Архив   Авторы  
Такие таблички на дверях классов общеобразовательных школ вскоре появятся во многих уголках мира, считают в руководстве фонда «Русский мир», нацеленного на популяризацию русского языка за рубежом

Влиять по-русски
Политика и экономикаВ России

«У нас задачи культуртрегерские: сохранение, развитие и продвижение русского языка за рубежом. Если это будет работать на имидж страны, то слава богу», - говорит директор правления фонда «Русский мир» политолог Вячеслав Никонов

 

Несколько десятков клубов любителей русского языка откроются в этом году в зарубежных национальных библиотеках и университетах. Задача их организаторов из фонда «Русский мир» - восстановление утраченных позиций и продвижение великого и могучего за рубежом. Об особенностях миссии фонда и его отличиях от зарубежных «смежников» в интервью «Итогам» рассказал исполнительный директор правления «Русского мира» Вячеслав Никонов.

- Вячеслав Алексеевич, на днях вы отправляетесь в Лондон на Russia Investment Roadshow. Намерены ли вы использовать эту площадку в интересах «Русского мира»?

- Я собираюсь выступить на одной из секций, рассказав не только о политической ситуации и рисках в России, но и о деятельности «Русского мира». Многие из участников форума вполне могут стать либо спонсорами, либо участниками различных проектов фонда. Речь, в частности, об английской части аудитории.

- Уместен ли такой оптимизм в обстановке холодной войны между Москвой и Лондоном?

- Вполне. Настрой на культурное сотрудничество с Россией в Великобритании есть, в том числе и со стороны представителей Британского совета. Думаю, нам удастся укрепить культурные связи, которые сейчас по официальной линии либо не развиваются, либо развиваются плохо. В Великобритании давние традиции изучения России, преподавания русского языка, большая диаспора. Там наблюдается быстрый рост числа студентов, получающих дипломы и защищающих диссертации по языку, литературе, культуре и истории России. У нас уже намечено несколько совместных программ с Кембриджем, Оксфордом, «Пушкинским домом» в Лондоне, на очереди - университеты Эдинбурга и Уэльса. Одним из получателей грантов нашего фонда стала британская организация «Россика», русский детский хор Лондона «Росинка».

- Какие народы, помимо британцев, замечены в тяге к великому и могучему?

- Всплеск интереса особо заметен в странах, где много наших туристов, - в Турции, Египте и прочих. Но самые грандиозные перемены - в Восточной Европе. Дело в том, что сегодня в восточноевропейских странах просто не возьмут на приличную работу человека, который не знает русского. Весь их бизнес идет на Востоке, а на Востоке - где бы то ни было, в Белоруссии ли, на Украине, в России - дела ведутся на русском языке. Когда мы объявили о том, что «Русский мир» начинает предоставление грантов, то получили более полутысячи заявок со всего мира о том, как поддержать те или иные инициативы, связанные с русским языком, нашей диаспорой. Когда же мы бросили клич об открытии центров «Русского мира» в национальных библиотеках и университетах, то поступило более 80 заявок, и уже в этом году мы планируем открыть несколько десятков таких центров. Первый, в Армении, уже открыли.

- Откуда наибольшее число заявок?

- Объем главным образом зависит от степени организованности диаспоры и отлаженности каналов информации. После Российской Федерации на первом месте стоит Израиль, на втором - Германия. Что касается государств СНГ, то здесь невозможно что-то выделить: отовсюду заявок много.

- Вы говорили о предоставлении фондом грантов, но ведь в России нет соответствующего закона. Нарушаете?

- В Гражданском кодексе есть положение о пожертвованиях, и мы действуем в рамках этих статей.

- Каким проектам отдаете предпочтение?

- Наиболее крупные гранты сейчас выделяются на создание новых линеек учебников на русском языке для школ, действующих за рубежом. Пока таких учебников вообще нет. Задача-максимум - запустить полную линейку для международной русской школы. Ведь во всех странах есть американские школы, французские, английские, немецкие, а русских пока нигде нет. Речь о международных частных школах. Но это очень большой проект, который мы сами не потянем - должно подключиться государство либо крупный бизнес.

- Сверхзадача фонда - улучшение имиджа России за рубежом?

- Реклама русского языка и русского мира - одно из крупных направлений работы фонда. Общий девиз внутри России: «Хорошие знания русского языка - это престижно, выгодно, модно и полезно». Главный слоган на зарубежные страны: «It is time to learn Russian», что параллельно предполагает и решение некоторых имиджевых задач в отношении России. Но напрямую этой проблемой мы не занимаемся. У нас задачи, если хотите, культуртрегерские: сохранение, развитие и продвижение русского языка за рубежом. Если это будет работать на имидж страны, то слава богу.

- Но, по сути, те же задачи стоят перед Росзарубежцентром. Как делите «поляну»?

- У Росзарубежцентра - свои центры, свои дома русской науки и культуры. В отличие от этой структуры мы занимаемся проблемами русского языка в комплексе, в том числе внутри России. К тому же мы являемся структурой, дающей гранты, а Росзарубежцентр - нет.

- Отношение к зарубежным фондам в России не однозначное - многие видят в них агентов недружественного влияния, если не шпионов. А недоверия к «Русскому миру» за рубежом не ощущается?

- В современном мире неправительственные организации играют большую роль в продвижении внешнеполитических позиций своих стран. В США, например, внешней политикой занимаются 15 тысяч неправительственных организаций. Знаете, сколько западных НПО работает на Украине, в том числе по вопросу изменения отношения населения к НАТО? Тысяча двести. Сколько из них российских? Две. Всего же на внешнеполитической ниве у нас всерьез работает от силы десяток организаций, и я не чувствую никакой толкотни на «поляне», скорее - вакуум. Проблема заключается не в том, как с кем-то разойтись, а в том, как этот вакуум эффективнее заполнить.

- Не секрет, что в начале 90-х русская идея считалась неполиткорректной. Как с этим обстоят дела сегодня?

- Все дело в том, что понимать под словом «русский». Мы используем его в том смысле, в котором говорят о русском языке, о русской культуре, о «Русских сезонах» Дягилева в Париже или, скажем, о русской мафии, которая, как известно, тоже интернациональна. Слово «русский» для нас означает не этничность, а некое цивилизационное понятие. Если вы посмотрите, кто сейчас принимает участие в разного рода русских конгрессах, то этнических русских вы там найдете с большим трудом. Например, в Германии очень много немцев из Казахстана и Поволжья, которые, приехав на историческую родину, вдруг обнаруживают, что они русские. А что представляет собой русская партия в Израиле и кто вообще такие русские в Израиле? Это люди, которые чувствуют себя в гораздо большей степени русскими, чем во времена Советского Союза. Поэтому русскость нельзя отдавать националистам - это понятие, не несущее в себе национализма, и я не слышал, чтобы кто-то заподозрил нас в великорусском шовинизме. Мы сотрудничаем с представителями самых разных национальностей, говорящими по-русски, со всеми церквами, со всеми религиями, потому что русский мир многоконфессионален и полиэтничен.

- Денег фонд зарабатывать не станет, политически влиять не намерен. В чем сверхидея?

- В воссоединении русского мира, являющегося, на мой взгляд, одним из условий выживания нации. Я назову пару цифр, которые говорят сами за себя. В начале ХХ века русский мир совпадал с Российской империей, ее население насчитывало 170 миллионов человек. Население планеты тогда составляло миллиард, а это значит, что в Российской империи жил каждый седьмой. Сегодня наше население - 142 миллиона человек, тогда как население земного шара перевалило за 6 миллиардов. Ныне лишь один из 50 человек живет в России. Никогда у нас не было такой диспропорции между площадью занимаемой территории и численностью населения.

- Но прирастать зарубежными диаспорами будет непросто - волны эмиграции никак не сливаются, к исторической родине многие относятся без сантиментов...

- Да, в отличие от других классических диаспоральных наций - еврейской, греческой, армянской - наши диаспоры формировались не в результате внешних завоеваний, а вследствие внутренних катаклизмов и репрессий. Сама страна выталкивала людей, и отношение к ней у наших иммигрантов особое: для них это был либо потерянный рай, либо ад, из которого удалось вырваться. Большая часть нашей эмиграции живет именно в этом эмоциональном спектре. Но это не касается последних волн - тех, кто, скажем, приезжает на уик-энд в Москву, а потом улетает на работу в Силиконовую долину. У них нет, как правило, антироссийских настроений. Сейчас наши соотечественники за рубежом, по-моему, перестают стесняться своей русскости.

Я это почувствовал на праздновании «Русской зимы» на Трафальгарской площади Лондона, когда ты обращаешься к огромной толпе по-русски и большая часть этой толпы по-русски же тебе отвечает. В общем, становится не стыдным быть русским, и в русском мире ощущается стремление к единству. Если мы не сохраним многочисленную нацию, то не сохраним и свою территорию. Мы вообще исчезнем - как песок истории пройдем между пальцев. А ведь русская культура - это одна из вершин человечества.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Как аукнется...

- Алексей Всеволодович, эта идея вам кажется перспективной?

- Думаю, что она очень жизнеспособна, но лишь при условии, что не будет забюрократизирована. Это наша общая беда, и, думаю, это особенно вредно для такой организации. Ведь задача-то у нее хорошая, нужная, работы - непочатый край. Но если дело ограничится шумными акциями, то все уйдет в песок.

Совсем недавно, например, много говорилось о том, что русский язык через Интернет объединит постсоветское пространство. Но номер не прошел: по статистике оказалось, что на первом месте по использованию русского в Интернете стоит Россия, за ней - Америка, на третьем месте - Украина, на четвертом - кто-то из европейцев, и так далее. Словом, само собой тут ничего не получится. Может быть, я утопист, но считаю, что работать нужно в низах: в школах, с конкретными людьми, искать учителей, готовых поддерживать и популяризировать русский язык.

- «Русский мир» щедро раздает по миру гранты, в то время как российские власти жестко контролируют зарубежное финансирование отечественных НПО. Двойной стандарт?

- Безусловно. Этим мы всегда, к сожалению, отличались.

- Как вообще живется иностранным фондам у нас, и можем ли мы претендовать на гостеприимство за рубежом?

- Такого рода фонды и организации нуждаются в полном отсутствии контроля, на который сейчас претендуют наши власти, постоянно задающие вопросы типа: «А чем вы тут занимаетесь? Не хотите ли влиять на наши выборы, а то и устроить «оранжевую революцию»?» А поскольку в любой независимой зарубежной конторе им подспудно видится потенциальный противник, то, безусловно, и к нашим фондам за рубежом отношение будет особенное. Как говорится, как аукнется, так и откликнется.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера