Архив   Авторы  

Невозвращенец
Политика и экономикаПрофиль

Сергей Гуриев: от желания улететь до обещания вернуться




 

Возвращаться — плохая примета. Помимо бытового эта народная мудрость исполнена еще и политического смысла. Как минимум начиная с эпохи Ивана Грозного, породившей первого невозвращенца — князя Андрея Курбского. Эмиграция Сергея Гуриева — событие того же порядка. Его не обвиняют в том, что он что-то у кого-то украл, как в случае с некоторыми другими современными невозвращенцами — от Бориса Березовского до Андрея Бородина. Тем не менее политическая вина экономиста для всех очевидна. Как говаривал все тот же Иван Грозный, «кто противится власти — противится Богу». А между тем вся биография Сергея Гуриева не предполагала такого исхода. Карьера правительственного эксперта плавно шла в гору. Впрочем, это характерно для любого из известных невозвращенцев. Все они до поры до времени являлись частью элиты, обласканной властью.

Дело экспертов

По словам самого Сергея Маратовича, окончательное решение не возвращаться в Россию было принято им 27 мая. На тот момент экономист почти месяц жил в Париже. Официально находился в очередном отпуске. Отдыхал Гуриев не от работы, а от пристального внимания сотрудников Следственного комитета, расследующих дело № 18/41-03. Оно возбуждено еще 20 июня 2003 года по факту «обманного завладения акциями ОАО «Апатит» организованной преступной группой во главе с Ходорковским М. Б. и Лебедевым П. Л.». Да-да, это то самое, «материнское» дело «ЮКОСа».

При чем тут Гуриев? Судя по всему, ключевым звеном является «общественный научный анализ» второго дела Ходорковского и Лебедева. Экспертиза была проведена в конце 2011 года по инициативе Совета при президенте России по правам человека. С санкции самого президента (тогда — Дмитрия Медведева). Одним из привлеченных специалистов как раз и являлся ректор Российской экономической школы (РЭШ) Гуриев.

В докладе эксперты не оставили камня на камне от вердикта Хамовнического суда. Вот характерная цитата: «Приговор... по делу Ходорковского М. Б. и Лебедева П. Л. является незаконным и подлежит отмене за отсутствием в их действиях составов инкриминируемых им преступлений». Этот вывод, между прочим, принадлежит авторитетнейшему правоведу, на тот момент завкафедрой уголовно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Анатолию Наумову.

На фоне таких пассажей мнение Гуриева выглядит взвешенным: «За исключением эпизода с нарушением прав миноритарных акционеров ОАО «Томскнефть» ВНК, текст приговора не содержит убедительных доказательств вины подсудимых». Но это тот случай, когда важнее не смысл слов, а их контекст. СК, по информации «Итогов», интересовали обстоятельства получения РЭШ в 2003 году 1,5 миллиона рублей из фонда «Института открытой экономики», который возглавлял Константин Кагаловский, член совета директоров «ЮКОСа». Первый блин в «деле экспертов» вышел, однако, комом. Во-первых, Гуриев возглавил РЭШ лишь в 2004 году, в 2003-м он вообще преподавал в Принстоне. Но самое главное — события не имеют судебной перспективы за истечением срока давности. Поэтому фабулу пришлось обновить.

Как утверждается в одном из сравнительно свежих судебных постановлений, доверенные лица Ходорковского и Лебедева перечисляют на счета российских общественных организаций «легализованные денежные средства», которые «используются по указаниям участников организованной группы для фальсификации доказательств и совершения иных действий, в т. ч. для финансирования и получения заведомо ложных заключений специалистов».

Правда, Гуриев, как и другие фигуранты, напрочь отрицает какие-либо отношения со структурами, подконтрольными бывшим владельцам «ЮКОСа». Но, похоже, следствие широко трактует понятие «подкуп». Так, например, в числе изобличающих фактов упоминается участие Гуриева в 2010 году в VI Ходорковских чтениях.

Грозит ли уголовное преследование эксперту — вопрос. Есть ст. 307 УК: «Заведомо ложные показания, заключение эксперта...» Но «пришить» ее будет сложно. Рамки деяния по ней четко ограничены экспертизой в ходе суда или предварительного следствия, а общественная экспертиза второго дела «ЮКОСа» не имела никакой юридически обязывающей силы. Однако есть и другие статьи. К примеру, 204-я — «Коммерческий подкуп». По ней, если деяние совершено организованной группой, подкупленному светит до 12 лет лишения свободы...

Личные обстоятельства

Нелишним будет уточнить, что семья Сергея Маратовича — жена Екатерина Журавская и двое детей — обосновалась в Париже еще три года назад. За этот факт не преминули уцепиться официальные комментаторы. Да и сам Гуриев согласен с тем, что его отъезд объясняется личными мотивами. Но и у всех прочих невозвращенцев мотивы были личными. Кто опасался потерять любимую работу, кто свободу, а кто и голову.

Кто-то считает, что Сергей Гуриев переоценил риски. Однако биография бывшего ректора РЭШ свидетельствует, что до сих пор он не допускал серьезных промахов на развилках своего жизненного пути. Как, например, после окончания школы в 1988 году, когда встала проблема выбора вуза. Семья переехала тогда в Москву. До этого Гуриевы жили в Киеве, а еще раньше — в Орджоникидзе (ныне — Владикавказ), где, собственно, и появился на свет один из самых известных на сегодня сыновей осетинского народа. Впрочем, с точки зрения продвижения по служебной лестнице Сергей Маратович пока не превзошел своего отца. Пик карьеры Марата Гуриева пришелся на 1990-е годы: зампредседателя Госкомитета по делам науки и высшей школы РСФСР, зампредседателя Комитета по науке РФ, руководитель Информационно-технического центра аналитических разработок администрации президента. И сегодня Марат Аликович занимает ответственные посты: директор государственных программ IBM Восточная Европа/Азия, президент «Союза операторов Интернет»... Словом, сыну было на кого равняться.

«Мой выбор Московского физико-технического института был основан не только на том, что оттуда не берут в армию, но и на слухах, что диплом Физтеха признается на Западе, — вспоминает Сергей Гуриев. — Все мои знакомые говорили, что Физтех не просто лучше среднего американского вуза, но и не уступает своему американскому аналогу — Массачусетскому технологическому институту». Проверить справедливость слухов Гуриев смог только через 9 лет в ходе стажировки в том самом Массачусетском технологическом. «Мы были не хуже других, но и не лучше», — говорит наш герой. Правда, материальные возможности американской науки вызвали у молодого ученого настоящий шок: роскошные кампусы, библиотеки, оборудование... Ему было с чем сравнивать: Гуриев, окончив с отличием МФТИ и защитив кандидатскую диссертацию, три года проработал в одном из академических институтов и за это время дослужился лишь до собственного ящика в столе.

В конце концов он пришел к «пониманию невозможности научной карьеры» в наших палестинах. Этот процесс занял, по его словам, довольно длительное время: даже после того, как все однокурсники, желавшие стать учеными, уехали, Гуриев пребывал в убеждении, что трудности носят временный характер. Последней каплей, судя по всему, стали впечатления от американской стажировки. Вернувшись в 1998 году в Москву, наш герой устроился в РЭШ. На этом, собственно, заканчивается грустная повесть о мэнээсе и начинается блестящая история «самого авторитетного в мире российского экономиста своего поколения».

Характеристика принадлежит политологу Николаю Злобину. Есть, разумеется, и другие отзывы. В том числе уничижительные, в духе Паниковского. Кто, мол, такой этот Гуриев? Жалкая, ничтожная личность! Ну да на вкус и цвет товарищей нет. В такой субъективной области, как экономическая наука, объективным критерием может служить лишь репутация среди коллег. Подтвержденная рейтингами. Если судить по этому параметру, то прав все-таки Злобин.

Один из самых высоких среди российских экономистов индекс цитируемости, множество международных наград... Но, пожалуй, главный предмет гордости Гуриева — репутация руководимой им с 2004-го по май 2013-го РЭШ. На сегодня это самый крутой экономический вуз страны. И не только. Согласно рейтингам — RePEc (Research Papers in Economics) и SSRN (Social Science Research Network) — по качеству исследований РЭШ входит в число 100 лучших факультетов экономики мира и является лучшим учебным заведением этого профиля в посткоммунистических странах. Высшую пробу поставил президент США: выступление перед выпускниками РЭШ 7 июля 2009 года стало центральным публичным мероприятием в ходе визита Барака Обамы в Россию.

Но это не только история успеха. Это еще и история любви. Именно РЭШ познакомила и подружила Сергея Гуриева с его женой. Екатерина Журавская училась в ней, а потом стала профессором в альма-матер. Между прочим, она тоже экономическое светило. Причем едва ли не более яркое, чем ее муж.

Философский самолет

Решение об эмиграции созрело далеко не сразу. В слишком высоких кругах вращался Гуриев, чтобы пуститься в бега при первых же признаках грозы. Член правительственной комиссии по координации деятельности открытого правительства, член первой сотни президентского кадрового резерва... И прочая, и прочая.

Сама мысль о том, что это живое воплощение «системного либерализма» могут начать прессовать, как Навального, казалась дикой. На вопрос, насколько он рискует, открыто высказывая свои политические взгляды, Сергей Маратович совсем недавно уверенно отвечал: «Не вижу никаких рисков».

Контакты с властью были, кстати, не только формальными. Гуриев состоит в дружеских отношениях с вице-премьером Аркадием Дворковичем. Последний учился в начале 90-х в РЭШ — в одном потоке с женой Гуриева. 14 декабря прошлого года на торжествах по случаю 20-летия РЭШ Дворкович зачитал со сцены поздравление Дмитрия Медведева и вручил почетные грамоты правительства сотрудникам школы.

Грамот удостоились президент РЭШ, его советник, два проректора и почетный профессор. Ректора среди награжденных не оказалось. Случайность или сигнал о том, что надстроенная над Гуриевым политическая крыша дала течь? Ответа пришлось ждать недолго: в начале февраля его вызвали на первый допрос.

Однако старая дружба не ржавеет. Аркадий Дворкович 12 июня встретился в Париже с новоявленным эмигрантом. По итогам рандеву вице-премьер отметил, что Гуриев пока поживет во Франции, но обязательно вернется, как только обстоятельства, спровоцировавшие отъезд, уйдут в прошлое. При этом зампред правительства заверил, что проекты с участием Гуриева будут продолжены. Эксперты теряются в догадках: что бы это значило? Некоторый свет пролил сам «фигурант». Сергей Гуриев написал, что «один коллега Путина» говорил с президентом о его ситуации. И Путин, насколько известно экономисту, заверил, что Гуриеву нечего опасаться. Некоторые источники утверждают, что с президентом тогда беседовал первый вице-премьер Игорь Шувалов. Подтвердить или опровергнуть эту информацию невозможно. Очевидно, что следственная машина продолжила работать в прежнем ритме. Взвесив все за и против, Гуриев решил: береженого Бог бережет.

Тем более что как ни крути, а политические реминисценции нашего героя вряд ли пришлись по душе власти. Например: «На мой взгляд, до 2018 года будут еще одни президентские выборы. Или произойдет история в духе «арабской весны». А на вопрос: «Чем бы закончились свободные выборы в России?» — Гуриев ответил: «Победил бы Алексей Навальный. Жаль, что у него нет экономической программы». Навальный, кстати, немедленно обратился к Гуриеву с предложением набросать таковую.

Согласно одной из версий именно участие Гуриева в проектах Навального стало главной причиной опалы. Ректор РЭШ в свое время дал Навальному рекомендацию для обучения в Йельском университете по программе, нацеленной на «построение сети новых мировых лидеров». Гуриев и его супруга были в числе первых жертвователей Фонда борьбы с коррупцией, созданного Навальным.

Короче говоря, участие в экспертизе дела «ЮКОСа» было, возможно, не главным поводом для недовольства Гуриевым со стороны власти. Ну а тот, кто создает для нее проблемы, должен быть готов к тому, что сам столкнется с проблемами. Это правило игры существовало, существует и, наверное, еще долго будет существовать во всех странах мира. Вот недавно в Гонконге объявился «беженец» из США — Эдвард Сноуден, в прошлом компьютерщик ЦРУ, разоблачающий ныне систему слежки за гражданами. А другой знаменитый политбеглец Джулиан Ассанж безвылазно сидит в лондонском посольстве Эквадора.

Однако очень важно то, какое именно содержание вкладывает в понятие «проблема для власти» сама власть. Будет печально, если в нашем случае все вновь сведется к ст. 70 УК РСФСР: «Антисоветская агитация и пропаганда». Впрочем, с уверенностью можно предполагать, что до «философских пароходов» дело не дойдет. И не только потому, что сегодня есть намного более удобный воздушный транспорт вкупе с Интернетом. Это при Иоанне Васильевиче великой державе еще можно было обходиться без интеллектуалов. Стране же, которая претендует на заметную роль в современном мире, без таких, как Гуриев, просто крышка. Будем надеяться, что в Кремле это понимают и Сергей Маратович вернется в Россию. Как и обещал...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера