Архив   Авторы  

Двухлимонники
Политика и экономикаВ России

Как собрать два миллиона подписей, чтобы оказаться в числе кандидатов в президенты России




 

Президентская кампания 2008 ГОда вряд ли запомнится кипением шекспировских страстей, но свою лепту в историю, несомненно, внесет. Поскольку знаменует собой закат эпохи самовыдвиженцев: лишь один из четырех внесенных в бюллетень кандидатов на высший государственный пост зарегистрирован благодаря автографам сограждан. Того и гляди, «независимых» придется как исчезающий вид заносить в Красную книгу. В политтусовке бытует мнение, что закон 2003 года, требующий собрать два миллиона подписей менее чем за четыре недели, невыполним в принципе - по крайней мере, если самовыдвиженец не обладает административным ресурсом. «Итоги» решили выяснить, насколько верно это утверждение.

Что такое «хорошо»?

Пессимистический тезис номер один. Безгрешных самовыдвиженцев не бывает - бывают недопроверенные. Иначе говоря, успех зависит от благосклонности власти, готовой или, напротив, не готовой закрыть глаза на те или иные ляпы в подписных листах. В качестве свежего доказательства приводится тот факт, что у широко известного, но «несогласного» кандидата Касьянова ЦИК обнаружил вчетверо больше брака, чем у малоизвестного, но в общем и целом «согласного» Богданова - 13,38 процента против 3,12. Правда, в ответ ЦИК предъявляет свой аргумент: «Отношение к кандидатам было равным». И спор заворачивается на новый круг.

Сам Андрей Богданов настойчиво убеждал обозревателя «Итогов», что единственным секретом его успеха являются замечательные качества его избирательной dream-team: «Другой такой команды в России нет. За последние 2,5 года ДПР участвовала примерно в пятнадцати региональных выборах, где наши списки регистрировались по подписям. Нами накоплен огромный опыт агитации, сбора подписей и оформления документов». Конечно, закон суров, признает Богданов, но это даже хорошо: «мы всегда выступали за жесткие требования», призванные оградить избирательный процесс от «участия непонятных организаций, у которых нет никаких членов».

Тот факт, что количество собранных подписей более чем в двадцать раз превышает количество проголосовавших за ДПР на выборах в Госдуму, кандидат в президенты объясняет «очень просто»: «Всем известно, что 40 миллионов избирателей не пришли на выборы в Госдуму, и я уверен, что половина из них - демократы, правый электорат. Когда к избирателям приходишь непосредственно домой и просишь подписаться за кандидата от ДПР - никаких проблем не возникает». Более того, на этот раз, уверен Богданов, либеральный электорат не подведет его и на избирательных участках, ведь именно он является «единственным кандидатом от правых на этих выборах». Ну а Касьянов, мол, сам виноват: «Нужно винить себя, что ты такой слабый, не смог организовать людей, и не наезжать на власть, что вот, мол, нас задушили».

Насколько справедливы доводы Богданова, судить трудно, но по крайней мере одним несомненным преимуществом перед экс-премьером он действительно обладает: тот никогда не работал политтехнологом, а лидер ДПР, по его собственному признанию, отпахал на ниве пиара пятнадцать лет, и «все эти навыки, конечно же, пригодились». Нельзя не отметить и еще одно отличие кандидата: он не просто партстроитель, но еще и «вольный каменщик». И если «в миру» его успехи пока достаточно скромны, то в масонстве он уже достиг наивысших регалий: Андрей Богданов - Великий мастер Великой ложи России. Кстати, по признанию Богданова, он далеко не единственный политик в ложе. Но все намеки на связь между своей «тайной властью» и идущей в гору карьерой он решительно отметает: «Масонство и политика - разные вещи».

В сборе подписей за Богданова участвовали, по его словам, 7-8 тысяч человек. Согласно представленному в ЦИК финансовому отчету на организацию подписной кампании, проводившейся в 54 регионах страны, ушло 811 тысяч 375 рублей. Но это далеко не полные данные: договоры с агитаторами заключены на весь избирательный период, поэтому расчет с ними будет ближе к концу февраля. Окончательная сумма, полагает Богданов, будет «даже больше, чем у Касьянова».

Что такое «плохо»?

Избирательная кампания кандидата Касьянова уже завершилась, и, как следует из официальной отчетности, на аналогичные цели его штабом израсходовано 1 миллион 753 тысячи 28 рублей. При этом в графе «оплата труда лиц, привлекаемых для сбора подписей избирателей» стоит ноль. Но, как заверил «Итоги» глава штаба кандидата Константин Мерзликин, никакой ошибки здесь нет: «Сборщики подписей не оплачивались, для нас это была в первую очередь политическая работа». Команда сборщиков - официально их было 7,5 тысячи - состояла, по словам Мерзликина, из членов РНДС и его политических союзников, в том числе из представителей СПС и «Яблока». Кампания проводилась в 77 регионах страны. Не остались в стороне от общего дела и семья кандидата: три тысячи подписей на счету его жены Ирины.

Отказ от регистрации Касьянова - сугубо «политическое решение», доказывает Мерзликин: из 2 миллионов 63 тысяч 666 представленных подписей было выявлено лишь 213 собственно поддельных, выполненных другим лицом. Остальные претензии касались оформления подписных листов. Что же до подписных листов, оформленных на литературных персонажей - неких Брудастого и Фердыщенко, и прочего активно демонстрировавшегося «компромата», все это черный пиар: «В полученных нами замечаниях ЦИК о Брудастом и Фердыщенко ничего нет».

Ничего хорошего не могут сказать касьяновцы и о самом законе о выборах президента. Не устраивает соратников экс-премьера ни нагромождение бюрократических процедур, с коими связана подписная кампания, ни требуемое количество автографов, увеличившееся вдвое по сравнению с прежней редакцией закона, ни, напротив, резко снизившаяся - с 25 до 5 процентов - допустимая доля брака. Институт сбора подписей нужно либо отменить, либо кардинально упростить, считает Мерзликин.

Альтернативой, по его мнению, могли бы стать рекомендация от общественных организаций или залог: если он применяется на думских выборах, почему нельзя допустить то же самое на президентских? Впрочем, подчеркивает «начштаба», главной проблемой сегодня является все-таки не сам закон, а практика его применения: «Даже этот плохой закон неправильно интерпретируется».

Дело техники

Не склонны преувеличивать значение законодательных барьеров и специалисты по избирательным кампаниям. «В день нужно собирать примерно по 90 тысяч подписей, - рассуждает в беседе с обозревателем «Итогов» президент консалтинговой корпорации «Новоком» Алексей Трубецкой (Кошмаров). - Хороший агитатор может собрать в день тридцать подписей, плюс - один бригадир на пятнадцать агитаторов…» Результат подсчетов: операцию реально провести силами 3200 человек. Следовательно, собрать два миллиона подписей в отведенные законом сроки «вполне возможно». Правда, оговаривается политтехнолог, если начать оргработу заранее, за 2,5-3 месяца до часа «Х» и, самое главное, если привлечь профессионалов.

Да-да, среди многообразия традиционных российских ремесел есть и такое - «профессиональный сборщик подписей». Следует отметить, что с точки зрения закона зазорным этот труд ни в коей мере не считается: нельзя платить за автограф самому подписанту, сборщику же - ради бога. На низшей ступеньке этой профессиональной лестницы находятся, как правило, пенсионеры, учителя, врачи, студенты - проверенные, но внештатные «спецы», мобилизуемые время от времени постоянными структурами. Заработки здесь пусть и нерегулярные, но совсем не нищенские. По словам Трубецкого, сегодня сборщик получает за одну подпись порядка 50-70 рублей, в некоторых случаях доходит и до ста. Неплохая, в общем, прибавка к пенсии. Сбор подписей - одна из главных расходных статей кандидатского бюджета. Даже если брать пятидесятирублевый тариф и минимально возможное число автографов - обычно они собираются с большим запасом, - набегает сто миллионов рублей.

Кстати, расхожий тезис о том, что основным способом пополнения подписных закромов для самовыдвиженцев давно уже является не работа «в поле», а «рисование» подписей с использованием купленных баз данных, эксперт считает большим преувеличением. Конечно, признает Трубецкой, среди сборщиков, участвующих в кампании, наверняка найдутся и такие, кто захочет пойти по более легкому пути. Но это на самом деле не так просто, как кажется. Нужно нанимать «рисовальщиков» - для увеличения «ассортимента» почерков - и подкупать нотариусов: заговор получается довольно многолюдным. И к тому же чреватым серьезными проблемами с законом: в случае выявления подлога сборщику и нотариусу грозит уголовная ответственность. В общем, проще и безопаснее действовать «по старинке».

Существует, правда, и более изощренная технология - внедрение «кротов» в команду агитаторов политического конкурента. Те умышленно допускают определенные нарушения при оформлении подписных листов - не уголовные, но существенные, - и соперник выходит из игры. «Такие случаи встречались, когда были выборы губернаторов и депутатов-одномандатников, - поясняет Трубецкой. - Но насколько это распространено сегодня, я не в курсе». Следует отметить, что «не в курсе» пока и глава касьяновского штаба: у Мерзликина нет никакой информации о саботаже в рядах своих сборщиков.

Трубецкой не отрицает, что за отказом в регистрации экс-премьера «просматривается политика». Но главная проблема Касьянова состояла все-таки в том, что он положился на людей, не знакомых со сложной процедурой оформления подписных листов и поэтому сделавших это «непрофессионально, плохо». В отличие, к примеру, от того же Богданова, который, будучи сам политтехнологом, привлек в команду «подготовленных людей».

Согласен со своим коллегой и другой известный специалист в этой области - заведующий кафедрой политического консалтинга и избирательных технологий ГУ - ВШЭ, президент компании ICCG Алексей Ситников: «На мой взгляд, роль Кремля в этой истории преувеличена, поскольку все враги мира, объединившись против российских демократов, не смогли бы им так навредить, как они вредят сами себе». Если бы представители оппозиционных сил консолидировали свои ресурсы вокруг единого кандидата и привлекли к сбору подписей профессиональных технологов, а не сотрудников аппарата, проблем с подписями, по мнению Ситникова, не было бы.

Впрочем, политтехнологи, несмотря на весь свой профессионализм, а точнее - благодаря ему, вряд ли могут считаться абсолютно беспристрастными арбитрами в этом вопросе. Политик, не прибегающий к услугам политконсультантов, в их глазах все равно что больной, занимающийся самолечением, в глазах маститого эскулапа: к каким бы снадобьям ни прибегал, все равно обречен. Но проблема российских выборов, увы, не только в невежественности их участников. По странному совпадению водораздел между всепобеждающими «профи» и вкушающими горечь поражения «дилетантами» проходит точно там же, где и граница, разделяющая лояльные и неподконтрольные власти политические силы.

Изменить это положение вряд ли можно одним лишь усовершенствованием избирательного законодательства. Между прочим, вопреки распространенному мнению, соответствующие западные стандарты тоже далеко не сахар. Взять хотя бы Францию: если б в России действовал тамошний закон о выборах президента, шансы нашей оппозиции не только бы не возросли, но, пожалуй, даже уменьшились. Для регистрации кандидата нужно собрать всего 500 подписей, но зато каких! Принимаются лишь автографы народных избранников - депутатов различных уровней или глав муниципалитетов. Сомнительно, чтобы российские «несогласные» могли сегодня рассчитывать на массовую поддержку этого контингента.

Не менее трудно им пришлось бы и при переносе на родную почву американских избирательных норм. Для справки: единого закона о выборах президента в США вообще нет. Соответственно, нет и общефедеральной процедуры выдвижения кандидатур, нужно регистрироваться по отдельности в каждом из 50 штатов. Правда, выдвиженцы ведущих партий включаются в бюллетени практически автоматически. Но независимым кандидатам, как и в России, приходится клянчить автографы у своих потенциальных избирателей. Требуемое для регистрации количество подписей составляет в среднем пять процентов от числа проголосовавших в штате в ходе предыдущих выборов.

Словом, дело не столько в форме - идеальной все равно не найти, - сколько в содержании избирательного процесса. Которое, в свою очередь, зависит от бесчисленного множества субъективных, человеческих факторов. Самое главное, чтобы это многообразие не подменялось одной «единственно верной» политической линией.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера