Архив   Авторы  

Неподследственный начальник
Политика и экономикаПрофиль

Александр Бастрыкин: от питерского юрфака до «подмосковного леска»





 

Александр Бастрыкин едва не пал жертвой новейшего отечественного уотергейта. Что вполне закономерно: ведь до злосчастного «подмосковного леска» были и сюжет с прослушками, и ушаты компромата, и затяжная межклановая война. Этого с лихвой хватило бы на дюжину политических триллеров в духе Юлии Латыниной. А все потому, что своей непосредственностью, столь необычной для высшего российского чиновничества, Александр Иванович извлекает на свет божий то, что нынешняя власть предпочла бы прятать под ковром.

Питерские мы...

На самом деле зря многие удивились той прилюдной выволочке, которую Александр Бастрыкин устроил журналисту «Новой газеты» на ведомственном совещании в Нальчике. Ибо Александр Иванович всегда тяготел к публичности. Впрочем, все по порядку...

Родился глава Следственного комитета России в Пскове в 1953 году. В 1970-м он поступил в Ленинградский государственный университет имени Жданова (ЛГУ) на юридический факультет. Да-да, тот самый... На четвертом курсе он становится старостой группы, в которой учился студент Владимир Путин.

Вспоминают, что наш герой был душой курса: бренчал на бас-гитаре, активно занимался спортом, отменно учился. После окончания вуза он попал по распределению в органы внутренних дел. Но не задержался в советской милиции и двух лет — в 1977 году следователь-стажер Бастрыкин вернулся в ЛГУ для продолжения учебы в аспирантуре и продвижения по комсомольской линии. И то и другое у него получалось на отлично.

Особенно результативным выдался олимпийский 1980 год. Он блестяще защищает кандидатскую диссертацию по теме «Проблемы расследования уголовных дел с участием иностранных граждан», становится секретарем комсомольской организации ЛГУ. В этом же году случилось первое «громкое дело»: исключение из комсомола начинающего рок-музыканта Бориса Гребенщикова. Лидер «Аквариума» тогда попал в самый эпицентр скандала — выступил на разрешенном рок-фестивале в Тбилиси, где улегся на сцену, положив гитару между ног. Гребенщиков в 1980 году работал младшим научным сотрудником в НИИ комплексных социальных исследований, который находился в структуре ЛГУ...

В 1982 году Бастрыкин становится секретарем горкома ВЛКСМ Ленинграда, а в 1983-м — секретарем Ленинградского обкома комсомола. Через пять лет — заместитель секретаря парткома ЛГУ. Из КПСС, как и Владимир Путин, он не выходил вплоть до ее запрета в 1991 году...

В 1985—1986 годах Бастрыкин работал преподавателем на кафедре уголовного процесса и криминалистики юрфака ЛГУ. В те годы на юрфаке учился и многообещающий студент Дмитрий Медведев. Наконец, в 1987 году Бастрыкин защищает докторскую диссертацию. Снова по остро актуальной теме — «Проблемы взаимодействия норм внутригосударственного и международного права в сфере уголовного судопроизводства». В 1988 году он становится директором Института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР. Там Александр Иванович, «пересидев» заключительную фазу перестройки и распад Союза, внезапно попадает в круговорот новых веяний.

По рассказам его бывших подчиненных, молодому начальнику в ИУСР были очень рады. Туда зачастили иностранные делегации, и сам он часто ездил в загранкомандировки. Где-то к началу 1990 года наш герой вполне в духе того времени стал присматриваться к новым хозяйственным моделям. В институте частенько видели кооператоров из числа бывших силовиков, на некоторых кабинетах появились таблички с непонятными названиями, а на территории вуза прописался кооператив «Лойэр». По слухам, Бастрыкин имел к нему едва ли не прямое отношение. По рассказам сослуживцев, свои «экономические реформы» директор объяснил емкой фразой: «На дворе рынок, а мы в заплатанных штанах». Кончилось тем, что после августовского путча слушатели увидели на дверях ИУСР замок: институт был закрыт, а все его помещения, расположенные в центре города, сданы в аренду. Преподаватели начали жаловаться в Генпрокуратуру, и в итоге Бастрыкин из института ушел. Говорят, что на упоминание аббревиатуры ИУСР главный следователь страны до сих пор реагирует с раздражением. После увольнения найти занятие по душе было непросто: сначала Александр Иванович походил безработным, потом менял одно учебное заведение на другое — Гуманитарный университет профсоюзов, Санкт-Петербургский юридический институт, Санкт-Петербургский госуниверситет водных коммуникаций, Северо-Западный филиал Российской правовой академии Минюста. Был даже такой эпизод: с 1996 по 1998 год Бастрыкин был помощником командующего Северо-Западным округом внутренних войск по правовой работе.

После вступления в должность президента Владимира Путина доктор юридических наук Александр Бастрыкин из теоретика превращается в практика.

В силовом поле

Дальнейшая судьба Александра Ивановича складывается, как и у многих питерских, успешно и стремительно. В 2001 году он становится заместителем начальника Федерального управления Минюста по Северо-Западному федеральному округу, где работает в течение четырех лет. Это будет самым длительным пребыванием Бастрыкина на одном месте в нулевые. В 2005 году включается кадровый лифт. Бастрыкин — руководитель Главного управления Минюста по СЗФО. В 2006 году на четыре месяца уходит в МВД (начальник Главного управления МВД по ЦФО). И вот в октябре 2006 года Бастрыкин становится заместителем генпрокурора, а спустя год на свет рождается Следственный комитет, который сначала находится в подчинении Юрия Чайки, а в 2011 году после изнурительной аппаратной борьбы «отчаливает» от Генпрокуратуры и переподчиняется лично президенту страны.

Стремительное возвышение Александра Бастрыкина в 2005 году возникло не на пустом месте. Согласно апокрифической версии Владимир Путин был озабочен тем объемом полномочий, которые были сконцентрированы в руках Генпрокуратуры после серии громких дел, касающихся перераспределения крупных объектов собственности. Самое известное из них — «дело «ЮКОСа», начавшееся в 2003 году. Тогдашний генпрокурор Владимир Устинов считался ставленником Игоря Сечина. И якобы ради того, чтобы уравновесить «сечинских» Владимир Путин затевает разделение надзорных и следственных функций в Генпрокуратуре. Владимир Устинов пересаживается сначала в Минюст, а затем отправляется полпредом в ЮФО. Из Минюста в Генпрокуратуру переходит Юрий Чайка. Именно его замом и становится Александр Бастрыкин.

По сути, на реформе Генпрокуратуры Путин обкатал одно из своих гениальных менеджерских ноу-хау — «антитандем». Создав две конкурирующие структуры — Генпрокуратуру и СКР, Кремль получил полный контроль над правоохранительным полем и лояльность всех участников процесса. Ведь при неизбежном «искрении» двух силовых ведомств Кремль оставался единственным «предохранителем», защищающим Систему от перегрузок.

Уровень напряжения

Изначально на базе Следственного комитета планировалось создать российский аналог американского ФБР. Предполагалось забрать особо важные дела не только из ведения Генпрокуратуры и других силовых ведомств, в том числе ФСБ, объединив следствие в единой федеральной структуре. Естественно, среди силовиков тут же возникло мощное «движение сопротивления». Цель была достигнута — внутри силовой корпорации возник рабочий уровень напряжения, что позволяло Кремлю контролировать этот важнейший участок властной вертикали.

Самую серьезную победу в противостоянии с Генпрокуратурой Бастрыкин одержал в феврале 2011 года, когда на свет появилось «дело подмосковных прокуроров». Все началось с того, что по подозрению в организации подпольных казино в Московской области был арестован бизнесмен Иван Назаров. Вскоре выяснилось, что он поддерживал тесные отношения с прокурором Подмосковья Александром Моховым. При этом Генпрокуратура постоянно тормозила дела, которые Следственный комитет возбуждал в отношении Назарова и прокурорских работников. Кульминацией конфликта стали вызовы на допросы сына Юрия Чайки — Артема. В СКР намекали, что тот был едва ли не связным между бизнесменом и прокурорами. Напряжение на силовом поле немедленно достигло запредельных значений, и в дело вмешался Кремль, разведя драчунов по углам. Вызвав к себе Бастрыкина и Чайку, Дмитрий Медведев дал понять, что в соперничестве двух силовых корпораций «переход на личности» недопустим.

Впрочем, вскоре Генпрокуратура попыталась нанести ответный удар. В июле 2011 года стало известно, что влиятельный руководитель управления СКР по взаимодействию со СМИ Владимир Маркин принял участие в праймериз от ОНФ и «Единой России» по выдвижению кандидатов на выборах Госдумы. А согласно Закону «О Следственном комитете РФ» сотрудникам этой организации запрещено принимать участие в деятельности общественных организаций. Генпрокуратура немедленно обратила внимание Александра Бастрыкина на сей вопиющий факт. Последовал и еще один болезненный удар: в январе 2011 года г-н Маркин получил специальное звание генерал-майора юстиции. Согласно законодательству генеральские погоны невозможно надеть, не имея в кармане диплома о высшем юридическом образовании. И, как по мановению волшебной палочки, тут же возник оглушительный скандал вокруг одного из малоизвестных столичных вузов, который якобы снабдил Маркина липовым дипломом. Атака была успешно отбита, и Владимир Маркин с удовольствием позировал перед камерами в новеньком синем мундире с золотой звездой генерал-майора на погонах.

Неизвестно, был ли кто из прокурорских в курсе скандальной операции, о которой за несколько суток прозрачно намекнул всезнающий депутат Александр Хинштейн. Но достоверно известно одно: запись покаянной встречи Бастрыкина с главными редакторами была хитом в здании на Большой Дмитровке в течение нескольких дней.

Причины и следствие

Говорят, что среди силовиков Бастрыкин всегда считался «чужим среди своих» — оперативного опыта не имеет, пороху не нюхал, являясь по сути «кабинетным юристом». Но сей факт вовсе не умаляет реноме Бастрыкина как аса криминалистики. Напротив — он признан одним из лучших специалистов в этой области. Люди знающие отмечают его абсолютную память и холмсовскую способность к дедукции. «Александр Иванович, чтобы о нем ни говорили, умеет все — и блестяще составить план расследования, не упустив ни единой мелочи, и по всем правилам собрать вещдоки на месте происшествия, и допрос грамотно провести, и личной смелости ему не занимать», — рассказывает один из его подчиненных. «Горяч бывает и зело крут, — добавляет другой, — о его начальственных разносах в СКР ходят легенды. Хотя если зазря человека обидит — извинится».

Молодые сотрудники СКР, с которыми удалось пообщаться «Итогам», об Александре Ивановиче отзываются исключительно тепло. Дескать, в общении прост и обаятелен, трудоголик, принципиален, лично честен. Может и в жилищный вопрос молодой семьи вникнуть, и приехать к матери погибшего сотрудника, без официоза посочувствовав горю. А вот отставные ветераны морщатся: дескать, матерых следаков в Следственном комитете ныне практически не осталось. Ибо во главу угла председатель ставит личную преданность, а не профессионализм. Не беремся судить, но Бастрыкин без сожаления расстался с наиболее харизматичными следователями ГП, а кадровую брешь закрыл вчерашними выпускниками юридических вузов. Кульминацией кадрового конфликта, долго тлевшего в стенах СК, стало нашумевшее «дело Довгия».

Дмитрий Довгий, будучи правой рукой Бастрыкина, был обвинен в коррупции и осужден на девять лет. Этому предшествовали «несистемные» действия самого Довгия. Например, по его словам, он отказывался «возбуждаться» по громкому делу замминистра финансов Сергея Сторчака, так и не разглядев состава преступления. Потом начал проверку в отношении следаков, которые занимались вторым «делом «ЮКОСа». В итоге Довгий сам оказался на скамье подсудимых.

Понятно, что должность у Бастрыкина политическая. Хотя бы по той причине, что СКР все время был по уши завален резонансными делами: здесь вам и убийство журналистки «Новой газеты» Анны Политковской, и подрыв «Невского экспресса», и теракты в Домодедово, и убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, и бойня в станице Кущевская, и пытки в отделениях полиции в Казани. А тут подоспели уголовные дела против зачинщиков беспорядков на Болотной, повальные обыски у лидеров оппозиции.

Станет ли «подмосковный лесок» точкой в служебной карьере Александра Ивановича? Говорят, что в Кремле главному следователю настоятельно посоветовали погасить скандал «немедленно и любой ценой». И что-де от результатов этого будет зависеть дальнейшая карьера Бастрыкина. Александр Иванович, как мы знаем, сделал все, и даже больше. Так что скорее это не точка, а многоточие. Как намекнули «Итогам» в кремлевских коридорах, не в обычаях Путина отправлять в отставку людей по заявлениям отдельно взятых депутатов или главредов. Возможно, отставка Бастрыкина и состоится, но в другое время и по другому поводу. Ибо причины должны быть отделены от следствия...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера