Архив   Авторы  

Железная мадам
Политика и экономикаПрофиль

Кандидатуру Кристин Лагард в качестве нового главы МВФ охотно поддерживают по обе стороны Атлантики. Ей удается быть настоящей американкой, оставаясь при этом истинной француженкой



 

По поводу назначения Кристин Лагард во главе МВФ сомнений нет ни у кого по обе стороны Атлантики. Вопрос, как говорится, чисто технический. С первого дня создания этой организации пост директора-распорядителя МВФ словно зарезервирован за западноевропейцами, преимущественно за французами. И на сей раз, сразу после скандальной отставки Доминика Стросс-Кана, все заговорили о Кристин Лагард как о наиболее подходящем кандидате. За импозантную француженку, возглавлявшую в последние годы самое мощное ведомство Пятой республики — министерство экономики, финансов и промышленности, — дружно высказались британцы и немцы, американцы и представители Бенилюкса...

По большому счету мадам Лагард в качестве главы МВФ устраивает всех. Порукой тому ее биография. Как там у киноклассика? Комсомолка, спортсменка и просто красавица. За исключением первого у железной мадам, как называют ее журналисты, все сходится.

Спортсменка

Девичья фамилия Кристин Лагард — Лаллуэтт, звучит как жаворонок. И в самом деле в семье Робера и Николь всем было положено вставать спозаранку и приниматься за дело. В том числе и петь. Все Лаллуэтты отличались исключительной музыкальностью, неспроста один из трех братьев Кристин — Оливье — в числе лучших баритонов Франции. Правда, Кристин, единственная и любимая дочь в семье, в музыканты не пошла, зато отличилась успехами в синхронном плавании. От портового Гавра, куда семья переехала из Парижа, пятнадцатилетняя девушка выступала на национальном чемпионате, где завоевала бронзовую медаль и получила приглашение в сборную Франции. Она не боялась быть первой. С одинаковым блеском занималась в лицее по всем предметам. Родители, преподаватели-филологи, рассчитывали, что Кристин пойдет по их стопам. Но все карты смешала скоропостижная смерть отца. Кристин в тот день едва исполнилось семнадцать.

Вскоре она окончила школу. Дальнейший выбор был незамысловат: идти работать продавщицей или секретаршей или искать помощь у благотворительных организаций. У матери с четырьмя детьми на их образование денег не хватало. Кристин повезло: филантропическая ассоциация American Field Service предоставила ей годовую стипендию для обучения в США.

«Америка научила меня постоянно поднимать планку личных возможностей и достижений, — рассказывала «Итогам» Кристин Лагард. — В отличие от Франции, где придают первостепенное значение формальностям, в Штатах вас ценят не по составленному вами резюме, а прежде всего по достоинствам. Скажем честно: не надо долго общаться с человеком, чтобы понять, насколько он работящ и толков... Мне понравился американский позитивизм, и я как бы зарядилась его энергией». Что и говорить: Holton Arms School в штате Мэриленд — это вам не лицей имени «доброго короля» Франциска I в управляемом коммунистами Гавре...

Кристин стажировалась в Вашингтоне, и не где-нибудь, а в самом Капитолии, где стала помощницей представителя республиканцев от штата Мэн Уильяма Коэна. Дружеская связь с этим политиком отложила отпечаток у Кристин на многие годы: со временем он стал министром обороны у президента Билла Клинтона. Не секрет: Америка не только научила нормандку рассчитывать на свои силы, но и преподала урок приобретения полезных связей. Кристин вернулась в Пятую республику с четким пониманием того, чего она хочет: она будет крепче железа, но станет заметной фигурой в истеблишменте. Французском, американском?.. Жизнь покажет.

Как рассказывали мне люди, немало лет проработавшие рядом с Кристин Лагард в минэкономпроме, ее важное качество — умение точно рассчитывать свои возможности. Вернувшись из-за океана, Лагард не пошла в Сьянс По — парижскую Высшую школу политических наук — там сумасшедший конкурс, а поступила в Институт политических наук в провинциальном Экс-ан-Провансе. С блеском окончив его, она подала заявление в элитную ЕNA — Высшую школу национальной администрации, садок французской номенклатуры. Но с треском провалилась на экзаменах. Попыталась повторить этот эксперимент и некоторое время спустя — опять полный Ватерлоо!

Два столь унизительных поражения так и остались единственными неудачами в ее карьере. И заставили задуматься: социальный лифт не должен превышать запрограммированную скорость. Играть же стоит только на своем поле — там, где ты чувствуешь себя адекватно.

Американка

«Ваш кумир?» — «Голда Меир...» — «Главная дата вашей жизни?» — «1973 год — мое открытие Америки...» Лишь две графы из красноречивой анкеты, некогда заполненной мадам Лагард. С американцами Кристин было всегда проще, чем с французами. А кто управляет обществом в Америке? Конечно, адвокаты. И она решила стать юристом.

Легко получив диплом на факультете права в университете Париж Х, Кристин с ее прекрасным английским в 1981 году пошла работать не во французский адвокатский кабинет, а в американский. А именно «Бекер и Маккензи», одну из самых престижных юридических структур мира — 4400 сотрудников в 35 странах. Переступив в 25 лет порог этой конторы, мадам Лагард минует все административные ступеньки, чтобы стать в 1999 году в Чикаго президентом мирового исполнительного совета одной из крупнейших в мире юридических фирм. Первой женщиной на таком посту за всю многолетнюю историю компании.

Под руководством мадам Лагард «Бекер и Маккензи» удвоит свой оборот и заработает в 2004 году более миллиарда долларов. В 2002 году Wall Street Journal Europe поставил Кристин Лагард на пятую ступеньку в рейтинге выдающихся деловых женщин Европы. К тому же она совмещает адвокатскую карьеру с работой в Центре международных и стратегических исследований, где возглавляет одну из комиссий совместно со Збигневом Бжезинским.

«Америка — как ожог. Другая страна, другой язык, другая система образования. А потом я поняла, что значит be global...» — вспоминает мадам Лагард. У нее и в самом деле глобальные амбиции. Она занимается проблемами либерализации польской экономики и входит в административный совет нидерландского финансового гиганта ING, живет в самолете между Парижем и Чикаго и летает-летает... С континента на континент. Ведь в исполнительном совете ее фирмы помимо двух американцев состоят китаец и бразилец, австралиец и немец, сингапурец и англичанин...

«Моя карьера весьма парадоксальна, она делалась помимо меня, — как-то призналась журналистам Кристин Лагард во время ее работы во главе «Бекер и Маккензи». — Я не люблю резких движений и не стараюсь управлять всем сама, а предпочитаю делегировать полномочия другим. Я лишь посредник в контактах. Только организатор. Главное для меня — быть убедительной».

«Она строга с сотрудниками, как жандарм», — говорит один из коллег Лагард. «Чтобы добиться с ней встречи, иногда надо записываться за полгода», — делится собственным печальным опытом другой сотрудник. Не знаю, не знаю. В свое время, когда мне нужно было сделать для «Итогов» материал с Кристин Лагард, я послал ее помощнику письмо по Интернету, и через две недели согласие на интервью было получено. Client first — «Клиент превыше всего» — вот ее принцип. А как может быть иначе у настоящего делового адвоката?

В 2004 году Жак Ширак вручает Кристин Лагард орден кавалера Почетного легиона. Никто не знает, что это своеобразные смотрины: Жан-Пьер Раффарен, экс-премьер, предлагает президенту обратить внимание на нормандку из Америки как на потенциального члена будущего кабинета министров. Не проходит и года, как Доминик де Вильпен предлагает мадам Лагард войти в его правительство. Сперва она лишь министр-делегат по вопросам внешней торговли, как комментируют в Париже злые языки — «сидит в правительстве лишь на откидном стуле». Но в 2007 году новый президент Николя Саркози доверяет этой femme d`affaires портфель всемогущего министра экономики, финансов и занятости. Ей не привыкать открывать Америку: вновь она первая женщина на таком посту.

«Сперва Кристин Лагард взялась за дело совершенно по-американски, — рассказывает «Итогам» один из сотрудников огромного, похожего на корабль здания на набережной Берси, где прописалось министерство экономики и финансов. — Даже письменные приказания сотрудникам раздавались по-английски. Об этом тут же прознали журналисты. Мадам Лагард в 2007 году сделали лауреатом антипремии «Академия английской Половой Тряпки». Еще бы! Разве можно не скрывать своего американизма в стране, где главная цель академиков — это борьба с англицизмами?.. Дошло до того, что в Национальном собрании прозвучал запрос от левого депутата, борца с религиозными сектами Жан-Пьера Брара, потребовавшего разобраться, доколе команды во французской экономике будут раздаваться на языке «бифштексов» и «амерлоков» — так французы зовут англичан и американцев».

Надо отдать должное Кристин Лагард. Подобные демарши против себя она восприняла не без юмора, но свой проамериканский пыл, тем не менее, заметно поумерила.

Просто красавица

«Когда выбираешь карьеру, никто не освобождает тебя от роли жены и матери», — говорит Кристин Лагард, у которой уже взрослые сыновья Пьер-Анри и Тома. Их отец — такое же табу для журналистов, как и слухи об американском паспорте Лагард, полученном за десятилетия жизни в США. Зато французы не перестают восторгаться романтической историей ее любви с Ксавье Джоканти, нынешним спутником жизни. Клод Лелуш с его «Мужчиной и женщиной» отдыхает...

Они познакомились на университетской скамье, еще когда учились на юристов. В годы студенчества почти не замечали друг друга. Встретились вновь только в 2006 году, когда Кристин Лагард, уже член правительства, приехала в Марсель на коллоквиум с местными бизнесменами. И вдруг — шабадабада, шабадабада!.. Их сердца зазвучали в унисон: Кристин и Ксавье поняли, что наконец-то нашли друг друга. «Поначалу мне было страшно, — вспоминает месье Джоканти. — Ведь надо было стартовать с нуля. У нас на двоих было четверо детей и прожитая жизнь за спиной. К счастью, ко времени нашей невероятной встречи мы оба были уже людьми разведенными».

Последние пять лет Кристин Лагард живет по-прежнему в самолете. Только если раньше это был, как правило, Boeing на маршруте Париж — Чикаго, то теперь Airbus, курсирующий между Парижем и Марселем. У Кристин и Ксавье установлены два неписаных правила: что бы ни происходило, каждый вечер созваниваться в одиннадцать вечера и непременно проводить уик-энд вместе. Обычно это происходит в Марселе. Суббота начинается с того, что влюбленные отправляются на местный живописнейший рынок — без малейшей охраны, прошу заметить. Потом Ксавье останавливается по пути домой на бульваре и до хрипоты обсуждает последние новости с городского стадиона «Велодром» с такими же, как он, болельщиками футбольного клуба «Марсель». Кристин в этих баталиях не участвует — у них договоренность: спорить о чем угодно, кроме футбола. Затем она готовит классический салат с помидорами (любимое блюдо Наполеона) и курицу с оливками по-корсикански. Ксавье достает из заветного подвала благородное вино, привезенное с его родины — Острова Красоты, как зовут французы Корсику. Приходят друзья, родственники... Правда, сама Кристин вегетарианка и никогда не употребляет алкоголь.

Как известно, счастье одних нередко воспринимается другими как несчастье. Неспроста в сатирической газете «Канар аншене» не столь давно была запущена статья о том, что ассоциация, возглавляемая Ксавье Джоканти, усилиями министерства экономики и финансов была освобождена от налоговых обязательств за 2003—2005 годы. «Чепуха, я тогда в этой структуре и не работал, — прокомментировал сенсацию месье Джоканти. — Я не мошенник, а лишь человек, который обеспечивает ВВП любимой женщине». Характерно, что ВВП он перевел как «внутренний валовый плезир».

Накануне назначения Кристин Лагард на пост главы МВФ усилиями «доброжелателей» из рядов социалистов всплыло дело и посерьезнее. Еще в начале мая госпрокурор Франции Жан-Луи Надаль порекомендовал суду проверить, не превысила ли министр свои полномочия, когда в 2008 году, вопреки мнению государственных экспертов, поручила арбитражному суду рассмотреть дело Бернара Тапи. Экс-владелец «Адидаса» месье Тапи потребовал от банка Credit Lyonnais компенсацию в семь миллиардов евро, утверждая, будто банк, бывший ранее государственным, обманул его, вынудив продать компанию по заниженной цене. Суд принял решение о компенсации в 420 миллионов евро, что было воспринято левыми как покушение на национальную казну. «Я абсолютно уверена в этом судебном разбирательстве, и моя совесть чиста», — заявила Кристин Лагард. Железная мадам знает: несмотря ни на что, ее караван уверенно следует к цели.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера