Архив   Авторы  
Крайне неприлично так зависеть от цены на нефть, считает директор Института экономики РАН. Важен не только экономический рост, но и его качество. Рост без развития только ухудшает ситуацию

Кэш-тест
Политика и экономикаВ России

"Представление, что, кроме золотовалютных резервов ЦБ, у нас есть еще какая-то "копилка", в которой откладывались деньги на случай кризиса, - миф. Во время кризиса ликвидность создается из воздуха", - считает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг


 

История, как известно, развивается по спирали, повторяясь, но не во всем. Поэтому, к счастью, есть большие шансы на то, что вновь актуальный сегодня лозунг "Экономика должна быть экономной" не сменится, как в прежние времена, лаконичным "Экономика должна быть". Но что все-таки идет на смену, какова повестка завтрашнего дня? О "новом капитализме", природе глобального кризиса и российских экономических перспективах в интервью "Итогам" рассказывает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг.

- Руслан Семенович, про то, что миру капитала свойственны периодические катаклизмы, мы давно знаем из учебников. Но из тех же учебников мы твердо усвоили, что у России свой, особый путь развития. Скорректирует ли этот постулат нынешний глобальный кризис?

- Особый путь у нас был до прихода к власти Михаила Сергеевича Горбачева, но вот уже почти 20 лет мы являемся органической частью мировой экономики. Собственно, то, насколько тесно Россия связана с остальным миром, демонстрирует и нынешний кризис. Конечно, у нас есть свои особенности, но все разговоры о том, что мы можем вновь закрыться и пойти каким-то своим, принципиально иным путем, мне кажутся полнейшей чушью. Недаром в борьбе с кризисом мы предпринимаем точно такие же меры, как и другие государства - от Америки до Австралии.

- И как вы оцениваете эти чрезвычайные меры?

- В целом положительно. Вряд ли в этой ситуации можно придумать что-то другое.

- Правительство в лице его председателя полагает, что в отличие от многих других стран кризис не застал Россию врасплох, что власти хорошо подготовились к трудностям, создав необходимый запас прочности. Согласны с такой оценкой?

- Мы не хуже и не лучше других, везде одна и та же история: пока гром не грянул - никто не перекрестился. По-моему, никакого особого запаса прочности у нас нет. Если не считать, конечно, резервов ЦБ, позволяющих отбивать атаки на рубль. Но они были накоплены благодаря благоприятной внешней конъюнктуре, которая на глазах меняется. Фондовый рынок страны, обладающей запасом прочности, не "сдувается" в четыре раза за три месяца.

- А как же стабфонд? Можно вспомнить споры последних лет - тратить или копить на черный день. Выходит, консервативная стратегия все-таки себя оправдала.

- Я так не думаю. Есть одна интересная деталь, которая не всем, к сожалению, очевидна. Более или менее ясно, что такое валютные резервы ЦБ. А что такое стабфонд? Это как бы сумма накопленных профицитов бюджетов последних лет. Но обратите внимание: практически все страны борются с кризисом тем, что вбрасывают в экономику дополнительные деньги. Однако профицитом бюджета и стабфондом мало кто из них может похвастаться. Откуда же тогда берется ликвидность? Из воздуха. И у нас, кстати, тоже: наши власти создают впечатление, что берут деньги из резервных фондов, а на самом деле просто-напросто их печатают. После того как профицитные рубли были изъяты из нашей экономики, они перестали существовать. Все, этих денег больше нет в природе, их приходится делать заново.

- Но ведь в свое время стабфонд был переведен в валюту, которая вроде бы совсем не виртуальная.

- Да, валюта настоящая. Но это все те же золотовалютные резервы ЦБ, часть которых стала просто по-другому называться. Конечно, эти резервы - очень важный фактор стабильности. Но повторяю, представление, что, кроме них, у нас есть еще какая-то "копилка", в которой откладывались деньги на случай кризиса, - миф. Во время кризиса ликвидность создается из воздуха.

- То есть единственным смыслом стабфонда была борьба с инфляцией, стерилизация "лишних" рублей?

- Именно так. Правильнее было бы назвать его стерилизационным, но это куда менее благозвучно. Да и вообще нелепо. При чем тут "фонд"? Стерилизация - это уничтожение, а не накопление.

- Вы считаете, нужно было не уничтожать, а тратить?

- Смотря как тратить. Алексей Кудрин был и прав, и не прав, отгоняя от казны тех, кто требовал увеличения госрасходов. Конечно, если бы деньги были бездумно проедены, то единственное, что мы могли получить, - еще более высокая инфляция. Но ведь есть и другие способы расходования этих средств. Они могли пойти на модернизацию экономики, на различные инфраструктурные проекты - без государственных средств тут, как ни старайся, не обойтись. В конечном итоге это, кстати, решило бы и проблему инфляции. Потому что основная причина высокого роста цен в России вовсе не монетарная: дело не в том, что у нас слишком много денег, а в структуре экономики. Нормальная экономика - с мощной инфраструктурой, богатым товарным предложением, сильной конкуренцией - реагирует на рост покупательной способности увеличением производства. А российская - ростом цен. В итоге мы получили обе беды одновременно: с одной стороны, консервация примитивной структуры экономики, с другой - разгон инфляции. Собственно, это результат экономической политики всех последних 17 лет, показавшей сегодня свою несостоятельность. Все эти годы нашу власть волновала исключительно макроэкономическая стабилизация, но ведь главный ее элемент - как раз низкая инфляция. Имея 15-процентный рост цен, говорить о рубле как о резервной валюте, мне кажется, несерьезно.

- Так же как и о мировом финансовом центре в Москве?

- Как светлая мечта, это, наверное, имеет право на существование. Но есть куда более важная проблема - необходимость перестройки технологической основы нашей экономики. Вот от этого никуда не деться в любом случае: без производства, без реального сектора мы не выживем как держава. Кризис, кстати, может сыграть в каком-то смысле положительную роль - заставит пересмотреть прежние концепции. До недавнего времени у нас царило убеждение, что государство вообще ни во что не должно вмешиваться. Промышленная, структурная политика считались чем-то отсталым и заскорузлым. Мол, есть у нас конкурентные преимущества - нефть, газ, - и хватит. А с остальным рынок как-нибудь сам разберется, достаточно создать в стране благоприятный инвестиционный климат.

- Но ведь так и не создали.

- Да, с этим у нас тоже проблема. Но для меня очевидно, что один только инвестиционный климат, даже идеальный - с 2-3-процентной инфляцией, независимым судом и полным отсутствием коррупции, - не поможет преодолеть наше отставание. Наивно полагать, что высокотехнологичные производства, способные на равных конкурировать с импортом, появятся в России сами по себе, стихийным образом. Частный бизнес просто не будет этим заниматься - слишком велики затраты и риски. И, стало быть, без государственной поддержки тут не обойтись.

- Создание госкорпораций не решает эту проблему?

- Это, безусловно, шаг вперед. Хотя, я знаю, многие мои коллеги другого мнения на сей счет. Да, возникают жуткие риски ввиду отсутствия демократического контроля. Да, есть очень большие опасения по поводу того, как будут расходоваться "закачанные" туда деньги. Но с другой стороны, с гигантами могут конкурировать только гиганты. Есть хорошее высказывание Брехта: "Если вы боретесь, вы можете проиграть. Если вы не боретесь, вы уже проиграли". Я не вижу других шансов на то, например, чтобы наши авиастроители смогли войти в тройку ведущих мировых производителей гражданских самолетов. Однако, конечно, о решении проблемы говорить рано. По моим представлениям, руководители того же авиахолдинга должны четко сказать, какие цели перед собой ставят, сколько самолетов мирового уровня и в каком году будет выпущено. Но пока никто не говорит ничего конкретного, и это очень странно. Потому что тогда непонятно - зачем все это?

- То есть сделали, что называется, для галочки?

- Не думаю. Мне кажется, очень велика инерция неверия в собственные силы. И это грустно. Время не ждет, а это сейчас самый важный для нас ресурс. Еще, слава богу, живы конструкторы, инженеры, высококвалифицированные рабочие, но они, увы, пребывают в весьма почтенном возрасте. Пройдет еще лет 5-7, и произойдет уже тотальное разрушение советского научно-технического потенциала. И тогда все придется начинать с чистого листа.

- Некоторых ваших коллег больше тревожит, напротив, угроза рыночным свободам. По мнению главы Института экономического анализа Андрея Илларионова, под прикрытием кризиса идет "зачистка экономического сектора": создается экономика, контролируемая даже не государством, а узкой группой лиц. Как вам такая трактовка?

- Риск, что так получится, есть. К сожалению, очень часто общественный интерес у нас приватизируется чиновниками, преследующими свои частные интересы. Тем не менее нет никаких оснований считать, что нынешние антикризисные меры - продукт чьей-то злой воли. Во всем мире идут сегодня похожие процессы, везде усиливается роль государства. В Германии, например, ажиотажный спрос на Маркса: "Капитал" нарасхват, издателям пришлось даже печатать дополнительный тираж. Упоение "свободной" экономикой прошло, мир "наелся" радикального, безудержного либерализма.

- Что же идет на смену?

- Я называю это "новым капитализмом". В чем причина нынешнего кризиса? Корень бед - в несовпадении интересов собственников и менеджеров: менеджеры рискуют не своими деньгами, и поэтому готовы пуститься на любые, самые опасные авантюры. Чему способствует в свою очередь недостаток регулирования. Все дело в соотношении кнута и пряника, частной инициативы и надзора со стороны государства. Если вы делаете упор на кнут, то получаете Северную Корею. Если на пряник - нынешний финансовый кризис. Оптимума пока не знает никто. Человечество только пытается найти его - методом проб и ошибок. В начале прошлого века господствовала концепция, в которой государству отводилась роль ночного сторожа. Но все закончилось биржевой катастрофой 1929 года и Великой депрессией. Ответом на нее были три модели: командная советская, где упор был сделан на социальную справедливость; командная гитлеровская - с установкой на национальную сплоченность; англосаксонская, или кейнсианская, - без растаптывания частной инициативы, но с мощным государственным регулированием. Гитлеровская и советская модели показали свою нежизнеспособность. Кейнсианская оказалась весьма эффективной, но и она к 70-м годам исчерпала себя: западный мир погрузился в череду кризисов. Поэтому возникла другая установка - "назад к Адаму Смиту, долой государственные интервенции и регламентации". "Апостолами" этого направления стали такие экономисты, как Фридман и фон Хайек, а политическими выразителями - Рейган, Тэтчер и Коль. Нам, считаю, сильно не повезло, что мировая мода на дерегулирование совпала с нашей перестройкой. Советская система хозяйствования была во многом иррациональной. Но после того как она рухнула, вместо того чтобы начать выпускать хорошие товары, мы вообще почти перестали производить готовые изделия в промышленных масштабах. "Невидимая рука рынка" позакрывала все, что не относилось к быстрому барышу и "экономике трубы". Сейчас в мире другая тенденция...

- Позитивная?

- Трудно пока сказать. Очевидно, что без мощной и систематической государственной активности теперь уже не обойтись. Но у "нового капитализма" будут свои проблемы, и, возможно, не менее серьезные, чем у "старого". Мир может удариться в другую крайность - гипертрофированное, ненормальное обобществление. Для России такая опасность особенно велика, поскольку мы исторически подвержены крайностям. У нас либо справедливость без свободы, либо свобода без справедливости. И то, и другое одинаково катастрофично.

- Приведет ли "новый капитализм" к наднациональному экономическому регулированию?

- Это особая тема. Да, мир сегодня жаждет мирового правительства. Но, к сожалению - или, может быть, к счастью, - в обозримом будущем он не получит такое правительство: все хотят, чтобы регулировали других, но никто не хочет, чтобы регулировали его. Для этого нужен, очевидно, совершенно иной уровень сознания. Вот и с международной валютной системой пока ничего не получается. Многие предсказывают, что доллар вот-вот рухнет, евро тоже скоро конец и поэтому, мол, надо срочно заводить новую мировую резервную валюту. Я даже придумал название - евроруань. Но это, разумеется, шутка, нелепость. С мировыми валютами, в том числе с доминированием доллара, еще долго все будет оставаться по-прежнему.

-От общемировых проблем вернемся к нашим. Из кризиса 1998-го мы выходили путем широкой политической дискуссии. Сегодня же антикризисные меры принимаются в закрытом режиме, что, по мнению многих экспертов, повышает риск принятия ошибочных решений. Разделяете эти опасения?

- Это самый тяжелый вопрос. С одной стороны, когда возникает финансовая катастрофа, нужно действовать быстро и решительно, и в этом смысле авторитарная модель управления имеет определенные преимущества. Демократия, как кто-то остроумно сказал, это бег улитки. Но решения, которые принимаются на демократической основе, заведомо более качественны. Возьмите тот же план Полсона. Как он обсуждался в Конгрессе, сколько поправок в него было внесено! Когда нет политической состязательности, решения могут быть самыми разными, иногда даже идеальными. Но вероятность ошибки, конечно, существенно возрастает.

- Насколько далеко может зайти кризис? Официальный прогноз темпов роста ВВП в России на будущий год - 5,5 процента, но некоторые предсказывают спад...

- Спада, думаю, не будет, 5,5 процента роста вполне реальны. Многое, конечно, зависит от мировых цен на нефть. Однако я отношусь к тем экспертам, которые считают, что ниже нынешнего уровня они вряд ли упадут. Скорее, даже вырастут. Спасибо ОПЕК, снижающей квоты, а также китайцам и индусам, которые пересаживаются с велосипедов на автомобили. Но вообще-то это крайне неприлично - так зависеть от цены на нефть. Важен не только экономический рост, но и его качество. Пусть даже будет ноль процентов, но если мы увидим что-то похожее на реструктуризацию экономики, это будет намного лучше, чем пять с половиной и никаких сдвигов. Рост без развития только ухудшает ситуацию, загоняя Россию в технологическое захолустье.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера