Архив   Авторы  
Встреча премьер-министра России Владимира Путина с Бараком Обамой и членами американской делегации в июле 2009 года

Свой парень
Политика и экономикаПрофиль

Москва и Вашингтон начнут понимать друг друга без перевода




 

Майкл Макфол, 47-летний автор идеи «перезагрузки», вскоре займется претворением теории в жизнь. Помощник президента США по России, один из ближайших сподвижников Барака Обамы назначен послом в Москву и после утверждения Сенатом отправится в страну, в которой бывал не один десяток раз. Чего ждать от специалиста по «цветным революциям» и самого «русского» представителя американского истеблишмента?

Имена и явки

Недавно Майкл Макфол, сдающий дела в Совете национальной безопасности США, сформулировал свое кредо в качестве нового посла в России: «Мы намерены выстроить с Москвой многосторонние и многомерные отношения, не ограничиваясь областью контроля над вооружениями». Макфол действительно не тот человек, чтобы себя чем-то ограничивать. Спектр его интересов весьма широк. Конек нового «амбассадора» — продвижение демократии, в том числе и посредством «цветных революций». Тема, что и говорить, скользкая и способная вызвать аллергию в Москве.

Впрочем, реакция на его назначение оказалась позитивной по обе стороны Атлантики. «Сколь бы ни была успешной деятельность нынешнего посла Джона Байерли, — заявил «Итогам» на условиях анонимности сотрудник Московского центра Карнеги, — у его сменщика есть одно бесспорное преимущество — личные прямые контакты с президентом Обамой».

Аналогичной точки зрения придерживается и Том Грэм, занимавший тот же самый пост в СНБ, что и Макфол, в администрации Джорджа Буша-младшего. «Три года — нормальный срок для пребывания в посольской дожности и для ухода из СНБ — это тоже нормально, — считает эксперт. — Конечно, назначение Майкла прямо связано с российско-американскими отношениями в том смысле, что перезагрузка получилась и начинается новая фаза наших отношений».

По его мнению, Белый дом берет в расчет еще один фактор. «В предстоящий год президент США не будет так глубоко вовлечен в российско-американские отношения, как раньше, скорее он будет заниматься другими делами, прежде всего внутриэкономическими, — размышляет Том Грэм в интервью «Итогам». — Но в то же время он считает нужным дать понять, что Россия не забыта, что она является одним из ключевых элементов его внешней политики. Что же может быть лучше и символичнее, чем послать туда человека, стоящего на переднем крае этой самой политики, — архитектора перезагрузки?»

Аналитики не сомневаются, что законодатели одобрят кандидатуру Макфола, хотя предвидят жаркие дебаты. Для некоторых кругов в США президентский помощник превратился в «либерального ястреба» после того, как выступил в поддержку вмешательства США в Ливии. Другие разглядели в нем «лучшего друга Путина» за то, что он якобы закрывает глаза «на свертывание демократии в России». Консервативный аналитик Уильям Джаспер даже намекает на некие контакты Макфола с российскими спецслужбами. Логика у него странная. У Макфола на сайте в Facebook в друзьях значится Анна Дворникова, бывший президент Американской ассоциации русскоговорящих бизнесменов. А у той, в свою очередь, тоже на Facebook, во френдах фигурирует небезызвестная Анна Чапмен, одно из действующих лиц прошлогоднего шпионского скандала.

«У Майкла в России действительно море знакомых, и сконструировать схемы «порочащих связей» при наличии фантазии нетрудно, — иронизирует по этому поводу наш собеседник из Московского центра Карнеги. — Только ведь в Конгрессе не фантазеры сидят, а реалисты».

Однажды на Патриарших

Майкл Макфол родился в 1963 году в штате Монтана, в поселке с гордым названием Глазго (что неудивительно, поскольку Макфолы и многие их соседи имеют шотландские корни), где сейчас живет чуть больше 3 тысяч жителей. Именно из одноэтажной Америки произошло немало романтиков-идеалистов, к которым со всем основанием можно отнести и Майкла — старшего сына Кита и Хелен Макфол. У него были теплые отношения с родителями, именно им он посвятил одну из главных своих книг «Россия: неоконченная революция», увидевшую свет в 2001 году. Юный Макфол оказался пробивным: в 1981 году его приняли в один из самых престижных университетов США — Стэнфордский. Говорят, что протекцию составила будущий госсекретарь США Кондолиза Райс. Впоследствии под ее началом Макфол работал на кафедре политических наук Стэнфорда. «Это, конечно, было для него мощным рывком вверх», — говорит один из вашингтонских знакомых Майкла.

Свободолюбивые настроения тех лет сподвигли Макфола на изучение форм и методов продвижения демократии, прежде всего на африканском материале — Ангола, Зимбабве, Южная Африка. Но поскольку революционные процессы в этом регионе были обусловлены иностранным влиянием, в частности, советским, то любознательному студенту пришлось обратить внимание и на Советский Союз.

В 1983 году он впервые приехал в СССР, на стажировку в Ленинградский госуниверситет. Через два года стажировался в Институте русского языка им. А. С. Пушкина в Москве. В 1986—1989 годах, когда он уже был аспирантом, последовали стажировки в Краковском университете в Польше, Лиссабонском университете и Университете Зимбабве в Хараре. Ну а в 1990—1991 годах Макфол стажировался в МГУ.

Его кандидатская диссертация «Освобождение Южной Африки и вмешательство великой державы: теория революции в международном контексте» еще была в работе, когда он резко поменял геополитический вектор своих исследований.

Как рассказал автору этих строк сам Макфол, поворот в его жизни случился накануне краха СССР на скамейке у Патриарших прудов. Его собеседницей была Татьяна Краснопевцева, сотрудница академического Института Африки. Американец пытал ее относительно советского влияния на события в Африке, а она в какой-то момент удивилась: Майкл, ну что тебе далась эта Ангола, если революция бушует прямо здесь, в величайшей державе мира! И пошло-поехало.

Где бы с тех пор он ни работал или преподавал — в Стэнфорде, Гуверовском институте или Фонде Карнеги, — главным предметом его внимания оставалась Россия. По подсчетам Макфола, за десятилетие с 1991 по 2001 год он более пятидесяти раз приезжал в Россию, иногда живя здесь месяцами и посещая куда более отдаленные российские медвежьи углы, чем родная Монтана в США. В 1994—1995 годах американский эксперт работал в Московском центре Карнеги. В этом качестве он консультировал российские власти о путях реформ — прежде всего в плане выборов и федеративного устройства.

Майкл бегло и практически без акцента говорит по-русски. Он автор или соавтор более десятка книг и монографий, а общий список его научных трудов занимает несколько страниц. Охотно писал и комментировал и для нашего журнала.

«Трудно представить более квалифицированного, более знающего кандидата на пост посла США в России, чем Майкл, — говорит «Итогам» коллега Макфола по академическому цеху Леон Арон из Американского института предпринимательства, знающий его более 20 лет. — Он эксперт практически во всех отраслях российского постсоветского «транзита»: политической, экономической, социальной, военной. При этом у него есть очень редкое «чувство России», а не только знание ее». Арон добавляет, что его всегда восхищало в коллеге гармоничное сочетание идеалов и скрупулезной научной честности. «Придя после долгих размышлений к какому-либо выводу, он никогда не менял мнения в угоду интеллектуальной и политической моде — ни по поводу колоссальной значимости российской демократической революции, ни по оценке периода 90-х годов, ни по тому, что пришло им на смену, ни по вере в свободную и процветающую Россию».

В середине 2000-х годов Макфол читает в Стэнфорде курс лекций о революциях — прежде всего «оранжевой» на Украине и «революции роз» в Грузии. В это же время долго живет и работает в Вашингтоне, приобретя вкус к столичной большой политике. В 2008 году Макфол оказывается в предвыборной команде кандидата в президенты Барака Обамы, на которого ученый-кремленолог произвел большое впечатление, что и предопределило дальнейший карьерный рост Макфола. Судя по всему, Майкла рекомендовали влиятельные члены Демократической партии, и прежде всего будущий вице-президент Джо Байден, с которым Макфол давно сотрудничал.

О личном

«На него посмотришь — и сразу вспомнишь Булгакова и слова Азазелло: «Пусть бы ездил Бегемот, он обаятельный», — шутит один из знакомых Макфола.

Будущий посол женат. По информации «Итогов», вторым браком. Жена, Донна Нортон, по образованию юрист, работала в различных неправительственных организациях. В настоящее время занята в крупной женской интернет-ассоциации. У супругов двое сыновей — Коул и Люк. Их фотография, снятая в саду перед Белым домом, по словам нескольких свидетелей, стоит на видном месте на рабочем столе в служебном кабинете Макфола. Как и большинство американцев, он не чужд здорового образа жизни. Во всяком случае стипендия Родса, по которой Макфол учился в Оксфордском университете в Великобритании, предполагает, что ее получатель активно занимается спортом. По некоторым данным, президентский советник время от времени играет с Обамой в баскетбол.

В настоящее время семья Макфолов проживает в респектабельном пригороде американской столицы Чеви Чейзе. Согласно данным бюро риелторского учета, их дом оценивается в 635 тысяч долларов, однако похоже, что они не купили его, а только снимают, поскольку собственниками значатся совершенно иные люди.

По наблюдениям знакомых Макфола, будущий посол в России не делает культа из еды и никогда не проявлял замашек гурмана. Но свои предпочтения все же имеет. Например, в Москве обычно выбирает рестораны с кавказской кухней, хотя скорее из-за «эмбьянса» (атмосферы), чем из-за блюд. Не курит. В употреблении крепких спиртных напитков, несмотря на суровые российские условия, не замечен. Иногда может выпить бокал-другой вина, но чаще обходится пивом.

Еще одна яркая характерная черта Майкла Макфола — спорить даже в самых острых дискуссиях, не обижая собеседника. Ему чужды крайности, он слышит возражения и аргументы другой стороны и убежден, что мир вокруг окрашен множеством красок, а не одной или двумя. Поэтому для него естественно, с одной стороны, заявить на слушаниях в Конгрессе, что он не считает нынешнюю Россию демократией, и покритиковать журнал «Тайм» за то, что тот выбрал Владимира Путина человеком года. С другой — назвать «карикатурным» представление о том, будто в России все прогрессивные силы находятся в оппозиции. «Я категорически отвергаю черно-белую картину, при которой все светлые силы находятся в оппозиции, а все темные — в правительстве России», — заявил он прессе в декабре прошлого года. У Вашингтона есть намерение проводить совместную работу с теми, у кого общие с США интересы и ценности. По словам Макфола, такие люди есть и в российской власти. Он говорит это со знанием дела. Вот уже около двух лет Майкл Макфол на пару с первым заместителем руководителя кремлевской администрации Владиславом Сурковым возглавляет российско-американскую рабочую группу по вопросам гражданского общества. В общем, продвигает демократию.

Свой среди своих

Это второй раз за последние 30 лет, когда представлять Соединенные Штаты в России будет не карьерный дипломат, а политический назначенец — человек, близкий к президенту, да еще с академическим прошлым. Некоторые наблюдатели считают, что бывают моменты, когда наличие у посла прямых контактов с главой государства даже важнее профессиональной дипломатической подготовки. «Год выборов и в США, и в России, когда двусторонние отношения будут так или иначе темой предвыборной борьбы, — указывает эксперт из Московского центра Карнеги, — представляется именно таким случаем».

Другие специалисты предвидят определенные сложности для нового посла. «Бесспорно, новая работа станет для Майкла вызовом, — считает Том Грэм. — Ведь придется заниматься не только разъяснением нашей политики и общаться с государственными деятелями и российской общественностью, но и уделять внимание, извините, административно-хозяйственным вопросам. Это огромное посольство, там сотни людей работают. Это разные отделы, кроме дипломатов, еще и сотрудники из министерства финансов, министерства сельского хозяйства и так далее. Для управления этим хозяйством требуется опыт. Безусловно, Майкл человек талантливый, но время на адаптацию, на поиск своего места в новой среде ему понадобится».

Есть и еще одна неопределенность политического плана, полагает Том Грэм. Когда Макфол работал в Вашингтоне, то во многом именно благодаря ему Барак Обама сделал российское направление одним из основных в своей внешней политике. «Я не исключаю, что и будучи в Москве он сохранит канал прямой связи с Овальным кабинетом, — указывает Грэм . — Но риск есть. Одно дело — ты в Белом доме, в непосредственной близости от президента. Когда ты вдалеке, это совсем другое. Конечно, многое будет зависеть от того, кто займет место Майкла в СНБ, насколько он будет близок к президенту и насколько его подходы к отношениям с Россией совпадут с подходами Макфола... Я не сомневаюсь, что Майкл останется влиятельной фигурой, но насколько сохранится качество этого влияния — вот вопрос».

Леон Арон больших сложностей для Майкла Макфола на новом поприще, впрочем, не предвидит. По его мнению, Макфол за три года работы в СНБ получил большой опыт практической работы на высшем уровне формирования американо-российских отношений и поднабрался бюрократического опыта, укрепил свои позиции, не оказался чуждым пришельцем из академической среды. В любом случае новый посол точно найдет общий язык и с Кремлем, и с оппозицией. И для тех, и для других он, что называется, свой.

Вашингтон

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера