Архив   Авторы  
Многие годы лозунги "За родину!" и "За Сталина!" были для жителей нашей страны равноценными. И сегодня среди россиян есть люди, которые с этим согласны

Краткий экскурс
Политика и экономикаВ России

Почему у нас не получается отделить страну, которой некогда правил Сталин, от личности самого Сталина?


 

Новый скандал в отношениях между Россией и Европой, вызванный "антитоталитарной" резолюцией Парламентской ассамблеи ОБСЕ, равно осуждающей сталинизм и нацизм, подтверждает: память о Второй мировой жива. Однако воспоминания носят столь субъективную окраску, что возникают серьезные сомнения в том, что в этом споре когда-нибудь победит историческая правда. Что еще хуже - пока проигрывает и Россия: вряд ли нужно доказывать, что евроэкскурсы в прошлое преследуют цели, далекие и от истории, и от российских национальных интересов. Да, в резолюции ОБСЕ нет ни единого упоминания не только о России, но и о государстве, правопреемником которого она является. Но в массовом сознании, причем в равной степени российском и европейском, политический режим, носящий имя Сталина, прямо отождествляется с одной шестой частью суши, на которой он господствовал. В отличие, скажем, от нацизма, не имеющего четкой географической локализации.

Это явно не последний удар по позициям России: европейцы прочно овладели инициативой. Демарши наших официальных и полуофициальных лиц выглядят на этом фоне отчаянными, но бесплодными контратаками. Ясно, что тактику пора менять. Но какой в таком случае должна быть наша стратегия победы?

За Родину или за Сталина?

Правило номер один всякого противоборства: нельзя недооценивать противника и бреши в собственной обороне. А в нашем лагере царят, похоже, шапкозакидательские настроения. "Мы не позволим превратить Парламентскую ассамблею ОБСЕ в организацию, обслуживающую заказчиков горе-историков", - негодует спикер Госдумы Борис Грызлов. Но, во-первых, уже позволили. Во-вторых, одной благородной ярости недостаточно для исправления ситуации. Резолюция ОБСЕ бьет в самую больную точку: у нас, увы, так и не получилось отделить страну, которой некогда правил Иосиф Сталин, от самого Иосифа Сталина. В результате защитники нашей национальной гордости либо прямо оправдывают сталинские кошмары (мол, такое время было, по-другому нельзя), либо занимаются морализаторством в духе чеховского персонажа: да, "перегибы на местах" были, но нацизм и сталинизм не могут быть поставлены на одну доску, потому что не могут быть поставлены никогда.

"Есть общепринятые, строгие с точки зрения международного права определения, что такое фашизм, - рассуждает, к примеру, главный идеолог партии власти Олег Морозов. - И совершенно другая тема - это вопрос о том, что представляют собой Сталин, его наследие, режим, который им был создан. Это тема, которая заслуживает самого внимательного отношения". Так в чем же дело? Пора уже "внимательно отнестись". А до тех пор, пока зерна не будут отделены от плевел, а подвиг народа - от преступлений режима, пока в головах наших сограждан плещется "молотов-коктейль" из мифов сталинской эры, осуждение сталинизма неизменно будет восприниматься как "оскорбление памяти миллионов павших в борьбе за освобождение Европы". Игнорируя "проклятые вопросы", Россия сама отдает инициативу своим "историческим" оппонентам. А зачастую снабжает их и новыми фактами, свидетельствующими: "дело Сталина" рано сдавать в архив.

Об одном покаянии

Попытки исправить ситуацию, конечно, предпринимались. Еще 29 декабря 1989 года съезд народных депутатов СССР принял постановление, констатирующее, что секретные протоколы к советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 года "являлись отходом от ленинских принципов советской внешней политики", что их подписание было "актом личной власти и никак не отражало волю советского народа". 13 апреля 1990 года во время визита в Москву президента Польши Войцеха Ярузельского появляется заявление ТАСС, в котором впервые признается ответственность советских властей за массовый расстрел польских офицеров и чиновников в Катыни: трагедия квалифицируется как "одно из тяжких преступлений сталинизма". Наконец, 18 октября 1991 года Борис Ельцин подписывает Закон "О реабилитации жертв политических репрессий", преамбула которого гласит: "За годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам".

Но это стало, пожалуй, последней точкой в недлинной истории покаяния. Постсоветская эра ознаменовалась неспешным, но неуклонным процессом реабилитации сталинизма. Сперва тон задавали ожившие в условиях ельцинской вольницы продолжатели дела Ленина - Сталина. Прописавшись в почти половине думских апартаментов, "блок коммунистов и беспартийных" не уставал клеймить несовершенства "антинародного режима", противопоставляя ему преимущества "истинно народного". Но знамя сталинизма не упало и после того, как Дума перестала быть "красной".

Чем дальше, тем чаще из уст представителей властной элиты звучит тезис о невозможности дать однозначную оценку Сталину и его правлению. Этот тренд озвучил и спикер Госдумы, заявивший в один из сталинских дней рождения, что "отношение к этому незаурядному человеку меняется со временем". Некоторые из идеологов партии власти идут еще дальше. Сталинские "чистки" они объясняют необходимостью "обеспечить максимальную эффективность управленческого аппарата". А итогом репрессий называют "формирование нового управленческого класса, адекватного задачам модернизации в условиях дефицита ресурсов". Такой полет мысли столь сильно расходится с покаянными декларациями горбачевской поры, что рассматривать эти акты в качестве завершенного расчета с прошлым уже невозможно. Жизнь опередила теорию.

Конфликтологика

Но это еще полбеды. Если бы сталинские менеджерские ноу-хау применялись только в рамках РСФСР или хотя бы СССР (в границах 1939-го), отношение к ним можно было бы считать нашим суверенным делом. Как говорилось в одном пошловатом анекдоте по поводу событий, описанных в Новом Завете: "Это наши, еврейские, разборки". Увы, с 17 сентября 1939 года, момента вступления Красной Армии на территорию тогдашней Восточной Польши, тему сталинизма нельзя считать сугубо внутренними разборками. Это реальность, данная нам в том числе и в таких ощущениях, как скандальное решение ПА ОБСЕ.

Кстати, это далеко не первая подобная "фальсификация истории". Еще 12 мая 2005 года Европейский парламент заключил в своей резолюции, что "для некоторых государств окончание Второй мировой войны означало восстановление тирании со стороны сталинского Советского Союза", и поздравил страны Центральной и Восточной Европы с освобождением "после многих десятилетий советского владычества". И продолжение этой бесконечной исторической хроники, несомненно, последует, несмотря на все гневные отповеди Федерального собрания.

Можно, конечно, зайти и с другой стороны. Историю, как известно, пишут победители. А если ее переписывают, победитель ergo уж не тот, что прежде. Многих это несовершенство мира вгоняет в тоску, рождающую "геопоэтические" мечты о чем-то большем. Мол, "младоевропейцы" - инициаторами практически всех исторических атак на Россию выступали наши бывшие коллеги по соцлагерю - нам по-мелкому мстят. Мол, надо встать с колен, расправить плечи и напомнить, из чьей шинели мы все вышли. Но такая бередящая старые раны риторика является при всей своей внешней державности скрытой формой капитуляции. Потому что по этой логике доказать свою историческую правоту мы сможем не иначе как сотворив второй дубль "освобождения Европы", а значит, хочется надеяться, никогда.

Единственная альтернатива этому - научиться играть на опережение. Вместо того чтобы защищать сталинизм - с удвоенной энергией обличать его преступления. Вместо того чтобы обличать ющенковскую версию голодомора - признать голодомор геноцидом всех советских народов, в том числе русского. Лишь когда мы перестанем шарахаться от скелетов в собственных шкафах, у нас появится шанс перебросить мяч на половину поля соперников.

В их заветных шкафчиках тоже ведь есть немало такого, о чем они предпочли бы забыть. Это и массовые убийства евреев и представителей других "неправильных" национальностей, совершенные в годы Второй мировой прибалтийскими, украинскими и балканскими поборниками "национального возрождения". Это Мюнхенский сговор и прочие явные и тайные договоренности и переговоры между "светочами демократии" и "нацистскими людоедами". Это, наконец, Ялтинские соглашения, определившие послевоенную перекройку Европы. Товарищ Сталин, напомним, был лишь одним из подписантов: остальные члены "авторского коллектива", премьер Англии и президент США, несут ничуть не меньшую ответственность.

Good bye, Stalin

В общем, пространство для маневра куда как обширное. Отчасти, конечно, оно используется и сегодня. Но вся мощь убойных исторических аргументов сводится на нет тем, что ими не атакуют, а отстреливаются. Эта манера сродни легендарному хрущевскому ответу на претензии по поводу нарушений прав человека в СССР: "А у вас негров вешают". Ну да, вешают, и вообще много чего творят непотребного. Но это не снимает вопрос о том, что происходит и происходило в нашей собственной стране.

Нежелание политиков ворошить непарадные страницы отечественной истории, конечно, не случайно. На это есть две причины. Первая - настроения электората. Соцопросы и итоги телешоу "Имя Россия" показывают, что "культ личности" если и не крепнет с годами, то никак не становится слабее: антисталинисты по-прежнему в меньшинстве. Идти против столь мощного течения может быть попросту опасно для политика. Наш народ безропотно переживет трудности настоящего, инфляцию, безработицу и дефолт. Но упаси бог посягнуть на его светлое прошлое, на лелеемые исторические тотемы.

Вторая причина тесно связана с первой. Концепция суверенной демократии, предполагающая "опору на собственные силы", не может не находиться в особых, интимных отношениях с тем историческим отрезком, в котором эти силы переживали наибольший расцвет. Слишком многое из того, чем мы гордимся сегодня - роль в мире, ракетно-ядерный потенциал, Магнитка, нефтянка и оборонка, - является наследием сталинской эпохи. И слишком мало, к сожалению, новых поводов для гордости: инфраструктуры, институтов, инноваций и инвестиций...

Но причина выступает одновременно и следствием. Как учил другой, подкорректированный товарищем Сталиным классик, нельзя достигнуть желаемого уровня развития одним скачком, перепрыгнув через промежуточные исторические формации. И стало быть, российский путь к цивилизационной зрелости, к целям, обозначенным в "Стратегии-2020", лежит не иначе как через прощание с нашим вечно живым "усатым нянем". Тем менее мучительное, чем скорее оно состоится.

Бороться и искать

Отстали от прошлого

Российская наука еще накануне скандального решения Парламентской ассамблеи ОБСЕ дала свой ответ "фальсификаторам истории". Большинство профильных институтов предоставило в РАН отчет об исторических изысканиях, потенциально представляющих угрозу интересам России. Кое-кто, например директор Института всеобщей истории Александр Чубарьян, поручение академического начальства проигнорировал, но в целом борьба с фальсификациями набирает обороты. О ее деталях в интервью "Итогам" рассказал заместитель академика-секретаря Отделения историко-филологических наук РАН Андрей Петров.

- Андрей Евгеньевич, Парламентская ассамблея ОБСЕ в своей резолюции уравняла гитлеровский и сталинский режимы. У нас этим решением возмущены до крайности, несмотря на то что после пакта Молотова - Риббентропа и договора "О дружбе и границах" между Германией и СССР Гитлер до 22 июня 1941 года полностью или частично "разобрался" с девятью странами, Сталин - с шестью. В чем же различия?

- Повод для возмущения у нас все же есть. Во-первых, нельзя вырывать события из контекста, а ближайший контекст в данном случае начинается с Брестского мира, установления Версальской системы и Мюнхенских соглашений 1938 года. А во-вторых, анализ поведения всех участников большой европейской игры в то время показывает, что международная политика не являлась благородным диспутом о духовно-нравственных ценностях. Мы должны ясно осознавать, что более трех лет кровопролитная война велась на территории СССР, принеся стране и народу невосполнимый ущерб.

- Самый большой вклад СССР в разгром фашизма отменяет тезис о том, что сталинизм и фашизм представляли одинаковую угрозу демократии?

- Может, и не отменяет, но именно этот вклад не позволяет ставить на одну доску сталинский и гитлеровский режимы.

- Помимо возмущения какова может быть реакция России?

- Все, что необходимо, делается по линии МИДа. Не нужно недооценивать акцию ОБСЕ, но и переоценивать ее не следует. Ведь резолюция носит рекомендательный характер, и, думаю, откликнутся на нее лишь на Украине, в странах Балтии и Польше. Уже на следующий год рвения отмечать "день позора" будет меньше. Необходимо также развивать и систему российского культурного представительства за рубежом.

- С подобными явлениями призвана разбираться президентская комиссия по борьбе с фальсификациями истории. Но даже среди ее членов подчас не наблюдается согласия. Какие их ждут санкции?

- Никаких санкций в отношении кого бы то ни было не будет. Есть такое понятие, как научная дискуссия. Каждый ученый должен аргументировать свою точку зрения. Не вина, а беда наших историков в том, что они до сих пор не располагают полной подборкой документов, например по проблеме начала Второй мировой войны. В истории все одновременно и сложнее, и проще. Есть вопросы, на которые в принципе нельзя ответить однозначно, особенно в условиях источникового голода. Я думаю, что, если результатом работы президентской комиссии станет публикация закрытых документов, это будет лучшим ответом фальсификаторам. В этом случае ни президенту, ни компетентным органам не придется думать о санкциях. Каждый желающий сможет сопоставить навязываемую ему ­концепцию с ­открытыми документами, а санкцией явится публичное разоблачение лжи.

- После письма РАН с просьбой к профильным институтам предоставить список фальсификаторов истории академию можно поздравить с началом практической реализации указаний сверху?

- Ученые академии в отличие от президентской комиссии уже давно занимаются этой проблематикой. Насколько мне известно, комиссия при президенте еще не приступила к своим обязанностям. Но пока мы сами в научном сообществе не разберемся с проблемами толкования прошлого, никакая комиссия за нас это не сделает.

- То есть РАН сама проявила инициативу по сбору сведений о фальсификаторах?

- Да. Спустя две недели после президентского указа о создании комиссии в Отделении историко-филологических наук РАН прошло общее собрание. Затем состоялось заседание бюро отделения, на основе решения которого и было подготовлено письмо в академические институты. Его проект писал я, а правил и подписывал Тишков. Меня поначалу удивила острая реакция СМИ, увидевших в этом письме сигнал к кампании доносительства. Я могу понять такие аллюзии, но следует помнить, что сейчас не сталинские годы. Письмо предлагало общение между профессионалами историками.

- И что вам ответили институты?

- Наши ученые восприняли запрос прежде всего как научную задачу. Просто теперь мы имеем перечень проблем прошлого, с которыми сталкивается наша наука и политика. Не все фальсификации имеют персональное авторство. Есть большое количество заявлений каких-нибудь обществ. Например, в Японии существует целый ряд организаций, которые заявляют свою позицию по Курилам.

- Как вы с ними будете бороться?

- Задача ученых не бороться, а разобраться в ситуации. Профессиональный исследователь без труда может отличить факты злостного и намеренного искажения фактов от научной полемики. Инициатива академических историков направлена на соблюдение интересов гражданского общества, а не против него. Говорящие сегодня о кампании доносительства в РАН забывают о некоторых негласных принципах существования академического сообщества. Мне вспоминается старый анекдот, как заспорили академики и генералы - кто умнее. Академики выиграли, а обиженные генералы сказали: "Если вы такие умные, то почему не ходите строем?" В РАН так и не научились ходить строем.

- Член президентской комиссии Андрей Сахаров считает, что история в нашей стране по-прежнему является орудием большой политики...

- Я с этим утверждением не вполне согласен. Можно сказать, что историческая память стала атрибутом актуальной политики. Но история и память - не синонимы. До сих пор если история и являлась инструментом, то крайне архаичным и не приспособленным для большой политики. В отсутствие идеологического консенсуса вряд ли история может стать действенным орудием.

- От вас тем не менее ждут ясных ответов: вот историческая правда, а вот это уже фальсификация...

- Мы никак не можем привыкнуть, что после отмены преподавания истории КПСС у нас больше нет "официальной истории". Есть лишь разделение на научную и ненаучную истории. В Отделении историко-филологических наук уверены: все материалы о фальсификациях, которые мы получили, будут подвергнуты строго академическому и гласному обсуждению. Другое дело, что у нас, например, до сих пор нет новейшей российской истории Второй мировой войны, и я не уверен, что задуманный к 65-летию Победы десятитомник выйдет к этому сроку. Во многих вопросах оценки прошлого мы отстаем от своих близких и не очень соседей.

- В нашей стране есть и сталинисты, и те, кто чтит свободу превыше всего. Могут ли у них обнаружиться одни и те же интересы в прошлом?

- Разные точки зрения никогда не исчезнут. В конце концов, есть люди, которых вообще нельзя ни в чем убедить. У нас и в настоящем-то разобраться непросто. Отсутствие же четкой позиции в вопросах прошлого приводит к метаниям, у людей очень часто образуется просто каша в голове. Есть примеры, которые говорят о плохом качестве механизма консультаций власти с научным сообществом. Часто политическая воля в вопросах истории опережает голос разума. Истины ради надо сказать, что со скрипом, но ситуация сейчас налаживается.


Денис Бабиченко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера