Архив   Авторы  

Власть истории
Политика и экономикаВ России

Покровительница истории муза Клио триумфально вернулась в Кремль. Государственные мужи чуть ли не с лупой в руках перечитывают монографии и древние фолианты, пытаясь отыскать в прошлом тот фундамент, на котором мог бы устоять современный небоскреб государственной идеологии. Научное сообщество воспринимает все это настороженно, подозревая чиновников в намерении подретушировать события минувших дней ради насущных идеологических нужд. Власти, в свою очередь, уверяют, что управлять прошлым не собираются, но при этом дают понять, что и отпускать преподавание российской истории в свободное плавание тоже не намерены. Готово ли государство перейти ту грань, что отделяет историческую науку как таковую от мифов и штампов? Об этом на страницах «Итогов» дискутируют глава Центризбиркома Владимир Чуров, являющийся автором ряда исторических исследований, и ученый секретарь отделения историко-филологических наук РАН Андрей Петров

Владимир Чуров: «Есть государственническая идеология, и с ней надо считаться»

С одной стороны


 

- Владимир Евгеньевич, можно ли сказать, что Россией руководят любители истории?

- Власть в руках образованных и интеллигентных людей. Большинство из них получили образование в лучших университетах, где среди прочего прививается уважение к истории своей страны.

- Существует ли во власти единое воззрение на историю?

- Нет. У Дмитрия Медведева - одни взгляды, у Владимира Путина - другие, у меня - третьи, у Бориса Грызлова - четвертые, у Сергея Миронова - пятые и так далее. Есть общий принцип: не «вычитать» историю. Например, не сносить памятники и не разрушать могилы.

- Считаете ли вы историю точной наукой?

- В целом да. Как и другие точные науки, история допускает гипотезы и предположения. Главное, не надо превращать историю нашей страны в непредсказуемое прошлое, что очень вредно. В описании истории необходимо руководствоваться принципом суммирования, то есть добавления новых фактов. Не надо стремиться «вырезать» ту или иную страницу истории или закрашивать ее одним цветом. Соотношение в истории факта и домысливания должно быть разумным.

- А разве власти не ретушируют прошлое, когда празднуют мифическую победу над иноземными захватчиками в 1612 году?

- Нет. Я считаю, что поляков мы знатно побили. Ели они ворон в Кремле?

- Ели даже людей. Но не в одиночестве, а вместе с русскими стрельцами, оборонявшими представителей законной власти, в том числе будущего царя Михаила.

- Нет, Романова спасал в это время Иван Сусанин под Костромой. У меня есть выпуск костромского губернского архива, где про это точно сказано.

- Да, такие легенды ходят, но профессиональные историки в Москве в один голос говорят, что про поляков в День народного единства надо забыть. Это была гражданская война. Зачем идти наперекор академикам?

- Власть никогда не идет наперекор истории. А научная общественность, во всяком случае отдельные ее представители, могут. Историческая наука и применение истории к целям государства - это разные вещи.

- Возможно ли ради сиюминутной политической выгоды манипулировать историческим сознанием?

- Манипуляция обычно приводит к печальным последствиям для страны.

- Но в случае с тем же праздником 4 ноября это, похоже, и происходит.

- Нет, конечно. Есть базовые факты. Освобождение столицы от иноземных захватчиков - это факт. Те, кто с ним спорит... Знаете, я называю это «бесовщиной». Но вообще власть не участвует в дискуссиях с наукой. Вступать в широкую дискуссию с историками - это значит производить «бушизмы». Да и не праздником единым жив человек.

- Один известный политик недавно заявил: «Путин - сторонник консервативной России, перерастающей в конституционную монархию»...

- Это вряд ли. Хотя конституционные монархии в Европе существуют.

- И поэтому в 90-е годы на государственном уровне рассматривался вопрос о выборе учебного заведения для Георгия Михайловича, сына «государыни великой» Марии Владимировны?

- Да. Был такой разговор. Насколько я припоминаю, была мысль, чтобы он учился в военно-морском училище в Петербурге. В итоге, если я не ошибаюсь, предложили нижегородское. В конце концов Романовы от всего отказались, и он получил образование в Оксфорде. Я лично знаю многих представителей семьи Романовых и лучше других Майкла Кентского...

- Тоже кандидат на престол?

- С точки зрения процента романовской крови - один из первейших!

- Не кажется ли вам, что власть сегодня испытывает пиетет перед идеологией монархизма?

- Думаю, что нет.

- Анатолий Собчак в 1995 году писал: «Монархия как способ организации жизни государства и общества, несомненно, имеет определенные преимущества перед демократией». Вы согласны с этим?

- На меня эта фраза тогда произвела сильное впечатление. Именно Анатолий Александрович, как и Борис Николаевич Ельцин, в свое время всерьез развивал эту тему. Я сам участвовал в организации первого визита Великого князя Владимира Кирилловича в Санкт-Петербург в 1991 году. Но хочу сказать: давайте не путать уважение к традиции с желанием восстановить монархический строй. Есть государственническая идеология, и с ней надо считаться.

- Смотрите, у вас в кабинете три скульптурных изображения Петра I, у других представителей власти в приемных, говорят, и портреты Николая II висят. Чем вызван такой выбор?

- Если и есть пиетет, то не к монархии, а вообще к прошлому страны. У нас великая страна, и мы являемся наследниками и всего хорошего, и всего плохого, что было в нашей истории.

- Сейчас начинается подготовка к празднованию 400-летия дома Романовых. Как вы к этому относитесь и будете ли отмечать дату?

- Обязательно буду. Это важная историческая веха. Наше отношение к подобным датам очень похоже на отношение истинных британцев к традициям своей страны. Мне импонирует в англичанах то, что они не забывают ни одной страницы своей истории.

- Бытует мнение, что в Санкт-Петербурге все монархисты. Это так?

- Почти все. Но себя монархистом я назвать не могу. Я просто патриот нашего государства. На сегодняшнем этапе Россия развивается по пути демократии. У нас четырнадцать лет незыблемая Конституция.

- Как вы относитесь к выработке официальных стандартов в преподавании истории?

- Думаю, что методические стандарты абсолютно необходимы. Это видно на примере преподавания истории до революции 1917 года. Мы должны учащимся давать прежде всего метод и некую историческую канву.

- Возможны ли государственные стандарты при оценке исторических личностей?

- На первом этапе без них можно обойтись. В целом я хочу сказать, что реальная история состоит и из историй семей, может быть, даже прежде всего.

- А как же Иваны, не помнящие родства?

- Беспамятство надо изживать.

Андрей Петров: «История становится актуальной политикой»

С другой стороны

 

- Андрей Евгеньевич, историческая наука почувствовала, что власть испытывает живой интерес к прошлому?

- Внимание власти к истории сейчас огромное. С историками пусть и не регулярно, но советуются по различным вопросам. Хотя для науки период забвения со стороны государства оказался периодом расцвета. Во всяком случае белых пятен стало заметно меньше. Странно, но при декларируемой сегодня любви к истории попасть иной раз в архивы сложнее, чем тогда, когда власть к прошлому относилась хладнокровно.

- Но науке хотя бы льстит, что первые лица неравнодушны к вашей дисциплине?

- Я знаю, что президент, в том числе, слушает аудиокниги по истории. Например, лекции Ключевского, сторонника самодержавия и имперского величия России. Это замечательно, но прошло слишком много времени, чтобы воспринимать сегодня работы Василия Осиповича как истину в последней инстанции. Вообще если мы стремимся к тому, чтобы хотя бы через пару поколений россияне начали осознавать себя единой нацией, то мы должны включать уже сегодня в преподавание истории прошлое всех народов и государств, которые существовали на территории нашей страны, а не только описывать по старинке историю Северо-Западного и Центрального федеральных округов.

- Зачем стране понадобился праздник 4 ноября?

- Скорее всего руководители захотели с его помощью убрать 7 ноября. Научная общественность однозначно высказывалась против учреждения этого торжества. В данном случае сначала было принято политическое решение и только потом историков попросили сделать его обоснование. Очевидно, что власть поступила достаточно неуклюже. Ведь выяснилось, что 4 ноября 1612 года ничего особенного в истории страны не происходило. Смута никуда не делась, поляки здесь тоже ни при чем.

- А говорят, что Михаила Романова спасал от «ляхов» Иван Сусанин...

- Ясное дело. Мифами у нас не принято разбрасываться.

- За этим стоит приверженность монархической идеологии?

- Если это так, то худшей иллюстрации для монархической идеи, чем те события гражданской войны, трудно и придумать.

- В угоду каким интересам может «модифицироваться» история?

- Это старая болезнь. У нас никогда не было внятной политики в гуманитарной области. Когда начали готовиться к 1000-летнему юбилею Казани, я сказал: года через два ждите заявление о праздновании 1200-летия Уфы. Ровно через два года мы увидели презентацию находок, свидетельствующих о 1500-летии Уфы! Я вообще предлагаю издать указ президента: «Считать все города России основанными 2000 лет тому назад», и больше не мучиться. Впрочем, когда «уважение» к истории является источником дополнительного госфинансирования, конечно, грех осуждать такие вещи. Если серьезно, сейчас готовится проект указа президента, где регламентируются основания, по которым может отмечаться тот или иной юбилей. Наконец-то предполагается обязательная экспертиза подобных торжеств со стороны Российской академии наук.

- Красивых легенд станет меньше?

- Возможно. Пока дефицита в мифотворчестве нет. На примере 625-летия Куликовской битвы мы увидели даже столкновение мифов. Конфессиональных и этнократических. Это как спор немого с глухим. Мифы очень заразительны. Президент высказал мысль, что в истории Куликовской битвы не все просто. Мол, на той и на другой стороне воевали татары. Откуда он это взял? Из писем татарской интеллигенции.

- Можно ли воспитать самоуважение нации без легенд о славном прошлом?

- Пока не получается. История становится актуальной политикой. Историческим сознанием легко манипулировать. Поднимать с помощью мифов людей как на защиту «своих» символов, так и на атаку «чужих». Если человек не понимает трудные вопросы, то его легко склонить на неосознанные поступки. Мы уже в школьных учебниках должны описывать проблемные моменты прошлого, которые могут стать политической проблемой. Таких «мин» хватает, и их надо вовремя обезвредить. Я убежден, что, если бы не Украина, а Россия начала разговор о голоде в СССР, может быть, сейчас эта проблема не носила бы такого острого политического звучания.

- Как вы относитесь к тому, что историческое прошлое становится частью партийного пиара?

- Это нормальная ситуация для любой партийной идеологии. Она не может не апеллировать к символам и образам прошлого. Совершенным, с партийной точки зрения, фигурам вождей и героев. Здесь наука абсолютно ни при чем. Всем понятно, что Александр Невский - наш человек. Мы знаем, что он сказал: «Не в силе Бог, а в правде». Кому интересно, что на самом деле эта фраза принадлежит не родному князю, а израильскому царю и пророку Давиду Псалмопевцу?

- Историческая наука и применение истории в целях власти - это разные вещи?

- Так и есть на самом деле. Государство должно реагировать на вызовы времени. Есть вызовы, есть реакция. В истории оно пока такой угрозы, судя по всему, не видит. А она есть, и очень серьезная. При выработке тех или иных решений власть, конечно, должна опираться на достоверную информацию, но увы…

- Стоит ли современному обществу в принципе искать опору в прошлом?

- Мне кажется, иногда гипертрофированное внимание к истории, раскол по историческим сюжетам - это определенный диагноз. Здоровое общество, ориентированное на развитие и рост, меньше задумывается о проблемах прошлого. Возможно, мы постепенно будем от этого отходить.

- Ваше мнение о внедрении стандартов в преподавание истории?

- Я смотрю на этот процесс с большим воодушевлением. Разрабатываемые принципы стандартов вполне разумны. Это назревшее и перспективное дело. К «Краткому курсу» это отношения не имеет. Кстати, вы знаете, что в Европейском союзе тоже стандарты? Есть там и предмет под названием «История России». Она начинается с XV века. До этого периода у них изучается «История Украины».

- Академия наук на это безобразие как-то реагирует?

- Мы подписали Болонскую конвенцию. Значит, признали равенство образовательных систем, а следовательно, и историю России с XV века. Надеюсь, недолго мы будем с этим мириться.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера