководил ни одним крупным производственным или коммерческим предприятием. Докторскую же диссертацию написал на тему: «Семейная экономика и специфика наследства». С предметом исследования у него, без сомнений, все в порядке, равно как и с наследством, точнее — с семейным достоянием. Но лучше обо всем по порядку...

Доминик Гастон Андре родился в престижном парижском буржуазном пригороде Нейи-сюр-Сен в апреле 1949 года и вскоре был увезен родителями в Марокко, где служил его отец. Жильбер Стросс-Кан, юридический и налоговый советник и видный член Великого Востока Франции (главной масонской структуры республики), являлся далеко не последней фигурой в Агадире. Заметным человеком была и жена советника, журналистка и писательница Жаклин Феллюс, предки которой были родом из России. После землетрясения в Марокко в шестидесятом году Стросс-Каны вернулись в Европу и поселились в Монако. Там, на пляжах Лазурного Берега, четырнадцатилетний Доминик и познакомился на утреннике для учащихся лицея, носящего имя князя Монако Альбера I, с юной Элен Дюма. Она была очаровательной и загорелой, родители ее — состоятельны и готовы поддержать юных влюбленных в их переезде в Париж. Что и сделали молодые, заключившие гражданский брак сразу, как им исполнилось восемнадцать.

От первой жены у ДСК трое детей: Ванесса, Марин и Лорен. Производя их на свет, Доминик не уставал грызть гранит науки, чему весьма способствовало немалое финансовое состояние супруги. По окончании парижской Высшей школы коммерции и Парижского института политических наук амбициозный молодой человек к диплому экономиста добавил еще и диплом юридического факультета Сорбонны. Попытался на волне успеха прорваться и в Высшую школу национальной администрации — садок номенклатуры республики, — но провалился на вступительных экзаменах. Друзьям он потом скажет, что его не взяли из-за еврейского происхождения. Так это или нет, не нам судить. Но именно тогда, в конце 70-х, происходит сближение ДСК как с сионистскими организациями, поддерживавшими Франсуа Миттерана в его борьбе за власть, так и непосредственно с активом главной левой партии Франции.

Впрочем, к социалистам Доминик приходит, сперва освоив азы «партийной экономики» у коммунистов, тогда еще преданных союзников Миттерана.

Работавший сперва в университете Нанси, Стросс-Кан устраивает дело так, что его переводят на ту же самую должность лектора по вопросам экономики в университет «Париж Х».

Характерно, что происходит это аккурат в 1981 году. Тогда, ровно тридцать лет назад, «розовая» политическая волна накатила на Пятую республику: Франсуа Миттеран становится президентом, социалисты и коммунисты берут под контроль Национальное собрание и спешно начинают занимать большинство командных постов на всех этажах власти. Им как воздух нужны если не специалисты управления, экономики и финансов, то хотя бы толковые люди, способные мало-мальски разбираться в организации государства. ДСК тут как тут. Он нюхом чует — его час настал. С ходу получает значительный пост шефа службы финансирования в комиссариате планирования, а вскоре делается и одним из руководителей этой структуры, сидящей на денежных потоках.

Связи немереные! «Делись и властвуй!» — проповедует своему ближнему кругу Франсуа Миттеран. Только власти ДСК сейчас не хватает, и он начинает интриговать с руководством соцпартии по поводу своего избрания в Национальное собрание. «Розовые слоны» — так французы прозвали лидеров социалистов, кучкующихся у подножия Миттерана, парашютирут ДСК в Верхнюю Савойю в качестве первого номера местного партсписка на выборах в законодательное собрание. Он мчится на встречу со своими альпийскими избирателями, но своенравные горцы и слушать его не хотят. У них свой кандидат, из местных. Но афронт не проходит: после возмущенного звонка ДСК на улицу Сольферино, в штаб-квартиру соцпартии, савойцам дается указание прекратить кочевряжиться, и переход Стросс-Кана через Альпы завершается полной викторией.

...На этом роман ДСК с мадам Дюма завершается. Ее финансовый потенциал был отжат талантливым карьеристом до конца. Теперь новому, неизвестному широкой парижской публике депутату нужен свой пиарщик. Ну а кто может подойти на эту роль лучше, чем новая преданная жена?

Святая Брижит

«Каждый мой костюм стоит не меньше пятнадцати тысяч долларов», — с гордостью сказал ДСК журналистам несколько лет назад. Помнится, уже в середине восьмидесятых он отличался от коллег из «розовой» элиты — в большинстве своем вчерашних учителей и провинциальных врачей, налоговых инспекторов и мелких юристов — вальяжными манерами и умением носить ладно скроенные, непременно строгие наряды. Журналист и специалист по рекламе Брижит Гийемет в немалой степени приложила руку к формированию нового имиджа бывшего профессора экономики, сменившего свитер богемного интеллектуала на тройку раскрученного банкира.

Она, умная женщина с мягкими манерами, станет в 1986 году его второй женой. От нее родится у ДСК любимая дочь Камий. Именно к ней, учащейся в аспирантуре Колумбийского университета, и приедет в Нью-Йорк Доминик Стросс-Кан, если верить версии его адвокатов. Как можно понять из пока что выглядящей весьма сумбурной линии защиты ДСК, его главным алиби как раз и является обед с дочерью. Девушка якобы подтверждает, что так оно и было. Но если выяснится, тем не менее, что ДСК спешил из «Софителя» вовсе не на встречу с дочерью, а панически убегал, ей грозит наказание за лжесвидетельство вплоть до тюремного заключения. Американский закон суров.

«Камий не позавидуешь, — говорит известный парижский юрист мэтр Доминик Озенн. — Как тут не выручить отца? Но дело мне кажется ясным. В распоряжение нашего адвокатского кабинета попала копия обвинительного заключения американцев. Там на фактах утверждается, что акт сексуального насилия ДСК по отношению к горничной-гвинейке Нафисату Диало состоялся. Указано, что найдены в номере 2806 «Софителя» и следы крови и спермы. Единственное, что при таком раскладе может спасти Стросс-Кана от тюремного заключения, это полюбовная договоренность с жертвой, но время для этого мне кажется уже упущенным».

Так ли? Ведь в 2002 году ДСК удалось замять другое интимное дело. Тогда Стросс-Кан силой пытался принудить к любовному акту Тристан Банон, юную журналистку, пришедшую к нему для взятия интервью. Об этом, впрочем, уже было немало сказано и написано. Но не всем известно другое. Тристан — крестная дочь Брижит Гийемет, второй жены ДСК. Именно Брижит, прозванная Святой за свое долготерпение по отношению к альковным похождениям неутомимого супруга, тогда со слезами уговорила мать девушки, свою близкую подругу Анн Мансуре (кстати, видную деятельницу соцпартии), не предавать огласке историю, когда ДСК бросился на Тристан, «как возбужденный шимпанзе».

Дела давно минувших дней... Честно сказать, меня во всей этой катавасии поражает другое. Надо было взорваться американцам с их более чем своеобразным представлением о презумпции невиновности, чтобы о политике, к которому корреспондентам женского пола шепотом не рекомендовали ходить на интервью поодиночке, и в «нежной» Франции заговорили как о маньяке. Вот уж поистине фарисейство: еще вчера Доминика Стросс-Кана называли одним из лучших экономистов планеты и наиболее реальным кандидатом от левых на пост президента страны, а сегодня только ленивый не бросает в него камнем!

Странным мне кажется и другое: ДСК, не уступая в предприимчивости мопассановскому милому другу, открыто использовал своих жен в построении собственной карьеры, не брезгуя при этом наставлять им ветвистые рога. А они продолжали испытывать к нему если не любовь, то признательность наверняка...

Так вот, в 1991 году Стросс-Кан, ранее возглавлявший в Национальном собрании комиссию по вопросам экономики, вошел в самое могучее министерство республики, которое впоследствии и возглавил. В его руках оказались экономика, финансы, налоги, таможни и прочая-прочая. Под такой коленкор пристало и очередную супругу менять. Причем — с помпой. ДСК удалось и это.

Мистер Синклер

«Мы любим друг друга как в первый день знакомства», — голос ее поставлен, взгляд синих глаз лучезарен. Анн Синклер была на рубеже восьмидесятых и девяностых без преувеличения самой популярной женщиной Франции. Ведущая популярнейшей воскресной передачи «Семь на семь» на первом канале, гостями которой становились самые знаменитые и значимые люди Пятой республики, эта умница и красавица стала третьей женой ДСК.

Помню, как по телевизору показывали гражданский обряд свадьбы самого перспективного министра Франции и самой популярной ее телеведущей. Стать свидетелями иудейского обряда бракосочетания Синклер и Стросс-Кана были допущены только посвященные. Да это и понятно. Ведь вершился не заурядный брак, а заключался союз двух властей: политики и денег.

«К каждому человеку я отношусь в зависимости от того, как он относится к Израилю», — проронит однажды Доминик Стросс-Кан. Анн при этом будет стоять рядом и одобрительно кивать. Синклер это псевдоним, точнее — боевая кличка ее отца Робера Шварца, одного из героев антигитлеровского Сопротивления. А по матери она из Розенбергов, богатейших людей страны. И единственная наследница Поля Розенберга, легендарного антиквара и коллекционера картин.

После того как произведения искусства, некогда похищенные у Розенбергов нацистами, были возвращены в Семью, состояние Анн возросло до цифры с многими и многими нулями. Гражданка США, она имеет недвижимость в Америке и Марокко, Франции и черт знает где еще... Рассказывают, что, когда в 2010-м Синклер потребовались наличные, она продала на аукционе знаменитую «Одалиску» Матисса и сразу получила 33,6 миллиона долларов. Так что миллион долларов, выплаченный супругой Стросс-Кана суду в Нью-Йорке в качестве залога за ДСК, для нее что слону дробина.

Анн Синклер ввела ДСК, которого за глаза начали называть мистер Синклер, в кабинеты и салоны крупнейших еврейских банкиров планеты. Она, любимица французской публики, придала своему мужу легальность в качестве мультимиллионера. С ее подачи ДСК пошел на косметическую операцию — подтянул веко, противно падающее на глаз. По ее рекомендации он поменял личного кутюрье — им стал Карл Лагерфельд. По ее совету он начал прикрывать искусственным загаром пигментные пятна на лице...

Конечно, ДСК, называемый французскими СМИ «самым состоятельным международным чиновником мира», и без жены был бы небеден. По данным журнала «Экспресс», годовой заработок директора-распорядителя МВФ равнялся 315 200 евро. Синклер подарила Стросс-Кану не только огромное богатство, но и новый масштаб признания.

«Это не женщина, а овчарка, сторожевая собака, готовая жизнь положить за своего парня», — скажет о Синклер один из ее недругов, как и многие другие, не понимающий, как можно продолжать любить человека, который без конца предает тебя. Так или иначе, и после скандала в «Софителе» Анн Синклер заявила коллегам-журналистам: «Я ни минуты не верю в виновность моего мужа...»

Конец этой истории допишет следствие, не внимающее сантиментам и душевным привязанностям. Ясно лишь, что для Стросс-Кана он будет весьма драматичным — в отличие от других героев его политических и любовных романов.

Париж — Москва

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера