Архив   Авторы  

В России
Политика и экономикаВ России

Сторонники большой право- охранительной перестройки предлагают в числе прочего упразднить прокуратуру, слив ее с Минюстом. «Контрреформаторы» категорически против: «Минюст входит в структуру исполнительной власти, слить с ним прокуратуру - значит превра

Полное собрание детективов

Призрак бродит по России, призрак «русского ФБР» - Федеральной службы расследований, которая возьмет под свое крыло сыщиков из всех «компетентных органов». Создание ФСР ожидалось еще в 2001 году. Но сопротивление силовиков, не пожелавших расставаться со «своими» следователями, заставило тогда авторов этой задумки скорректировать планы. Осталась пока невостребованной и другая идея юристов-либералов - слияние прокуратуры и Минюста. Однако в связи с «пересменкой» в Кремле слухи о глобальной правоохранительной реформе становятся все настойчивее. Приживутся ли на нашей почве «соединенные штаты следствия»? Об этом дискутируют полпред правительства в Верховном, Конституционном и Высшем арбитражном судах Михаил Барщевский и депутат Госдумы, бывший первый заместитель начальника Главного следственного управления Прокуратуры СССР Виктор Илюхин

С ОДНОЙ СТОРОНЫ

Михаил Барщевский: «Федеральная служба расследований будет такой же управляемой, как и другие госорганы»

 

-Михаил Юрьевич, вы являетесь давним сторонником создания единого следственного органа. Чем вас не устраивает нынешнее положение дел?

- Очень многим. Например, конкуренцией между силовиками: идет не столько борьба с преступностью, сколько борьба за влияние. Сказывается на качестве расследования и то, что в одном и том же деле может быть несколько составов преступления, относящихся по подследственности к разным ведомствам. В общем, у семи нянек дитя без глазу.

- Все-таки нельзя сказать, что ничего не меняется: появился Следственный комитет при прокуратуре, который многие считают первым шагом к созданию Федеральной службы расследований.

- Нельзя перепрыгивать пропасть в два прыжка. Был выбран паллиативный вариант, не решающий ни одну из проблем. В том числе и проблему разделения надзора и следствия. Следствие не может находиться при прокуратуре. Оно должно быть самостоятельным и единым.

- Кстати, вы предлагали в свое время вообще упразднить прокуратуру, объединив ее с Минюстом. Предложение остается в силе?

- Да, мое предложение остается в силе. Я вообще сторонник американской модели организации правоохранительной деятельности, являющейся, на мой взгляд, наиболее эффективной. Я за единый Верховный суд, который рассматривал бы и конституционные, и коммерческие вопросы, и дела общей юрисдикции. Я за создание Федеральной службы расследований, аналогичной ФБР. И я за объединение прокуратуры и Министерства юстиции в одну организацию, надзирающую за законностью и соблюдением прав граждан. Дело в том, что прокуратура в ее нынешнем виде - довольно странное образование. Демократия, как известно, - это три ветви власти: судебная, исполнительная, законодательная. Но наша прокуратура не относится ни к одной из них. Кому она подчинена? Парламенту? Нет. Президенту, премьеру? Нет. Председателю Верховного суда? Нет. Такое промежуточное положение возникло еще в сталинские времена, это концепция Вышинского. Никаких принципиальных изменений в статусе прокуратуры с тех пор не произошло.

- Вы считаете, необходимо объединить всех следователей без исключения?

- Я бы сделал исключение для ФСБ, оставив за ней расследование по статьям «терроризм», «шпионаж» и «измена родине».

- Но ведь у других силовых структур тоже есть своя специфика.

- Специализация должна быть внутри самого объединенного следственного органа. В нем может появиться, например, подразделение по борьбе с наркотиками, подразделение по борьбе с бандитизмом и так далее.

- Один из основных доводов противников реформы: объединение приведет к появлению мегаведомства, которым будет очень трудно управлять.

- Тогда давайте сделаем следственные органы в каждом субъекте Федерации. И даже не будем замыкать их на центрЕ Да, единый следственный орган будет суперминистерством. Но что, разве МВД у нас сегодня не суперминистерство? А ФСБ, а Минрегион? Этот аргумент меня совершенно не убеждает. Федеральная служба расследований будет такой же управляемой, как и другие госорганы.

- Еще одно принципиальное возражение: ФСР станет монополистом, а всякий монополизм вреден. У нынешней конкуренции силовиков есть, конечно, минусы, но есть и плюс - каждый стремится доказать, что его сыщики более компетентны и результативны.

- А вы спросите предпринимателей, как им нравится эта конкуренция и за что она идет. Не за взятки ли? Да, сегодня в различных структурах работают люди с разной квалификацией. Следователи прокуратуры, как правило, более подготовлены, чем, скажем, следователи МВД. Но это является еще одним аргументом за объединение: лучшие должны учить и подстраховывать более слабых. Оставляя же все как есть, мы консервируем ситуацию, при которой воспроизводится некомпетентность.

- Высказывается также опасение, что обособление следователей от их коллег, работающих «в поле», приведет к тому, что ФСР станет «головой без рук»: дела, принятые новым органом, лягут мертвым грузом без оперативной поддержки.

- Глупости. Во всем мире следствие и полиция сотрудничают вполне нормально. Да и у нашей прокуратуры никогда не было своих оперативных подразделений, и ничего - справлялись до сих пор. Поддержка, естественно, будет. Во-первых, ФСР будет обладать правом давать поручения МВД. А во-вторых, у нее могут появиться собственные оперативные службы. Почему нет?

- Что же тогда останется остальным силовым структурам?

- Я же не говорю, что вообще все дела надо отдать в следственный комитет. Есть менее тяжкие преступления - кражи и тому подобное, которые останутся за дознавателями МВД и других правоохранительных органов. Мы выделяем тяжкие и особо тяжкие преступления - только они должны расследоваться федеральным следственным органом.

- Вы апеллируете к западному опыту, а ваши оппоненты - к более близкому, казахстанскому. Известно, что наши соседи в середине 90-х предприняли попытку создания единого следственного органа, но она окончилась крахом: пришлось возвращаться к тому, что было.

- А давайте сравним казахстанский и российский опыт проведения налоговой амнистии: там она прошла блестяще, а у нас почему-то провалилась. К тому же не забывайте: Казахстан - страна, мягко говоря, с восточной спецификой. Еще одно сравнение - там президент правит практически пожизненно, а у нас Путин не пошел на третий срок. Нет, опыт Казахстана никак не может служить нам примером.

- Всякая реформа, пусть даже самая замечательная, влечет за собой более или менее продолжительный период дезорганизации. Перебоев в деле защиты правопорядка, которыми пугают ваши оппоненты, честно говоря, не хотелось бы.

- Тогда у меня такой вопрос: может быть, напрасно мы в свое время перестроили работу сталинского НКВД? Если что-то плохо - это надо менять. А хуже, чем сегодняшняя ситуация, быть не может. И не надо бояться того, что плохие люди возьмут и этим воспользуются. Я вообще не понимаю аргументации на уровне страха. Бояться ведь можно чего угодно. Например, того, что выпадет снег и можно поскользнуться и разбить голову. Что же теперь, не выходить на улицу?

- Если все так логично и очевидно, то почему ФСР до сих пор не создано? Что мешает?

- Очень многие люди выражают те же сомнения, которые прозвучали в ваших вопросах. И потому что любому чиновнику проще не делать, чем делать. За это накажут намного меньше, чем за возможную ошибку.

- Но решения принимают все-таки не робкие чиновники, а руководство страны.

- У руководства страны было много проблем. Те вопросы, которые стояли перед Путиным, когда он вступил в должность президента, были несравнимо сложнее, чем те, которые предстоит решать Медведеву. Задача создания Федеральной службы расследований явно не входила в число первоочередных в предыдущие восемь лет. Но сегодня она очень актуальна. Как, например, и проблема деятельности судов. Правоохранительные органы, судебная система остро нуждаются в дотягивании до уровня других институтов, достаточно динамично развившихся за последнее время.

- Вы говорили, что неплохо знаете избранного президента как юриста. Насколько позиция Дмитрия Медведева по этому вопросу совпадает с вашей?

- Лучше, конечно, спросить у самого Дмитрия Медведева, не следует приписывать ему мои взгляды. Но мне хочется надеяться, что наши позиции недалеки друг от друга.

- Ходят упорные слухи, что единая следственная служба будет создана уже до конца этого года. По вашему мнению, они имеют под собой почву?

- Не знаю, не видел никаких проектов. Но, насколько я умею «нюхать воздух», общая атмосфера говорит о том, что эти слухи не беспочвенны.

С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Виктор Илюхин: «Чтобы Федеральная служба расследований заработала, она должна превратиться в огромного монстра»

 

-Виктор Иванович, вы заявили, что являетесь убежденным противником объединения следствия. Почему? Считаете, все и так хорошо?

- Нет, я не считаю, что сегодня все хорошо. Но вместо того чтобы заняться ремонтом обветшавшего, но еще крепкого здания, его пытаются разрушить. Проблема не нова - идею создания единого следственного комитета обсуждали еще в Советском Союзе, на уровне Политбюро ЦК КПСС. И были приведены достаточно веские аргументы против. Выскажу свою позицию. Во-первых, это будет еще одна силовая структура с очень большими полномочиями, и при нынешнем урезанном прокурорском надзоре она может оказаться бесконтрольной. Второй момент: у следователей новой структуры не будет надежного оперативного сопровождения, и значит, появятся дополнительные основания для «спихотехники». Представьте себе: совершилось преступление, оперативные работники выехали на место, собрали материал. Проходит пятнадцать дней, преступник не найден, и они спихивают этот материал в службу расследований: мы, мол, свое дело сделали. Следователь, конечно, дает поручения о проведении оперативных действий. Но в такой ситуации в ответ, как правило, идет отписка: «Мы провели комплекс мероприятий, установить виновное лицо не представляется возможным». Вместо расследования - волокита и препирательства.

- Но разве и сегодня зачастую так не происходит?

- Сегодня любой милицейский начальник заинтересован в оказании помощи следствию, потому что сам несет ответственность за раскрытие преступления. А в случае создания ФСР он будет делить ответственность с этой структурой. Те, кто кивает на американское ФБР, не знают, что скрывается за этой вывеской. ФБР - это мощнейшая система, вобравшая в себя и следственный аппарат, и оперативные, и экспертные, и технические, и разведывательные службы. Допустим, создали мы Федеральную службу расследований. Что дальше? Ее руководитель неизбежно будет ставить вопрос о прикреплении к нему оперативных работников, экспертов и так далее. То есть, для того чтобы эта структура заработала, она должна превратиться в огромного монстра.

- И чем же это плохо? «Монстр» ФБР работает, и вроде бы вполне успешно.

- У США есть опыт, они давно пошли по такому пути. Кстати, раскрываемость преступлений, несмотря на это, у них все-таки ниже, чем у нас. У меня есть сомнения, что наше государство способно сегодня создать эффективно действующую структуру, которая по своей численности и по возможностям будет равняться МВД, ФСБ и всем остальным правоохранительным органам вместе взятым. Поучителен пример Казахстана - там создали единый следственный орган, год помучились, а потом все вернули на круги своя. Обратите внимание еще на одно обстоятельство: Следственный комитет МВД расследует сегодня более 80 процентов уголовных дел. Что еще надо-то? Вот она - централизованная структура.

- Но остальные 20 процентов дел должны сохранить нынешнюю «прописку»?

- Да, потому что у каждого ведомства есть своя специфика. Мы уже попробовали в начале 90-х отобрать следствие у контрразведки и передать в Главную военную прокуратуру. И дела о шпионаже, об измене родине фактически перестали расследоваться. Потому что это возможно только в комплексе с очень тонким и грамотным оперативным сопровождением. В свое время, когда, работая в Генпрокуратуре СССР, я осуществлял надзор за КГБ, мне приходилось изучить в том числе дела об измене родине нашими разведчиками за рубежом. Как в таких случаях организовывалось расследование? За границу инкогнито выезжали работники КГБ, выполняли оперативные и следственные действия. А после образования ФСР руководитель внешней разведки скажет следователю: «Дело у вас, вот и расследуйте. Я своими людьми рисковать не буду».

- Замечу, что сторонники реформы предлагают в виде исключения оставить следствие у ФСБ.

- Но тогда я задаю вопрос: почему бы не оставить и у всех других? Давайте, в конце-то концов, отдадим всю насильственную преступность МВД. А за следователями прокуратуры - их можно назвать «прокурорами, ведущими расследование» - оставим расследование должностных преступлений, в том числе совершенных теми же силовиками. Вот и решение проблемы. Зачем огород-то городить? Нашему следствию остро не хватает сегодня профессиональных кадров, у нас в загоне экспертные службы, у нас проблемы с техническим, информационным, транспортным обеспечением, с помещениями. Так давайте решать их! Объединив следствие, мы не только не улучшим его качество, а наоборот - в неразберихе реорганизации потеряем многих высококлассных специалистов. И соберем в итоге все худшее, что останется.

- Одна из характерных примет времени - «войны силовиков». Причем на передовой оказывается именно следствие. Если создание единого следственного органа решит хотя бы эту проблему, это уже будет большой плюс

- Этого плюса не будет, появятся лишь новые поводы для конфликтов. Во-первых, все будут перекладывать друга на друга ответственность за нераскрытые дела. Мы же видим, что с созданием Следственного комитета при прокуратуре противоречий стало не меньше, а больше. Сегодня всем понятно, что допущена стратегическая ошибка. Но еще большей ошибкой будет создание единой следственной службы. Тогда с министра внутренних дел уже не спросишь за рост преступности. Он скажет: «А при чем тут я?» Если же мы создаем следственный орган по типу ФБР, то в него неизбежно войдут и оперативные службы. Но такие же службы останутся и у других ведомств. Представляете, какой будет хаос, как эти оперативники будут путаться и мешать друг другу!

- Вы сами говорили, что количество рейдерских захватов растет потому, что рейдеры находят поддержку у силовых структур. Так разве не логично было бы, чтобы такое опасное оружие, как возбуждение уголовного дела, хранилось в одном месте? По крайней мере было бы с кого спросить.

- Так и сейчас есть с кого спросить. Только почему-то не спрашивают. Вся опасность рейдерских захватов в том, что они становятся, по сути, государственными - за большинством из них скрываются интересы мощных фигур в правительственных кругах. Что, руководство МВД не может «ошпарить» своих подчиненных так, чтобы у них и мысли больше не было о помощи рейдерам? Другая беда - суды, решениями которых прикрываются рейдеры.

- Еще один аргумент: сегодня следователи часто оказываются заложниками ведомственных интересов. Объединение должно по идее сделать их более независимыми и объективными.

- А что вы думаете, руководитель объединенной следственной службы не сможет вызвать на ковер следователя и сказать: «Забудь об УПК, прекрати это уголовное дело, а это направь в суд»? Раньше существовал жесткий прокурорский надзор на всех стадиях предварительного следствия. Но сегодня, после недавних поправок в УПК, прокурорский «барьер» серьезно ослаб. Независимость следователей ФСР в этих условиях будет означать, что они превратятся в еще одну «касту неприкасаемых», независимых от контроля государства и общества, но не от своего руководства. Я готов махнуть рукой на все: делайте, что хотите, только верните эффективный прокурорский надзор за следствием, право отмены незаконных решений. В противном случае можно вновь ввергнуть общество в трагедию 30-х годов. Тогда, как мы помним, тоже всеми командовал объединенный и неподконтрольный прокуратуре «монстр» - НКВД.

- В комплекте реформаторских предложений часто звучит идея упразднения прокуратуры, слияния ее с Минюстом. Главный довод: прокуратура сегодня не относится ни к одной ветви власти. Что скажете на это?

- Минюст входит в структуру исполнительной власти, слить с ним прокуратуру - значит превратить ее в абсолютно послушный орган: пойди туда, подай то. Между тем одна из основных ее функций - контроль за исполнительной властью. Именно поэтому прокуратура должна быть автономной. Да, ее статус, ее место в системе власти действительно не отработаны в нынешней Конституции. Совсем не так, кстати, было в советские времена: тогда прокуратура замыкалась на Президиум Верховного Совета, перед которым отчитывался генпрокурор. Прокурорский надзор был высшим государственным надзором.

- В советские времена тоже было много чего, мягко говоря, не совсем законного.

- Согласен, от многого в советской модели нужно было освободиться. Но мы взяли и бездумно выкинули все. Вот мы сегодня ругаем Вышинского за его фразу: «Признание вины - царица доказательства». Но мы же переплюнули Вышинского. Мы прямо записали в УПК: лицо, совершившее преступление, которое тянет не более чем на 10 лет лишения свободы, и признавшее свою вину, может согласиться на вынесение приговора без рассмотрения дела. Мера наказания при этом не должна превышать двух третей от максимальной. Разве это не возведение признания в ранг «царицы доказательств»? Почему не возложить формирование прокурорского надзора и судебной системы на Федеральное собрание? Это сняло бы очень многие вопросы, сделав суд и прокуратуру по-настоящему независимыми от исполнительной власти.

- По некоторым сведениям, принципиальное решение об образовании ФСР якобы уже принято и вскоре будет реализовано. Как считаете, это соответствует действительности?

- Ну, если у власти сегодня такие советчики, с подачи которых был создан Следственный комитет при прокуратуре, то не исключаю, что в ближайшем будущем может появиться и единая следственная служба. Но, подчеркиваю, это будет огромной ошибкой, которая больно ударит в первую очередь по законопослушным гражданам.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера