Архив   Авторы  
Геннадий гудков (крайний справа) во время митинга на Болотной площади 4 февраля этого года

Неисправимый
Политика и экономикаПрофиль

Геннадий Гудков: путь от Лубянки до Болотной




 

Геннадий Гудков — политик несистемный. Еще в начале 90-х он выпал из системы госбезопасности — добровольно покинул ее стройные ряды, не сохранив при этом ни капли чекистского пиетета. А сегодня имеет все шансы напрочь вылететь из номенклатурной обоймы. По информации «Итогов», на 12 сентября назначен разбор персонального дела Гудкова в Госдуме. И, скорее всего, парламентское большинство проголосует за лишение его депутатского мандата. Станет ли несистемный Гудков от этого более безопасным для самой системы? Можно сказать лишь одно: взгляды самого Геннадия Владимировича всегда менялись только в одном направлении: от менее к более радикальным.

Любовь, комсомол и Чека

Период «детство, отрочество, юность» Геннадия Гудкова еще ждет своего пытливого исследователя. Впрочем, отрезок времени с 15 августа 1956 года, когда маленький Гена появился на свет, и по 1981-й, когда он по комсомольской путевке был направлен на работу в органы госбезопасности, особых вопросов не вызывает. Все как у всех: родился (город Коломна Московской области), учился (средняя школа, Коломенский пединститут)... Благополучнейшая семья: отец — инженер на заводе, мама — школьная учительница, послушный сын. К «аномалиям» можно отнести разве что необычайно раннее обретение спутницы жизни. Со своей будущей женой, Марией, Геннадий познакомился — и тогда же влюбился — еще в школе, когда будущим супругам было 13—14 лет.

Еще можно отметить достаточно раннее для домашнего ребенка начало трудовой деятельности: учась в пединституте, параллельно вкалывал на заводе, развлекал публику на свадьбах (Гудков мастерски играет на баяне), работал учителем в школе.

Потом — армия, ставшая, помимо школы жизни, начальной ступенькой карьерной лестницы: во время службы Геннадия приняли в партию. После дембеля новоиспеченного члена КПСС встретил с распростертыми объятиями горком комсомола, предложив ему должность инструктора, а затем завотделом оперативной и оборонно-массовой работы...

Подробности того, что было дальше, с 1981 по 1992 год, когда сотрудник 2-го главного управления Геннадий Гудков ушел в запас, знают лишь сам Гудков и нетленные архивы КГБ.

По словам же нашего героя, желание стать бойцом невидимого фронта появилось у него еще в школе. А в 17 лет оно стало настолько неодолимым, что Гена Гудков написал письмо лично Юрию Андропову: осведомлялся, как можно попасть на работу в органы. Но, как известно из воспоминаний другого известного выходца из той же шинели, Владимира Путина, «инициативников» в органы не берут. Однако же и не забывают про инициативы. Кстати, в биографиях создателя вертикали и ее потенциального разрушителя можно обнаружить немало общего. Это люди одного поколения и до определенного момента практически одной судьбы.

Разница лишь в том, что старшеклассник Путин не писал писем, а лично явился в приемную ленинградского УКГБ, и в том, что «вспомнили» о нем не после армии, а в момент окончания университета и направили не в контр-, а просто в разведку. В отставку Путин и Гудков ушли примерно в одно время — в момент краха СССР, и оба почти в одном звании (Путин — подполковником, Гудков — майором). На этом, правда, сходство заканчивается: Путин пошел во власть, Гудков — в бизнес.

Между прочим, к органам у его семьи имеется давний неоплаченный счет: в 38-м был арестован и погиб дед со стороны матери. Деду со стороны отца повезло больше: несмотря на знакомство с Николаем Бухариным, тому каким-то чудом удалось пережить «большую чистку».

Нет, никаких личных обид на контору не было. Однако в КГБ, по версии самого Гудкова, он пошел не столько из любви к профессии, сколько из-за желания повлиять на власть: «Я понимал, куда страна идет, и мне хотелось бороться с этим. А как можно было бороться? Я считал, что только вот в этом таинственном и славном ореоле спецслужб, которые чего-то могут, можно тайными методами добиваться каких-то результатов».

И немедленно начал претворять тайный план в жизнь: «С первого дня своей службы в органах писал всякие докладные — о том, что мы упускаем молодежь, идеологию...» А партийные органы «противодействуют и деградируют».

Но начальство никак не реагировало на глас вопиющего, и молодой опер Коломенского горотдела КГБ впал в уныние. Вдобавок ко всему Гудков был заядлым книголюбом, а должностное положение давало неограниченный доступ к «антисоветской» литературе.

Зерна сомнений в верности курса партии и правительства дали в итоге такие бурные всходы, что Гудков, по его собственному признанию, был близок к тому, чтобы уйти в диссиденты. Без шуток: эту возможность, уверяет наш герой, он всерьез обсуждал с женой. И Мария готова была поддержать мужа: «Она у меня всегда была как декабристка». Но тут, «к счастью, умер Брежнев» и «забрезжила надежда на перемены». Перемены действительно начались, но не совсем такие, как хотелось Геннадию Гудкову.

В 1987-м он предпринял еще одну попытку достучаться до небес: приехал в Москву, в ЦК, и попросил о встрече с «руководящими сотрудниками». С кем именно общался, неясно, но зато известно — с его же, правда, слов — о содержании беседы. «Говорю: «Если мы сейчас не поменяем внутреннюю политику, не сделаем то-то и то-то, страна развалится». Меня похлопали по плечу: «Вот такие молодые, неравнодушные коммунисты нам и нужны. Не волнуйся, мы знаем, какие меры предпринять, мы видим на несколько ходов вперед. Езжай спокойно к себе в Коломну и работай».

«Неравнодушный коммунист» вышел от начальства в шоке. Однако он был не совсем справедлив к старшим товарищам. О том, что внутренняя политика серьезно изменилась, говорит хотя бы тот факт, что не в меру инициативного чекиста не уволили из рядов с волчьим билетом. Произошло прямо противоположное: Геннадий Гудков был направлен в институт имени Андропова (школа высшего шпионского пилотажа), а по окончании учебы, в 1989 году, был распределен в столичное управление 2-го главка (контрразведка). Между прочим, был там секретарем парткома и выдавал партбилеты вплоть до августа 1991-го. Положение обязывало...

Вполне возможно, что, рассказывая о досоветском отрезке своей биографии, Геннадий Владимирович несколько ретуширует ее, выдавая свои нынешние мысли и переживания за то, что он думал и чувствовал тогда. Но, во-первых, пусть бросит камень тот, кто не грешит тем же. А во-вторых, последующий его жизненный путь в целом подтверждает эти «показания».

Гудков не всегда был революционером, но никогда не был тем, кого можно назвать винтиком или, если комплиментарно, командным игроком. Попадая в любую новую для себя среду, он в первую очередь думал не о том, как приспособиться к существующим системным требованиям, а о том, как усовершенствовать систему. И чем дальше — тем жестче, вплоть до ее разрушения.

Бунтовщик хуже Рохлина

После ухода из органов Гудков с головой окунается в рыночную стихию. Когда пределы роста в бизнесе были достигнуты и основанный им холдинг «Оскордъ» превратился в крупнейшего игрока на рынке частных охранных услуг, Гудков решает перейти на новый, законодательный уровень. В марте 2001 года он побеждает на довыборах в Госдуму от Коломенского округа.

Как признаются его коллеги, Геннадий Владимирович особо и не скрывал, что отстаивал в парламенте интересы не только своих земляков-коломенцев, но и охранной индустрии. Если бы не его лоббистские усилия, законы «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» и «Об оружии» выглядели бы, вероятно, по-другому. Но достаточно скоро Гудков выходит за узкие рамки регионального и корпоративного лоббиста. Он становится зампредом, а потом и лидером Народной партии. Еще не высшая, но уже и не последняя политическая лига. В Думе следующего, четвертого созыва 17 «народников», позиционировавшихся как конструктивная оппозиция, вошли во фракцию «Единая Россия». Это был, безусловно, прогиб под изменчивый мир. Однако конформистом нашего героя трудно было назвать даже тогда.

Вот характерное заявление Гудкова, относящееся к тому периоду: «У нас в стране нет парламентаризма. Мы построили абсолютную монархию образца XVIII века». В общем, когда на излете четвертой Думы Гудков вышел из фракции «ЕР» и растворил свою Народную партию в мироновской «Справедливой России», никто этому не удивился.

Оппозиционный дрейф Гудкова на этом не остановился, и в конце концов он все-таки сумел поразить коллег-законотворцев. Не каждый ведь решится положить на алтарь политической борьбы и семейный бизнес, и депутатский мандат.

То, что недавний разгром холдинга «Оскордъ», равно как и претензии к самому его владельцу (мол, не блюдет статус депутата, занимается незаконным предпринимательством, да еще и мухлюет с налогами) связаны с несистемной оппозиционной деятельностью Гудкова, очевидно сегодня для всех представителей политической сцены. Правда, каждый находит в этом свою логику.

«Единственная причина преследования Гудкова — то, что он является активным оппозиционером, одним из организаторов акций протеста», — говорит «Итогам» сопредседатель Республиканской партии России — Партии народной свободы Владимир Рыжков. Причем «казус Гудкова» не является чем-то сверхординарным: «По Навальному идет дело «Кировлеса». Илья Пономарев, Илья Яшин, Борис Немцов проходят по делу о 6 мая. На Ксению Собчак пытаются завести дело о невыплате налогов...»

«Не думаю, что Гудков всерьез воспринимается в качестве угрозы для Кремля, — сомневается коллега Гудкова по думскому комитету безопасности Александр Хинштейн. — Это скорее раздражение, нежели страх. Но я все-таки считаю, что мосты окончательно не сожжены».

Хинштейн, кстати, один из немногих представителей думского большинства, кто публично усомнился в достоверности материалов «по Гудкову», представленных в Думу СКР. Если доказательная база останется столь же невнятной, то Хинштейн, по его словам, будет голосовать против любой формы умаления депутатского статуса Гудкова. Даже если решение фракции будет за.

Алексей Митрофанов, бывший коллега Гудкова по фракции «Справедливая Россия», не знает пока, как распорядится своим голосом. «Во мне борются два соображения, — поделился депутат своими сомнениями с «Итогами». — Первое — я знаю Гудкова и хорошо к нему отношусь. С другой стороны, он сам поставил себя вне Думы как законодательного органа. Какой смысл ему там находиться? Ни одного закона, ни одного постановления ему принять не дадут. Ну, будет использовать Думу как площадку для противостояния режиму, устраивать итальянские забастовки. А мы будем сидеть до 12 ночи».

Митрофанов предлагает другую версию: Гудков, по его словам, это «Рохлин-2». Он открыто выступил против власти, намекая на самые радикальные сценарии. Но самое главное — он единственный из заметных оппозиционеров, который имеет дело с «человеком с ружьем»: «На что он рассчитывал? Что власть в ответ будет гладить по головке, приговаривая «не надо, Гена»? Когда-нибудь терпение должно было кончиться, вот оно и кончилось».

Владимиру Рыжкову ситуация видится иначе: «Если бы Гудков занимался производством мягких игрушек, его обвинили бы в том, что он прячет в них гранаты-лимонки. Значение имеет то, что он оппозиционер».

Картина штурма гудковскими чоповцами Большого Кремлевского дворца и вправду отдает сюрреализмом. Однако, как признался «Итогам» один видный «единоросс», беспокоит даже не столько то, что Геннадий Гудков может использовать своих бойцов для организации беспорядков. Их, понятно, не так уж и много. Главное, что Гудков имеет огромный авторитет на рынке частных охранных структур, и эти связи таят в себе большую потенциальную опасность, чем его личный бизнес.

По прозвищу Зверь

Наш собеседник в этом мнении не одинок. Выступая 23 мая на слушаниях в Общественной палате, замначальника главного управления МВД по охране общественного порядка Леонид Веденов заявил буквально следующее: «Обоснованную обеспокоенность министерства вызывает рост протестных настроений, их радикализация и втягивание в политическую борьбу отдельных частных охранных организаций вооруженного сообщества...»

Для справки: проверки на предприятиях принадлежащего Гудкову холдинга начались 13 мая, спустя 7 дней после «Марша миллионов», вылившегося в массовые беспорядки. При этом Гудков не отрицает, что «оскордовцы» регулярно принимают участие в обеспечении порядка на акциях оппозиции. Охраняют, например, трибуну. А возможно, участвуют и в самих акциях (в личном, разумеется, качестве). Имеют право, настаивает Гудков. Мол, если полицейские чины хотят сказать, что охранники, учредители и руководство ЧОПов не имеют права принимать участие в митингах, шествиях и манифестациях, то это «перечеркивает Конституцию России».

Но такие заявления не только не развеяли, а, пожалуй, лишь укрепили подозрения.

А были ведь еще и другие, несравнимо более зажигательные речи. Например, такая: «Времени мало остается для смены курса неконфронтационным путем. Месяца два-три, начиная с сентября... Выйдет миллион на улицы Москвы, и вот тогда они уже не будут согласовывать маршруты... Миллион людей просто может взять власть. 100 тысяч пойдут в правительство, 100 тысяч пойдут в парламент» (июльское интервью «Новой газете»). Правда, Гудков постоянно оговаривается, что он-то как раз стремится предотвратить подобный сценарий. Но у его оппонентов иное мнение на сей счет.

Отвечая на типичный журналистский вопрос, с чего, мол, это вы так озверели, Гудков во всем винит закручивающую гайки власть: «Не я озверел, а ситуация так поменялась».

Однако поменялся и сам Гудков, превратившись из домашнего, ручного «политического животного» — типичного представителя думской системной «фауны» — в настоящего «дикого» политика.

Куда двинется дальше Геннадий Гудков? Если рассуждать номенклатурно, идти ему больше некуда: налицо полное политическое и экономическое банкротство, усугубляемое перспективой уголовного дела. Однако Алексей Митрофанов предлагает не торопиться с выводами: «В политике каждый стремится к расширению своего влияния, но каждый идет своим путем. Гудков выбрал свой путь. Возможно, через несколько лет это приведет его в президентское кресло. А может, никуда не приведет... Политика – тот же спорт: никто не гарантирует золотых медалей. Но и поражение тоже не предопределено».

Посему — делайте ставки, господа. Кстати, шансы Гудкова сразу можно удвоить. Даже если Геннадий Гудков лишится 12 сентября депутатского мандата, то Гудков в Думе все равно останется — Гудков-младший. И это, похоже, далеко не единственная проблема, которую создаст власти безработный ветеран 2-го главка КГБ.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера