Архив   Авторы  

Народная доля
Политика и экономикаВ России

 

Дискуссия на тему, кому на Руси жить хорошо, столь же стара, сколь и бесперспективна. И в тучные годы всем кажется, что фортуна стучится в чужие двери, а во время кризиса всеобщая обида на судьбу становится особенно горькой. Пожалуй, конструктивнее другая постановка вопроса: кому больше благоволит государство "вельможному боярину" или "мужику"? По крайней мере тут, помимо субъективных ощущений, есть и иные критерии оценки. О том, насколько велика доля социальных расходов в антикризисной смете правительства, спорят глава Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров ("Единая Россия") и первый замруководителя фракции "Справедливая Россия: Родина/Россия/Жизнь" в ГД Оксана Дмитриева

С одной стороны

Евгений Федоров: "Если бы мы не приняли мер по защите банков, ни о каких социальных программах не могло быть и речи"

 

- Евгений Алексеевич, один из наиболее распространенных упреков в адрес российских властей - государство, мол, помогает олигархам, а не населению. Вам есть что возразить?

- Если внимательно изучить правительственный план действий от 7 ноября, проект программы антикризисных мер правительства на 2009 год, заявление Госдумы от 20 февраля, станет понятно, что это не так. Если же речь идет о рефинансировании иностранных заимствований крупных российских компаний, то это не помощь, а кредиты на абсолютно рыночных условиях.

- Тем не менее государство вправе требовать от предпринимателей, получающих госденьги, чтобы они брали на себя определенные социальные обязательства. Скажем, чтобы не увольняли людей. Почему же не требует?

- Если финансовая помощь осуществляется на кредитной основе, это само по себе предполагает определенные обязательства. Деньги предоставляются с условием, что их: а) отдадут; б) отдадут с процентами; в) предоставят залог на случай невозврата. Между прочим, уже возникают последствия таких обязательств: имущество отдельных так называемых олигархов может перейти в собственность государства.

- Но есть ведь другие формы поддержки, где залоги не обязательны. Например, предоставление госгарантий по кредитам.

- Да, но в этом случае такие требования как раз присутствуют. Обязательное условие при предоставлении госгарантии - не допускать массовых увольнений. Однако нужно понимать, что предприятие не сможет сохранить рабочие места, если ему это экономически не выгодно. Иначе оно станет собесом и неизбежно обанкротится.

- Есть вопросы и собственно к собесу. Все познается в сравнении, а на мировом фоне наша антикризисная социалка выглядит не слишком впечатляюще.

- Доля социальных расходов в антикризисном плане в России ничуть не ниже, чем в других странах, а по ряду направлений мы даже впереди.

- Не скажите: в Америке, Евросоюзе, Японии государство с куда большей щедростью пополняет кошельки своих страдающих от кризиса граждан.

- Масштабные программы соцподдержки характерны в первую очередь для США и - на порядок в меньшей степени - для Европы. Это отражает сложившуюся в мире расстановку сил. Логика американской экономики - повышать внутренний спрос за счет наращивания внешних долгов. Весь мир обеспечивает американский образ жизни. Кстати, наш вклад здесь тоже не маленький. Помните, сколько граждан и юридических лиц перевело свои сбережения после начала девальвации в иностранную валюту? Было куплено 160 миллиардов долларов! Считайте, что мы фактически кредитовали Америку на эти 160 миллиардов. И это только Россия. За счет таких вливаний можно запускать механизмы поддержки спроса.

- Стало быть, Россия не может себе позволить такой уровень соцрасходов?

- Ну а как мы себе это позволим? Для этого у нас нет ни системных возможностей, ни экономического веса, ни политических сил.

- Сколько, кстати, вообще стоит наш антикризисный план? Цифры "гуляют" самые разные.

- Вопрос, что понимать под антикризисным планом. В принципе сюда можно включить вообще весь бюджет страны, а это почти 10 триллионов рублей. Тем не менее антикризисные расходы в строгом смысле слова составляют, по нашим расчетам, порядка четырех триллионов рублей.

- И какая часть из этой суммы пошла "на народ"?

- Если смотреть на ситуацию в целом, то практически все. Все эти деньги идут либо непосредственно на соцподдерж­ку, либо на поддержку системных вещей, являющихся основой нашей жизни. Скажем, если бы в начале кризиса мы не приняли мер по защите банковской системы, по обеспечению плавной девальвации рубля, ни о каких социальных программах сейчас не могло быть и речи.

- А может быть, стоит все-таки изменить пропорции - на поддержку финансового сектора и бизнеса выделять поменьше, а на прямую поддерж­ку населения - побольше?

- Антикризисная программа правительства и меры, предложенные Госдумой, в первую очередь направлены на поддержку социальной сферы - на повышение пенсий, создание новых рабочих мест, развитие ипотеки. Другое дело, что об этом недостаточно информируют граждан - тут действительно есть пробел. Только на поддержку ипотечного кредитования, в том числе на реструктуризацию кредитов, будет выделено 200 миллиардов рублей.

- Ну, эта поддержка отнюдь не безвозмездна. Да, человеку предоставляется льготный период по ипотечным платежам. Но "льгота" увеличивает общую сумму его долга.

- Обязательства возврата займов, конечно, никто не отменял. Ну а что вы хотите? Чтобы мы просто раздали деньги? Но тогда у меня другой вопрос: почему долги ипотечных заемщиков должны погашаться за счет других налогоплательщиков? Считаю, в этой ситуации государство действует абсолютно правильно. Оно помогает людям в трудный период потери работы или снижения заработка, но не делает их иждивенцами.

- По каким критериям вы предложили бы оценивать эффективность антикризисных мер?

- Можно выделить две группы индикаторов, отражающих уровень социальной защиты и уровень экономического развития страны.

- Но по обоим этим направлениям успехов что-то не наблюдается: растет безработица, сокращается промпроизводство, падают реальные доходы населения.

- Кризис - это как стихийное бедствие. Нельзя, к сожалению, обойтись без потерь. Представьте, что на город обрушилось цунами: власти не могут остановить волну, но могут помочь людям справиться с последствиями стихии - обеспечить палатками, продуктами, водой, не допустить эпидемий. Это как раз и есть критерии первой группы. И я считаю, государство здесь нормально среагировало. Конечно, нет предела совершенству, но в принципе меры соцзащиты сегодня работают. А вот что касается развития экономики, тут усилия действительно необходимо удвоить и утроить.

С другой стороны

Оксана Дмитриева: "Что касается населения, то никаких специальных программ помощи фактически нет"

 

Оксана Генриховна, насколько социально ориентированным является антикризисный план правительства?

- Ну, во-первых, в течение семи месяцев кризиса правительство действовало, по сути, безо всякого плана. Обнародованный в ноябре "План действий, направленных на оздоровление ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики" - это "всеобщая теория всего", не содержащая конкретики.

- На суд общественности вынесен новый вариант плана.

- Это еще раз подтверждает, что до сих пор план отсутствовал. Но ничего принципиально нового в данном проекте я не вижу. Большая часть мер, прописанных там, уже принята, а многие и профинансированы. Пожалуй, единственный плюс - сам факт появления такого документа. Теперь хотя бы можно увидеть все те меры, которые правительство считает антикризисными. Показательно, кстати, что власти сами не могут толком оценить, сколько стоят принятые ими решения: цифры везде фигурируют разные. Мы в "Справедливой России" насчитали 8 триллионов 200 миллиардов рублей. Пошли - или пойдут- они в основном на поддержку крупных собственников и банков. Что же касается населения, то никаких специальных программ помощи фактически нет.

- Но, по словам премьера, наши антикризисные меры выгодно отличаются от того, что делается в других странах, именно "масштабом социальных мероприятий".

- Давайте посчитаем, каков этот масштаб. Расходы, которые можно интерпретировать как социальные, крайне незначительны: 14-16 миллиардов рублей на выплату по вкладам в обанкротившихся банках; 45 миллиардов - на софинансирование региональных программ содействия занятости (плюс еще 33 миллиарда - на индексацию пособия по безработице); 26 миллиардов - на использование материнского капитала для погашения ипотечных кредитов; 300 миллиардов - на индексацию пенсий. В целом - около 460 миллиардов рублей, или пять процентов от всей суммы антикризисных расходов. Причем, что касается материнского капитала, эта мера, по сути, - пустое множество. На настоящий момент таким правом воспользовались всего 145 семей.

- По всей стране?

- По всей стране. Пенсионный фонд, правда, признал права еще 14,5 тысячи семей. Но и в этом случае требуется всего порядка четырех миллиардов рублей, никак не 26. Впрочем, 14,5 тысячи - чисто гипотетическая цифра. Закон сформулирован так, что воспользоваться им могут буквально единицы. Нужно было - как это предусматривал наш законопроект - разрешить использование материнского капитала на все, что относится к улучшению жилищных условий: приобретение, строительство, ремонт жилья или садового домика, покупку земельного участка. В этом случае общий объем средств мог бы составить около 70 миллиардов рублей. Это уже значимая цифра для расширения спроса. Ну а то, что принято, это попытка поставить галочку, потратив как можно меньше средств. Для пиара это, может быть, имеет смысл, но для преодоления кризиса - никакого.

- А реструктуризация ипотечных кредитов, на которую выделено 60 миллиардов рублей?

- С этим такая же история: реально реструктурировано что-то около тридцати кредитов по всей стране. В эту программу очень трудно попасть из-за необоснованно жестких ограничений, прежде всего по площади жилья. В новых домах просто нет таких квартир. К тому же это трудно назвать благотворительностью: человек получает лишь некоторую передышку по погашению кредита, причем за счет увеличения общей суммы долга.

- Есть и другие меры. Скажем, увеличение вдвое налогового вычета при приобретении жилья.

- Вреда это, конечно, не принесет, но в качестве антикризисной меры вряд ли может рассматриваться. Расширение платежеспособного спроса должно производиться напрямую - через индексацию доходов, предоставление субсидий и льгот, вложение средств в науку, образование, медицину. В числе предлагаемых нами мер - продление отпуска по уходу за ребенком с 1,5 до 2 лет, снижение предельной нормы расходов на оплату ЖКХ с 22 до 10 процентов доходов семьи, частичное восстановление натуральных льгот, индексация доходов бюджетников. И ни в коем случае нельзя сокращать инвестиционные программы. У нас же происходит прямо противоположное. По всей стране замораживается строительство школ, больниц, детских садов, дорог, линий метро. А это ведет к эскалации спада, к появлению новых тысяч безработных.

- Правительство, однако, очень гордится тем, что удалось сохранить, а кое-где и увеличить прежние социальные программы.

- В целом по стране - если брать консолидированный, а не только федеральный бюджет - происходит резкое сокращение социальных расходов: секвестр составляет от 20 до 30 процентов. При этом в регионах-донорах экономят пока преимущественно на инвестиционной части социалки. А в дотационных субъектах бюджетную сеть режут уже по ­живому.

- Зато пособие по безработице стало больше.

- Даже его максимальный размер - 4900 рублей - в три раза ниже средней зарплаты по стране. Мало того, во многих регионах эта сумма недотягивает и до прожиточного минимума. Нет, это не способ увеличить платежеспособный спрос. Нужно беспокоиться в первую очередь о том, чтобы не сокращались рабочие места.

- Помощь крупному бизнесу как раз и подается как помощь работающим на этих предприятиях.

- Если речь о помощи в погашении внешних кредитов, то она просто сохраняет имущественные права владельцев. Какие социальные требования предъявляются при этом к бизнесу? Никаких! Встречаются абсурднейшие ситуации: предприятие получает госкредит, собственники начисляют себе дивиденды, а затем сокращают работников. Самая эффективная помощь предприятию - госзаказ.

- Но, как утверждается, эти деньги не благотворительность, а обеспеченные залогами кредиты.

- Условия, на которых они выдаются, не может предоставить сегодня нашим олигархическим структурам ни один российский или иностранный банк. А часто и никакого залога не требуется - в случае, например, предоставления госгарантий по кредитам. Считаю, при любой госпомощи должны выдвигаться жесткие требования. В первую очередь сохранение рабочих мест и ограничение бонусов и зарплат топ-менеджмента. Лишних денег у страны сегодня нет.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера