Архив   Авторы  
Президенту Евкурову удалось решить многие проблемы Ингушетии. Но обеспечить полный контроль над ситуацией оказалось не под силу и ему

Взрывное устройство
Политика и экономикаВ России

До каких пор наши северокавказские республики будут оставаться на особом положении




 

Служебная машина президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова выдержала бы даже прямое попадание из гранатомета. Но вот на детонацию 70 килограммов взрывчатки была не рассчитана. Точно так же, как к «взрывному устройству» Северного Кавказа плохо приспособлена текущая федеральная политика. На какие усовершенствования придется пойти ее «конструкторам»?

Подрывная работа

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо понять, чем республики Южного федерального округа отличаются от остальной России. Как ни странно, отличия не столь уж принципиальны. По большому счету все особенности Северного Кавказа — это наследие двух масштабных военных кампаний, а также множества межэтнических, да и просто криминальных столкновений, берущих начало на рубеже 80-90-х годов прошлого века. Немало воды (и казенных денег — на помощь беспокойным республикам) утекло с тех пор. Почему же Кавказ сейчас выпадает из процесса модернизации всей остальной страны?

Налицо инерционный вариант: теракт, спецоперация, новый теракт… что неизбежно водит ситуацию по большому кавказскому кругу. Хроника последнего месяца говорит сама за себя: 21 мая убит замначальника следственного управления СКП по Дагестану Сейфудин Казиахмедов; 5 июня — министр внутренних дел той же республики Адильгерей Магомедтагиров; 10 июня — зам главы ВС Ингушетии Аза Газгиреева; менее чем через две недели — покушение на Евкурова…

Той же инерцией продиктовано и самое популярное объяснение причин нестабильности. Дескать, враги у жертв покушений есть не только в «лесу», но и куда ближе. Может быть, даже в соседних коридорах власти, которые остались без привычных «заносов» и «откатов». Версия небезосновательная, но требующая уточнений. Во-первых, теракт против Евкурова, кто бы за ним ни стоял, — удар по всей российской власти, что позволяет не делать разницы между «стяжателями» и «идейными борцами». Террор, он и есть террор. Во-вторых, борьба между разнообразными кланами за финансовые потоки и должности имеет место не только в регионах Северного Кавказа. В общем, насчет того, кто виноват, версии строить проще. Главные трудности по второму пункту — что делать? И тут возникает несколько возможных сценариев.

Кланам на поклон

Первый и пока наиболее вероятный сценарий — все тот же инерционный. Очень много «ответственных товарищей» — и в Москве, и в особенности в самих горячих точках искренне убеждены, что все и так идет по плану. Надо лишь заняться его дальнейшим совершенствованием.

Есть, впрочем, и объективный аргумент в пользу такой схемы: коренная перестройка системы чревата тектоническими потрясениями. Показательно, что призыв Дмитрия Медведева избавляться от «клановости, воровства, взяточничества», прозвучавший на дагестанском заседании Совбеза, был обращен, по сути, к лидерам тех же кланов. Парадокс в том, что кланы — это и есть главная опора федерального центра во всем регионе. Из этого правила было пока только два исключения, и оба — в Ингушетии. В 2002 году Центр продавил кандидатуру «чужака», генерала ФСБ Мурата Зязикова. Впрыск свежей крови дал совершенно обратный эффект: коррупция сорвалась с катушек, и дело едва не дошло до «оранжевой революции» (в горском ее исполнении). Вторая попытка оказалась более удачной. Евкурову удалось и найти консенсус с «родовой аристократией», и начать вычищать авгиевы конюшни местной власти.

Можно, конечно, сказать, что терпение и труд все перетрут, что следует лишь продолжить начатое Евкуровым дело — в масштабах, возможно, даже всего Северного Кавказа. Но для этого нужна как минимум длинная «скамейка запасных» из лидеров-суперменов, обладающих качествами самого Евкурова: лояльных к Центру, смелых, умных, неподкупных, умеющих находить общий язык с оппонентами. И к тому же «нацкадров». А с этим у нас напряженка. Кроме того есть большие сомнения в том, что ноу-хау, эффективное для моноэтнической Ингушетии, «прокатит», к примеру, в мультинациональном Дагестане.

С теми же трудностями связана реализация второго возможного сценария: распространение на весь Северный Кавказ чеченского опыта. Других Кадыровых у нас нет, а использование имеющегося чревато серьезными проблемами. Какими именно, показывает реакция ингушей на заявление Рамзана Кадырова о том, что президент России якобы поручил ему возглавить борьбу с боевиками на территории обеих вайнахских республик. Кадырову пришлось фактически взять свои слова обратно, а заодно и опровергнуть вновь появившиеся слухи о восстановлении Чечено-Ингушетии. Весьма сомнительно, что тот же вопрос решится поставить и федеральный центр. В том числе и потому, что аппетиты самого Кадырова могут оказаться чрезмерными.

В ходе споров на тему, как нам обустроить Кавказ, порой предлагается и такой радикальный метод лечения, как ампутация. То есть предоставить кавказским республикам суверенитет, отделив их от бывшей метрополии железным ­занавесом. Главный аргумент против — неизбежная гражданская война, которая будет расползаться и по России. Словом, лучше худой мир, чем такой развод. Какого-то принципиально нового способа решения проблемы в арсенале власти нет, а у каждого из известных — силового, экономического — есть свои всем понятные ограничения.

Блеск и нищета

Главное противопоказание для всех этих рецептов — опасность того, что региональная верхушка почувствует себя самодостаточной и выйдет из-под контроля Кремля. Кстати, с этой точки зрения шансы Руслана Аушева, объявившего о готовности заменить Юнус-Бека Евкурова до возвращения того в строй, стремятся к нулю.

Что же касается экономических методов, то в условиях малоэффективного управления они в общем-то бесполезны. Можно, конечно, завалить Северный Кавказ федеральными деньгами — чтоб террористы «захлебнулись». Но, во-первых, Москва и сегодня не скупится. Во-вторых, нищета Северного Кавказа — это в значительной мере миф. Об этом свидетельствует, в частности, любопытнейшее социологическое исследование «Оценка уровня жизни в регионах Северного Кавказа», проведенное два с половиной года назад по заказу одной из «профильных» госструктур. Опрос проводился в семи республиках (Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия) и в двух типичных регионах русской глубинки — Владимирской и Пермской областях. Вот характерные извлечения из этого труда. «Наличие в доме второго этажа»: Северный Кавказ — 12 процентов опрошенных, российские области — 3. «Наличие бассейна» — соответственно 2 и 0 процентов, «обеспеченность автомобилями» — 31 и 19, «персональный компьютер» — 15 и 8. Практически по всем позициям Северный Кавказ демонстрирует более высокий уровень жизни.

Чем недовольны опрошенные? По обе стороны гор — коррупцией. Идет постоянная борьба кланов за политическое влияние и за доступ к «кормушке». И эта борьба напрягает всех — и выигрывающих, и проигрывающих. Может, собственно говоря, с этого и начать?

…Остается надеяться, что процесс «демодернизации» Кавказа все-таки не зайдет далеко. Но рассчитывать на это можно лишь в том случае, если наши южные республики перестанут быть на особом положении «детей с трудной судьбой». И спрос с них будет, как и со всех прочих субъектов Федерации, а не «национально-специфический». Лишь тогда Россия станет единой и неделимой.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера