Архив   Авторы  

Экспроприатор
Политика и экономикаПрофиль

Билл де Блазио: от марксистских мечтаний до капиталистических реалий





 

Когда в январе Билл де Блазио выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Нью-Йорка, мало кто верил в его успех. Уж слишком леворадикальных взглядов придерживается этот политик, чтобы руководить крупнейшим мегаполисом Америки. Но скептики крупно ошиблись, и Нью-Йорк дружно проголосовал за 52-летнего кандидата, отдав ему 73,3 процента голосов. Его соперник республиканец Джо Лота, бывший зам мэра Джулиани, довольствовался лишь 24,3 процента.

Итак, эпоха миллиардера Майкла Блумберга, державшего Большое Яблоко в кармане последние 12 лет, то есть три срока, завершается. 1 января будущего года на вахту заступает первый мэр-демократ за почти двадцать лет. Парадокс в том, что, будь узаконен четвертый срок, Блумберг, скорее всего, вновь бы стал мэром. Но народ выбрал ему преемника, совершенно непохожего, более того — почти полную его противоположность.

Сразу скажем: де Блазио даже и три срока не светят: референдум, проведенный в 2010 году, ограничил мэрский максимум лишь двумя сроками. И все же, чем он покорил жителей Нью-Йорка — избранный мэр Большого Яблока?

Его кредо

Моя взрослая дочь, работающая в Нью-Йорке и зацикленная на защите экологии, прислала торжествующий имейл, приветствуя победу нового мэра. Причина ликования? Оказывается, де Блазио обещал изгнать с Манхэттена конные экипажи, на которых туристы осматривают достопримечательности в районе Сентрал-Парка, а освобожденных от рабского гнета лошадушек отправить резвиться в природные заповедники. Это, конечно, микроскопическая и отчасти анекдотическая деталь той невиданной социально-политической реформы, которую провозгласил мэр-элект.

Выступая с речью по случаю победы, он обрушился на богачей, которые глухи к нуждам бедных. По его выражению, «негоже, когда роскошные кондоминиумы заменяют больницы для простых жителей». Главный слоган избирательной кампании де Блазио взял напрокат из Диккенса: «Повесть о двух городах».

Один город — шикарные апартаменты Верхнего Ист-Сайда и богемные лофты Трайбеки, дамы в мехах на оперных премьерах «Метрополитен» и джентльмены с сигарами в элитных клубах. Другой — зараженные тараканами многоквартирные «проджекты» Гарлема и Квинса, переполненные классы плохоньких школ и очереди бездомных за благотворительной похлебкой. Ну и так далее, чистый «блэк энд уайт».

Да-да, ни малейшего преувеличения: риторика классовой борьбы будто взята американским политиком напрокат из гневных поэтических инвектив Маяковского и из «Города желтого дьявола» Максима Горького. Сердцевина его избирательной программы — преодоление контрастов имущественного неравенства.

Подсчитано, что в Нью-Йорке живут почти 390 тысяч миллионеров и 70 миллиардеров. Они платят, разумеется, большие налоги. Но их совершенно недостаточно, считает де Блазио, кивая на западноевропейские демократии, где богатых принято обдирать как липку. Так что мэр-элект решительно настроен поднять налоги для тех, кто зарабатывает больше полумиллиона долларов в год. И полученные сверхналоги направить на финансирование бесплатных детских садов и дополнительных образовательных программ.

Заметим: обычно в Америке любой соискатель выборной должности начинает ритуально трындеть про снижение налогов. Задушевные популисты очаровывают избирателя. А уж потом, со скипетром в руке, избранник забывает о посулах — а куда деться? Де Блазио презрел ритуал и честно открыл карты. Да, жирных кур придется общипывать. Называйте это как угодно, хоть марксистской «экспроприацией экспроприаторов».

Впрочем, мэра-экспроприатора понять можно. Экономисты предупреждают: хотя бюджет следующего года сбалансирован, уже 2015-й чреват дефицитом в размере по меньшей мере двух миллиардов долларов. Блумберг оставляет преемнику бомбу замедленного действия, которая вот-вот взорвется.

Дело в том, что 300 тысяч муниципальных служащих — от учителей государственных школ до патрульных полицейских — вот уже несколько лет работают без контрактов из-за споров профсоюзов с городской администрацией о проценте ежегодного, планового повышения зарплаты. Цена вопроса — 7,8 миллиарда долларов. Эту сумму, как считают профсоюзы, город задолжал служащим.

У мэра Блумберга репутация рачительного хозяина, скопидома, из которого лишний цент не выцыганить. В конфликте с профсоюзами он стоял намертво. Что касается де Блазио, инсайдеры считают, что он будет вынужден пойти на компромисс. Профсоюзы всегда молились на него как на своего игрока в чужой команде. Конечно, все 7,8 миллиарда он так быстро не наколядует, скорее всего, полагают эксперты, попытается договориться о частичной компенсации.

Второй козырный пункт его программы, которому рукоплещут нацменьшинства, — отмена правила «останови и обыщи», которое при Блумберге и комиссаре полиции Келли стало очень активно применяться в Нью-Йорке. Это когда патрульные копы без каких-либо явных оснований останавливают на улице прохожих для проверки и обыска. Руководствуются они зачастую лишь смутными подозрениями, которые почему-то всегда усиливаются при виде чернокожих и латиносов. Адвокаты меньшинств считают эту практику позорным «расовым профилированием».

И наконец, третий пункт революционной адженды: решительная ставка на государственные школы и отказ от преференций школам чартерным. Чартерные школы, симбиоз частных и государственных, стали в последние годы очень популярными в Америке. Их развитие поддерживает президент Обама. Но де Блазио считает, что они наносят ущерб обычным школам. Хотя бы тем, что теснят их, бесплатно отхватывая часть помещений. Он полагает, что чартеры должны платить арендную плату, от которой они сегодня освобождены.

Его путь

Несмотря на звучную фамилию, его называют street guy, парнем с окраинной улицы. Красивое, аристократическое имя, впору оперному тенору, Билл де Блазио получил вовсе не при рождении. Он родился на Манхэттене под именем Уоррен Вильгельм-младший в семье эмигрантов с итальянскими и немецкими корнями. Его детские годы прошли в Кембридже, штат Массачусетс. Ему было восемь, когда родители развелись. Отец, ветеран Второй мировой, потерявший на войне ногу, сильно пил. В 1979 году, не выдержав неравной борьбы с раком легких, Вильгельм-старший покончил с собой.

Степень бакалавра Билл получил в стенах Нью-Йоркского университета, степень магистра — на международном факультете Колумбийского университета. Уже первые шаги карьеры говорили о том, что на политическую арену выходит откровенный социалист. Он стал сотрудником общественной организации с говорящим названием Кихот-центр в Мэриленде. В 1988 году отправился в Никарагуа, где десять дней занимался раздачей еды и лекарств сторонникам сандинистов, с которыми, как известно, тогдашняя администрация Рейгана была на ножах. Переехав вскоре в Нью-Йорк, продолжал помогать латиноамериканским революционерам, вошел в организацию солидарности с сандинистами.

Нет никакого сомнения, что прыткого «комми» взяли в те годы на карандаш в ФБР. Особенно после того, как он, будучи студентом, съездил в СССР, а медовый месяц со своей супругой-афроамериканкой провел на Кубе. Он и сегодня не стесняется своих левых взглядов. Открыто поддерживает, например, движение «Оккупай Уолл-стрит». В июле этого года на демонстрации против закрытия одного из госпиталей Бруклина его задержала полиция, но через несколько часов выпустила, выписав штраф за нарушение общественного порядка. Злые языки утверждают, что он специально нарывался на конфликт, дабы примерить терновый венец страстотерпца.

В городскую политику де Блазио вошел в 1989 году волонтером избирательной кампании Дэвида Динкинса, который стал тогда мэром Нью-Йорка, кстати, самым непопулярным за последние десятилетия. Решающим для молодого вольтерьянца оказался 1997 год, когда Эндрю Куомо, тогдашний министр жилищного строительства и городского развития в администрации Клинтона, назначил де Блазио региональным директором по Нью-Йорку и Нью-Джерси.

Заметим, что Куомо, нынешний губернатор штата Нью-Йорк, вряд ли предполагал, что когда-нибудь будет заниматься армрестлингом со своим давним протеже и другом. А в том, что амбиции губернатора и мэра столкнутся, мало кто сомневается. Табачок в политике всегда врозь, особенно в таких сопредельных сферах с тесно переплетенными интересами, как штат и находящийся на его территории мегаполис. Формально в Америке губернатор главнее мэра, но Нью-Йорк город настолько уникальный, что должность местного градоначальника считается в стране второй по важности и сложности после президентской.

С 2001 года в течение восьми лет де Блазио работал депутатом горсовета Нью-Йорка. Переизбирался на этот пост три раза, и каждый раз с огромным перевесом над соперниками-республиканцами. Немудрено: в глазах простых избирателей он был их самым рьяным защитником. Отстаивал расширение квот на льготное жилье для бедноты и на раздачу продовольственных талонов. Способствовал тому, что документы по правительственным программам помощи вновь прибывшим иммигрантам, плохо владеющим английским, переводились на иностранные языки. Благодаря активности де Блазио и его единомышленников в горсовете в Нью-Йорке гомосексуальные пары с недавних пор имеют такие же имущественно-юридические права, как и гетеросексуальные, транссексуалы защищены законом от любых форм дискриминации, а больные СПИДом с небольшим доходом имеют право на скидки при аренде жилья. Четыре года назад он успешно баллотировался на должность омбудсмена, то есть городского общественного адвоката. Обойдя на праймериз однопартийцев, он разгромил и оппонента-республиканца. Омбудсмен Нью-Йорка — своего рода штатный Дон Кихот, введенный во власть наособицу, чтобы бдительно охранять интересы простых избирателей. Уже в инаугурационной речи де Блазио принялся громить Блумберга, в первую очередь за покровительство чартерным школам и пренебрежение к бедам бездомных, число которых при мэре-миллиардере выросло до рекордных 50 тысяч.

Его нравы

К Биллу де Блазио давно и прочно приклеился ярлык популиста. Вроде бы все так. Но популистами в политике принято считать циников-двурушников из числа тех, кто днем ратует за социальную справедливость, а но ночам, образно говоря, лопает черную икру ложками. В этом плане де Блазио чист, как цейсовское стеклышко. Он, конечно, не спит на гвоздях, как Рахметов, но весь его образ жизни чрезвычайно симпатичен обычному американскому труженику.

Начать с того, что он живет в Бруклине, а не на Манхэттене. Правда, район Парк-Слоуп весьма престижен и по ценам близок к Манхэттену, но все равно для истеблишмента такая «прописка» — большая редкость. Таунхаус из коричневого камня — их в США называют браунстоунами — обошелся ему в 2000 году в 450 тысяч долларов. Сейчас его оценивают в миллион. Неподалеку расположен еще один дом, доставшийся де Блазио в наследство от матери.

Немалую популярность мэр-элект заработал и благодаря своей вовсе не безоблачной биографии и семейной истории, взывающей к сочувствию. Электораты всех стран, как известно, любят привкус мыльной оперы в биографии политика. Мать-одиночка, трагический уход отца, чернокожая жена, которая в молодости заявляла о своей нетрадиционной ориентации...

Дети у де Блазио и Ширлейн Маккрей, поэтессы и пиарщицы, смуглые, чему тоже рукоплещут в разноцветном Нью-Йорке. 18-летняя Кьяра учится в гуманитарном колледже в Северной Калифорнии, а 16-летний Данте — в государственной школе в Бруклине. Этот момент пресса всячески подчеркивает, ведь практически все американские политики отдают своих чад в частные школы.

Кстати, Данте де Блазио, гордящийся своей пышной прической в стиле афро, признан журналом «Тайм» шестым самым влиятельным тинейджером года, обойдя, например, дочь Барака Обамы Малию и поп-идола Джастина Бибера. Считается, что Данте очень помог отцу в ходе избирательной кампании, когда снялся в ролике против практики «останови и обыщи».

Оживленно обсуждается нежелание де Блазио переезжать в мэрский особняк Грейси-Мэншн на элитном Верхнем Ист-Сайде. Главная причина — Данте придется оттуда значительно дальше и дольше ездить в его бруклинскую школу, из которой он не хочет уходить. Но, скорее всего, заботливого папу уломают: соседи по Парк-Слоуп встревожены перспективой превращения тихой улочки в круглосуточный содом. Пока у дома мэра дежурит один трехколесный полицейский драндулет, но какое столпотворение здесь начнется после 1 января, нетрудно себе представить.

Газета «Нью-Йорк пост» и другие рупоры консервативного лагеря громят избранного мэра почем зря. Его называют марксистом-ленинцем и изображают с красным флагом. Один из самых популярных глашатаев республиканцев, телеведущий Гленн Бек, заявил, например, что новый мэр непременно превратит город в «криминогенный ад». Сегодня уровень преступности в Нью-Йорке в два раза меньше, чем в Бостоне, в три раза меньше, чем в Вашингтоне, и в пять раз меньше, чем в Балтиморе. Отмена практики «останови и обыщи», то есть ослабление прессинга в отношении криминального элемента, может, считает Бек, вернуть Нью-Йорк в лихие времена, когда в городе хозяйничали уличные банды, процветала торговля наркотиками и проституция. Джулиани и особенно Блумбергу удалось существенно снизить преступность, в том числе в самых неблагополучных районах, таких как Южный Бронкс.

Оппонирующие мэру экономисты и аналитики с Уолл-стрит тоже бьют в набат. Они отмечают, что Нью-Йорк полностью восстановил свои позиции как финансовая столица мира после терактов 11 сентября 2001 года. Блумбергу удалось направить в городскую казну обильные финансовые потоки, особенно в недвижимость и строительство, что помогло ему сделать бюджет города бездефицитным. Достаточно сказать, что только за первую половину 2013 года и только из-за рубежа (в том числе и из России) в недвижимость лишь одного Манхэттена оказалось вложено около двух миллиардов долларов.

Экономисты предостерегают: глупо и опасно резать курицу, несущую золотые яйца. Америка ох какая большая — придушенные и запуганные толстосумы продадут свои пентхаусы с видом на Сентрал-Парк и уедут со своими бизнесами куда-нибудь в Калифорнию или Флориду, где налоговое бремя полегче.

Короче говоря, противники де Блазио сулят ему сокрушительный провал и скорую отставку.

В то же время низы преисполнены надежд и мечтаний. Ведь, по данным бюро переписи населения США, уровень бедности в Нью-Йорке вырос с 20,9 процента в 2011 году до 21,2 процента в 2012 году. Если же говорить о Манхэттене, то доходы пяти процентов самых зажиточных его жителей превышают доходы самых малоимущих пяти процентов более чем в 80 раз.

Как бы то ни было, этот энергичный бруклинец, лучезарно улыбающийся с высоты баскетбольного роста, стал сегодня символом фундаментального спора, расколовшего Америку. Кто вывезет телегу застрявшего в кризисной трясине капитализма — свободный рынок или государство?

Газета «Нью-Йорк дейли ньюс», центристская по взглядам и в целом симпатизирующая новому мэру, заметила на днях: «Большие инъекции реальности вскоре заставят де Блазио взяться за жесткие меры, над которыми он посмеивался в ходе избирательной кампании, и пересмотреть свои несколько непродуманные взгляды».

Что ж, не он первый, не он последний.

Нью-Йорк

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера