Архив   Авторы  
Красивая жизнь ВИП-персон станет объектом пристального внимания борцов с коррупцией.

Семейные ценности
Политика и экономикаВ России

Идея контроля за доходами чиновников живет, но все еще не побеждает




 

Война с коррупцией идет у нас по традиции - с переменным успехом. На днях Госдума зарубила на корню сразу две законодательные инициативы, направленные на обуздание мздоимства. Причем каждый из отвергнутых проектов предлагал весьма любопытную новацию: контроль за доходами не только самих чиновников, но и их близких родственников. Дума грудью встала на защиту семейных ценностей, однако расслабляться лихоимцам пока рано: по информации «Итогов», на подходе еще один, на сей раз - кремлевский проект закона «О противодействии коррупции». По утверждению разработчиков, этот документ ничуть не менее радикален.

Отверженные

Проект закона «О предупреждении злоупотребления властью или служебными полномочиями на верхнем уровне управления государством», представленный на суд коллег депутатом-коммунистом Николаем Коломейцевым и «единороссами» Борисом Резником и Александром Хинштейном, - яркий пример того, как непросто идея противления стяжательству овладевает руководящими массами. Проект внесен аж пять лет назад - в апреле 2003 года - и получил с тех пор целую кучу рецензий: в пухлом «деле» фигурируют три заключения правового управления нижней палаты, столько же заключений комитетов Госдумы и отзыв правительства. Сразу нужно сказать, что положительных среди них нет, просто каждый из рецензентов находил в документе все новые и новые несовершенства. Удивительно, собственно, как при столь дружной обструкции он вообще дошел до голосования.

Для российского чиновного люда, не избалованного чрезмерным общественным контролем, законопроект и впрямь шокирующий. Под его действие попали практически все руководящие и направляющие силы страны - от губернаторов и судей до президента. Не забыты даже «представители РФ в органах управления открытых акционерных обществ». Все они должны были бы ежегодно представлять информацию о своем персональном благосостоянии, а также о «доходах и имуществе супругов, детей и иных лиц, проживающих с ними совместно». Причем не только во время прохождения службы, но и в течение трех лет после увольнения. Эти сведения должны были стекаться в соответствующий банк данных и - страшно подумать - представляться для опубликования в СМИ и «по мотивированному запросу всем заинтересованным лицам».

И это еще далеко не все. К примеру, документ существенно ограничивал ВИП-семьи в праве на труд: проект запрещал родственникам и свойственникам должностных лиц занимать посты, находящиеся в прямом подчинении у отцов и матерей семейств либо так или иначе им подотчетные. Мало того, чадам и домочадцам, как самим чиновникам, не разрешалось принимать подарки, кроме «символических», и прочие подношения от тех, кто связан с главами семейств по службе. Причем такое эмбарго сохранялось бы опять-таки на три года после ухода ВИП-персоны в отставку. Наконец, всем членам таких семей запрещалось открывать счета в банках, находящихся за пределами России, а также - на предъявителя (без указания сведений о клиенте). Деньги, поступившие на счет слуги народа без его ведома, и иные подозрительные поступления подлежали бы перечислению на спецсчет федерального Казначейства, то есть попросту конфисковывались.

Венчает конструкцию институт «уполномоченного по этике», назначаемого согласно проекту на пять лет Федеральным собранием по представлению президента. Этот всадник антикоррупционного апокалипсиса никому не подотчетен и обладает поистине чрезвычайными полномочиями. Он может подвергнуть проверке на соответствие требованиям закона какой угодно госорган и какого угодно начальника. А если заподозрит неладное, то вправе «приостановить осуществление полномочий любого лица», включая премьера и президента.

Второй отвергнутый законопроект, внесенный лидером думских «эсеров» Александром Бабаковым и бывшим «родинцем» Александром Чуевым, менее революционен. Он дополняет закон о госслужбе требованием к чиновникам предоставлять сведения не только о том, что нажито своим собственным трудом, но и о доходах и имуществе ближайших родственников. Правда, ни в законе, ни, соответственно, в поправках речь не идет о государственных, «конституционных» должностях, к которым, в частности, относятся президент, премьер, министры, депутаты ГД, сенаторы, губернаторы и федеральные судьи.

Для справки: «государственники» сегодня тоже сдают декларации о доходах и имуществе (разумеется, только своих). Это от них требует знаменитый ельцинский указ от 15 мая 1997 года. Интересно, что первоначальная его редакция тоже не чужда была семейной тематики, хотя и в факультативной форме. Лицам, замещающим госдолжности, а также госслужащим, назначаемым президентом и правительством, рекомендовалось сообщать также о благосостоянии членов своих семей. Но после поправок, внесенных в 1998 и 2000 годах, всякое упоминание о домочадцах исчезло.

К этому стоит добавить фактически полное отсутствие на сегодняшний день механизма проверки предоставляемых должностными лицами финансовых сведений. Прозрачность в этой деликатной сфере ограничивается нерегулярной публикацией справок о доходах ряда топ-чиновников в официальной прессе. Но протестировать их на правдивость можно лишь на глазок - путем сопоставления наручных часов, личных авто и вилл ВИП-персон, а также роскоши закатываемых ими по тому или иному поводу сабантуев со скупыми (по московско-рублевским меркам) цифрами официальных доходов.

Думское большинство равно не устроил ни мягкий, ни жесткий способ раскрытия семейных тайн. Правда, стоит отметить, что проголосовавших против практически не было. Открыто отклонить первый, самый жесткий, законопроект рука не поднялась ни у одного депутата. У второго обнаружился лишь один противник. В результате законы не приняты из-за большого количества воздержавшихся.

Теория борьбы

«Я бы не придавал большое значение этим двум отклоненным проектам», - заявил в интервью «Итогам» Михаил Гришанков, первый зампред Комитета Госдумы по безопасности и, к слову, член той самой межведомственной рабочей группы во главе с помощником главы государства Виктором Ивановым, готовившей президентский проект. Документ, направленный на искоренение лихоимства «на высшем уровне управления», носит, по его мнению, «явно популистский характер», что следует уже из его названия. Да и второй, предлагавший поправки в закон о госслужбе, имеет отношение скорее к политике, чем к борьбе с коррупцией: «Могу лишь восхититься расторопности коллег из фракции «Справедливая Россия». Зная о законопроекте, разрабатываемом межведомственной рабочей группой, они, похоже, решили сыграть на опережение». Принципиальных возражений по поводу «эсеровской» инициативы у Гришанкова нет, но она содержит лишь одну из необходимых мер, в то время как требуется «комплексный подход к решению проблемы». В общем, такой, какой предлагает президентский проект.

И ведь что интересно: ключевой элемент этого «комплекса» тот же самый - введение обязательного декларирования должностным лицом имущества, принадлежащего не только ему, но и всем членами его семьи - супругам, детям, родителям. Предусмотрен также механизм контроля за достоверностью поданных деклараций - предоставление ложных сведений наказывается жесткими мерами, вплоть до увольнения. Кроме того, будут отслеживаться все сделки и финансовые операции слуг народа и их домочадцев. Мало того, предполагается введение трехлетнего моратория на трудоустройство чиновника в частные компании, находившиеся в его зоне ответственности.

Под прицел нового закона попадут практически все представители исполнительных и законодательных органов власти - министры и сам премьер, губернаторы и мэры, федеральные депутаты и сенаторы, депутаты региональных и муниципальных парламентов, члены избирательных комиссий, аудиторы Счетной палаты и служащие Банка России. Контролироваться будут семейные ценности не только гражданских служащих, но и сотрудников правоохранительных и прочих силовых структур - это еще одно принципиальное нововведение.

Правда, верховный главнокомандующий вне подозрений: его деятельность регламентируется Конституцией. Но, как указывает депутат Гришанков, президент уже сегодня обязан раскрывать семейный доход - в тот момент, когда баллотируется на пост главы государства.

Есть и масса других нововведений. Собственно, впервые в российском законодательном поле появится сам термин «коррупция»: главным ее признаком является «незаконное использование публичным должностным лицом своего положения вопреки интересам общества и государства, связанное с получением выгоды». А также действия в интересах юридического лица. Кстати, проект предлагает установить административную и уголовную ответственность за коррупционные правонарушения, совершенные юрлицами, вплоть до конфискации их имущества и ликвидации компаний.

Еще одной принципиальной новацией станут гарантии неприкосновенности тем, кто оказывает содействие в борьбе с коррупцией. Предусмотрено закрепить норму, согласно которой лицо, сообщившее о факте мздоимства, находится под защитой государства. Кроме того, принятие законопроекта предполагает изменения в целом ряде действующих законов. В частности, в Уголовном кодексе планируется устранить пробелы в правовом регулировании конфискации имущества, а также усилить санкции за злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп, «совершаемые руководителями коммерческих и иных организаций».

С несколько меньшей уверенностью Гришанков предсказывает появление в законе нормы об отдельном госоргане, который бы специализировался на борьбе с коррупцией. У этой идеи есть в коридорах власти не только сторонники, но и противники, поэтому полная ясность наступит только после внесения проекта в Думу. «Могу лишь сказать, что нынешний вариант законопроекта предусматривает создание этой структуры, - уточняет Гришанков, - и очень надеюсь, что это положение сохранится». Речь не идет о еще одной спецслужбе: в стране достаточно структур, наделенных оперативно-разыскными функциями. Не хватает другого - органа, который бы контролировал и координировал антикоррупционную деятельность всех органов власти. Независимость этой структуры предполагается обеспечить подчинением ее непосредственно президенту или председателю правительства.

О дате внесения законопроекта пока ничего не известно - все решает президент, причем, похоже, уже не уходящий, а избранный. Но затягивать процесс нельзя, поскольку это связано и с международными обязательствами. Закон «О противодействии коррупции» вкупе с готовящимися изменениями в УК, УПК и другие акты должен привести наше правовое поле в соответствие с ратифицированными в 2006 году Конвенцией ООН против коррупции и Конвенцией Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию.

К слову, одним из положений этих конвенций как раз и является появление в структуре власти специального антикоррупционного института. Но это требование выполнить сравнительно легко. Чего никак нельзя сказать о норме ооновской конвенции, направленной на борьбу с незаконным обогащением госслужащих. В случае, если выявляется резкое увеличение имущества чиновника, его ближайших родственников или аффилированных с ним лиц, бремя доказательства законности происхождения этих активов возлагается на само должностное лицо. Иными словами, отсутствие убедительного подтверждения законности нажитого непосильным трудом является основанием для возбуждения уголовного дела. Такого механизма в президентском законопроекте не будет.

Впрочем, и без этого инструмента получается не законопроект, а мечта праведника. И ночной кошмар зарвавшегося чиновника. Единственный недостаток документа - то, что с формально-юридической точки зрения его пока не существует. Официальное «рождение» произойдет, когда он будет внесен в Думу, но о дате этого события и тем более о фактических параметрах «новорожденного» пока приходится только гадать. Налицо только отклоненные проекты, пусть и почившие с миром, но дающие весьма наглядное представление о том, на какую больную мозоль наступили авторы новаций.

В ходе прений по отвергнутым законопроектам неожиданно выявилась и еще одна, конституционная проблема. Как следует из официального отзыва правительства, требование декларировать семейные доходы противоречит положениям части 1 статьи 24 и части 3 статьи 56 Основного закона, согласно которым «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». И стало быть, указанные права и свободы «не подлежат ограничению».

Впрочем, Конституцию можно трактовать по-разному. По мнению Михаила Гришанкова, ничего противоправного в такой норме нет: достаточно установить особый порядок хранения подобных сведений и их распространения. В конце концов, контроль за семейными доходами чиновников прописан в законодательстве многих стран, не менее достойно блюдущих права человека. Что ж, будем ждать, какая трактовка победит...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера