Архив   Авторы  
Глава министерства, являющегося потенциальным кандидатом на разукрупнение - Эльвира Набиуллина (МЭРТ)

Белый Кремль
Политика и экономикаВ России

Главные изменения, связанные с приходом Владимира Путина в Белый дом, произойдут не в структуре правительства, а в его отношениях с Кремлем



 

В Доме правительства и Кремле вновь запахло ремонтом. Полным ходом идет отделка премьерской зоны на пятом этаже Белого дома. Готовится к масштабной реконструкции 14-й корпус Кремля, где располагаются ключевые подразделения администрации президента (кстати, там же вплоть до инаугурации будет находиться и кабинет избранного президента). Известная поговорка приравнивает два ремонта к четырем переездам или к одному пожару. В этом году нашей властной пирамиде придется пережить и первое, и второе, а пессимисты предрекают и третье. Впрочем, по мнению оптимистов, которые все-таки в большинстве, у Дмитрия Медведева и Владимира Путина будет достаточно средств, чтобы погасить потенциальные очаги возгорания.

ОФИСиально

На сегодняшний день абсолютно точно известны адреса офисов избранного президента и будущего премьера и более или менее точно - их место жительства. За Владимиром Путиным в соответствии с законом останется его нынешняя резиденция в Ново-Огареве. Дмитрий Медведев, по имеющейся информации, остается на своей госдаче в деревне Калчуга, что неподалеку от Ново-Огарева. Остальные детали будущей конфигурации власти, по уверению источников «Итогов», мы узнаем не ранее середины мая, когда вступивший в должность президент подпишет соответствующие указы. Причем дело даже не в какой-то секретности, а в том, что процесс «административно-штатной модернизации» находится в начале пути.

Тем не менее революционных перемен ждать не стоит. Коренная ломка внесла бы дезорганизацию в деятельность исполнительной власти. Достаточно вспомнить опыт четырехлетней давности, когда реформированный в марте кабинет «пришел в себя» лишь к концу года. Владимир Путин, по нашим сведениям, поставил задачу, чтобы правительство было полностью работоспособным с первого дня его премьерства. Так что настройка правительственного механизма будет происходить «на марше» и деликатно.

По некоторой информации, перемены могут произойти в экономическом блоке. В коридорах власти витает идея создания экономической вертикали, которая замыкалась бы на первом вице-премьере, курирующем Минфин, МЭРТ и их ведомственные «кусты». Впрочем, окончательное решение не принято. Судя по всему, координировать действия двух экономических «тяжеловесов» - Минфина и МЭРТа будут через систему долгосрочных целевых программ. Им может быть придан статус своего рода «экономических нацпроектов». При этом Минфин будет отвечать за текущее бюджетирование, а МЭРТ - за инвестиционную компоненту. Последний станет осуществлять и «инвестиционную цензуру» - проводить экспертизу самых крупных проектов. Из более или менее очевидного - реорганизация «культурной вертикали», функционированием которой в Кремле весьма недовольны. Кроме того, в правительстве появится структура, которая вберет в себя всю природоохранную и экологическую проблематику, разбросанную сегодня по нескольким ведомствам.

Делим на два

Впрочем, главные изменения произойдут не в структуре правительства, а в его отношениях с Кремлем. Кабинет Путина не будет «техническим», подчеркивают в администрации президента. Саму идею «бесхребетного» правительства, которое шагу не ступит без поручения президента, там называют вредной: правительство может и должно быть самостоятельным, инициативным. Причем для этого не нужно менять законы: необходимых рычагов достаточно и в нынешнем правовом поле. Просто раньше «технические премьеры» делегировали часть своих полномочий Кремлю, который во многих случаях дублировал кабинет министров. Теперь же все вернется на конституционные круги своя.

Президенту будет чем заняться и без хозяйственных вопросов: за ним остаются иностранные дела, в том числе функция представления страны на международной арене, руководство силовым блоком и, разумеется, выработка стратегических направлений политики.

Что касается последней епархии, здесь на помощь президенту должен прийти Совбез. В последнее время этот орган был скорее мертв, чем жив. После отставки Игоря Иванова, место секретаря Совбеза до сих пор остается вакантным. В контексте намечающихся пересадок пустота этого кресла как раз очень логична: не иначе его придерживают для очень важной, но не очень вписывающейся в обновленную структуру администрации (или правительства) персоны.

Определенные изменения затронут и «ведомства со звездочкой», замкнутые на главу государства. Предполагается, что службы, не входящие в структуру правительства - ФСБ, СВР, Госнарконтроль, - останутся под прямым контролем президента. В то время как Минобороны, МВД, Минюст, МЧС, главы которых являются членами правительства, будут находиться в двойном подчинении: вопросы координации их текущей деятельности перейдут в ведение премьера.

Пока нет полной ясности с тем, как президент и премьер разделят свою юрисдикцию на региональном уровне. В коридорах власти обсуждалась идея создания института полпредов правительства в федеральных округах. Затем была идея возложить эти обязанности на действующих полпредов президента, подняв их статус чуть ли не до вице-премьерского. Впрочем, в Кремле есть опасения, что столь мощный административный ресурс может превратить федеральные округа в удельные княжества. Тем не менее направление мысли понятно и по-своему логично: исполнительная власть в регионах должна замыкаться на главу исполнительной власти в столице - премьера.

Конечно, законодательство накладывает здесь определенные ограничения: прерогативой назначения и снятия с должности губернаторов пользуется президент. Но процедурная часть решения этих вопросов относится к сфере деятельности полпредов. Поэтому с включением их в структуру правительства проблема была бы во многом решена: кандидатуры местных начальников и, соответственно, проекты «приказов об увольнении» проходили бы через Белый дом.

Имя им - легион

По имеющейся информации, ответственным за подготовку проекта структуры нового правительства назначен помощник президента Игорь Шувалов, которого никак нельзя отнести к стану консерваторов. Более того, хотя лавры архитектора предыдущей перестройки правительства принадлежат Дмитрию Козаку, свою и весьма немалую лепту в нее внес и Шувалов. По крайней мере приписываемый авторству Шувалову первый набросок плана модернизации кабинета, сделанный еще в 2003 году, предполагал ту же трехуровневую модель, то же, что и сегодня, число министерств. Однако Шувалов зарекомендовал себя не только либералом, но и достаточно гибким чиновником. И стало быть, главное - какие задачи будут поставлены.

Богатую пищу для размышлений на этот счет дает стенограмма недавней встречи Владимира Путина с руководителями думских фракций, на которой также присутствовал избранный президент. Лидер «партии власти» спикер Госдумы Борис Грызлов подверг жесткой критике нынешнюю «громоздкую» структуру кабинета. Грызлов насчитал 85 органов управления: 16 министерств, 33 агентства, 2 госкомитета и 34 службы. «По редкому стечению обстоятельств правительство 1982 года имело тоже 85 органов управления», - едко замечает Грызлов, имея в виду Совет министров СССР. Количество чиновников с тех пор тоже явно не уменьшилось: сегодня их полтора миллиона - в полтора раза больше, чем, например, в 1995 году.

Но главные претензии лидера «ЕР» относятся к самой деятельности органов власти, погрязших в междоусобных распрях: «Из-за споров различных ведомств не решаются важные вопросы». Корень зла Грызлов видит как раз в реформе 2004 года, выделившей из прежних министерств множество агентств и служб - с передачей им распорядительных и контрольных функций. Кстати, и Владимир Путин еще осенью прошлого года вынес, казалось, приговор нынешней трехуровневой модели, аттестовав ее как «кальку с некоторых государств, неэффективную для нашей действительности». Но на этот раз он отказался поддержать начатый спикером разговор. Все вопросы, касающиеся административного реформирования, Путин переадресовал избранному президенту. В свою очередь Дмитрий Медведев был категоричен: «Если мы вернем контрольные функции министерству, то тогда министерство... будет контролировать само себя, и это неправильно». То есть судьба по крайней мере одного детища реформы уже определилась: «Контрольные учреждения должны остаться». При этом Медведев совсем не прочь «ликвидировать неэффективные звенья в структуре управления».

Гонки по горизонтали

Опрошенные «Итогами» эксперты по-разному оценивают масштаб и последствия грядущих преобразований. Руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер «практически не сомневается» в том, что трехуровневая структура кабинета сохранится. Изменения ограничатся, так сказать, горизонталью власти: «кого-то сольют, кого-то разделят».

Министерств, прогнозирует Гонтмахер, скорее всего будет больше. Вероятно, например, разделение Минздравсоцразвития на Минздрав и Минтруда. Что касается агентств и служб, то их, судя по всему, будут, напротив, укрупнять. По мнению эксперта, «как раз по этой линии» - больше министерств, меньше остальных структур - намечается компромисс между позицией Путина, считающего, что трехуровневая структура себя не оправдала, и позицией Медведева. Еще одним плодом компромисса может стать увеличение числа вице-премьеров.

Кстати, по версии политолога, депутата Госдумы Сергея Маркова, один из замов главы правительства станет самым первым вице-премьером - по сути «техническим» премьером. Скорее всего эта роль будет отведена Виктору Зубкову. А Владимир Путин станет освобожденным от рутины сугубо «политическим» премьером.

Владимир Южаков, руководитель проекта «Административная реформа» Центра стратегических разработок, также не видит оснований для радикального пересмотра итогов предыдущей реформы. По мнению Южакова, одна из возможных тенденций - концентрация контрольных и надзорных органов под началом одного из вице-премьеров, с тем чтобы они «не были подвластны министерствам». Ничего страшного не видит Южаков и в увеличении числа вице-премьеров, но, по его словам, нет «никакой логики» в размножении министерств. Еще более категоричен эксперт, комментируя версию о возможном воссоздании отраслевых министерств (обсуждается, в частности, возможность появления аналога прежнего Министерства нефтяной и газовой промышленности). Если будет продолжаться наращивание участия государства в экономике, неизбежно станет расти число ведомств, курирующих конкретные отрасли, признает Владимир Южаков. Но тогда госорганы опять превратятся в хозяйствующих субъектов. По его мнению, Медведев вряд ли станет придерживаться такой логики.

Самое белое пятно на карте будущей власти - кадры, которые приведут с собой в Белый дом и в Кремль Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Недостатка в версиях нет. Но, пожалуй, единственное, в чем сходятся эксперты - это переезд из Кремля в аппарат Белого дома нынешнего замглавы президентской администрации Игоря Сечина, который «по жизни» всегда следует за своим шефом. Очевидно также, что кадровые решения будут преследовать целью исключить создание двух противоборствующих команд - «убежденных медведевцев» и «верных путинцев». По логике Кремль и Белый дом должны быть укомплектованы единой командой. Но жизнь сильнее идеальных схем. «Это будут два центра силы, между которыми неизбежно будут конкурентные отношения», - считает президент Центра политических технологий Игорь Бунин. Но пока отношения между Путиным и Медведевым строятся на доверительных принципах, «они будут гасить эту конкуренцию». Что ж, гарантия, как всегда, не стопроцентная, но по нынешним временам не такая уж и маленькая...

ПРОГНОЗ

Президент - премьер

Схему взаимоотношений между Кремлем и Белым домом после президентских выборов подробно спрогнозировал президент РСПП Александр Шохин в интервью «Итогам» еще в ноябре 2007 года (№ 46).

«Я думаю, что после парламентских и президентских выборов система отношений премьера и президента может измениться... Премьер, опирающийся на парламентское большинство, по определению станет более самодостаточным. И большая часть вопросов, которые сейчас выходят на уровень президента, вполне может быть решена на уровне кабинета.

...В силу традиции сложилось так, что центр принятия решений находится либо в администрации президента, либо на уровне самого президента. Все замыкается на одного человека. Это, кстати сказать, одна из причин, почему многие согласования буксуют. Дело не только в том, что министры не могут договориться между собой. Они прежде всего пытаются узнать мнение «из-за стены». Но когда центром принятия решений, подчеркиваю - не относящихся к компетенции президента, станет правительство, а министры будут лично за это ответственны, оно будет брать на себя часть полномочий, которые и сейчас де-юре принадлежат кабмину. Но по факту переадресуются президенту.

Иное дело - стратегические вопросы... Важно, чтобы основные игроки - правительство, президент, Дума - совместно вырабатывали стратегию, а дальше занимались бы каждый своим делом...»

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера