Архив   Авторы  
Итоги пятидневной битвы за Цхинвал пересмотреть не удалось. За минувший с тех событий год Россия дипломатически закрепила результаты достигнутой военной победы

Год победы
Политика и экономикаВ России

После сражения при Цхинвале Россия перестала стесняться своих внешнеполитических побед

 

"Мы должны быть способны дать очень жесткий ответ, если существует угроза интересам наших граждан", - заявил президент Дмитрий Медведев в недавнем интервью НТВ. Именно такой ­ответ и был дан год назад в сражении при Цхинвале, обозначив ту красную линию, за которой Россия начинает действовать жестко, без оглядки на чье-либо мнение. И остальному миру эту новую реальность отныне приходится учитывать в своих стратегиях. В этом, пожалуй, и заключается главный итог "года без войны".

Внутреннее дело

Неискушенному наблюдателю может показаться, что за год, минувший после "события 08.08.08", в мире мало что изменилось. Михаил Саакашвили остается на своем посту, он все так же агрессивен по отношению к своим бывшим "вотчинам" и к Москве. И не устает уповать на помощь Запада. Последний, в свою очередь, упорно отказывается признавать легитимность российского вмешательства. Но это лишь видимая часть геополитического айсберга.

Сразу после окончания "пятидневной войны" эксперты называли несколько критических точек, через которые неминуемо должна пройти Россия. Главная из них - международная изоляция, способная девальвировать итоги военной победы. Год спустя можно констатировать: страхи оказались преувеличены.

Запад нехотя, но смирился с тем, что "южное подбрюшье" - исконная зона российских интересов. Право обеспечивать безопасность страны и ее граждан (коими является большинство населения Абхазии и Южной Осетии) - это именно то, что удалось "задекларировать" за те пять августовских дней прошлого года. И этой победы не отменить и не отнять.

Российские пограничники охраняют рубежи Абхазии и Южной Осетии. На территории этих республик обустраиваются российские военные базы. Из Тбилиси, конечно, по-прежнему звучат заверения о намерении восстановить "территориальную целостность". Но всерьез их не воспринимают ни ближайшие союзники Грузии, ни сам Саакашвили.

Другое дело, что не на все "вызовы" за этот год удалось найти полные ответы. Во-первых, официальное признание Абхазии и Южной Осетии ограничилось лишь Россией и Никарагуа. Во-вторых, Михаил Саакашвили, с которым Москва не желает иметь никаких дел, удержал свой пост.

Впрочем, обе эти проблемы для России не являются системными. Расширение списка стран, признавших Абхазию и Южную Осетию, конечно, стало бы огромным успехом российской дипломатии. Но вовсе не число аккредитованных дипломатов делает новое государство состоявшимся. Скажем, Тайвань - отнюдь не последний член международного сообщества и экономический тяжеловес - за 60 лет самопровозглашенной независимости де-юре признан двумя десятками государств, причем отнюдь не первого эшелона. И ничего! Прекрасно себя чувствует.

Кроме того, формула независимости для самих новых государств изначально не была однозначной. В Цхинвале сильны настроения по объединению с Северной Осетией и вхождению в состав России. Сухум же настроен на самую тесную интеграцию с сохранением формального суверенитета. Так что особой нужды выкручивать руки союзникам, требуя немедленного признания двух республик, у Москвы на данном этапе нет.

Как, впрочем, не следует преувеличивать и экономическое бремя Москвы от "шефства" над бывшими регионами Грузии.

Ведь по большому счету совокупное население ЮО и Абхазии по численности - это даже не административный округ, а, пожалуй, муниципальный район города Москвы. Да и аппетиты у "новичков" пока не столь велики. Президент Абхазии Сергей Багапш недавно попросил кредит в 1,5 миллиарда рублей. По сравнению с запросами Александра Лукашенко это капля в море.

Что же касается судьбы Саакашвили, то это головная боль уже не Москвы, а Вашингтона. Мы в ответе лишь за тех, кого приручили, а грузинский президент отнюдь не наш "птенец". Слухи о том, что Москва с маниакальным упорством добивается его отставки, во-первых, преувеличены, во-вторых, распространяются самим Саакашвили. Уволить его - в прямом смысле слова - могут лишь те, кто избирал и поддерживал. А это не столько граждане Грузии, сколько США, взявшие грузинское руководство на полный пансион. Им и карты в руки.

Внешние обстоятельства

В Тбилиси не особенно скрывают, что весь антироссийский эпатаж сильно подпитывается знаками внимания со стороны их единственного партнера и спонсора - Соединенных Штатов. Да и сам Саакашвили уже грозит России не от своего имени, а прямо от лица Вашингтона. К годовщине же своего поражения грузинский лидер получил и вовсе бесценный подарок. Морально поддержать его приезжал вице-президент США Джо Байден.

Итог переговоров со вторым лицом Америки Саакашвили подвел так: "Была определена политика восстановления территориальной целостности Грузии и ее будущего". Саакашвили на радостях наговорил еще много чего, включая приписанные им Байдену слова о том, что по бывшей линии фронта на Кавказе теперь проходит новая "берлинская стена" между демократией и тоталитаризмом. Впрочем, нервозность и неадекватность реакции грузинского лидера известны. Куда интереснее реальная позиция радикального крыла американской администрации.

До объявления новой холодной войны России Джо Байден не дошел. Хотя и высказал немало соображений, вызвавших скандал в окружении Барака Обамы. В общем-то вице-президент повторил известную формулу, ставшую популярной у части американской политической элиты после распада СССР. Вкратце на языке оригинала она звучит так: Russia has finished (дословно - "Россия кончилась"). Закат ее геополитических амбиций вкупе с военным и экономическим потенциалом - это то, что хотелось бы видеть на карте мира сторонникам этой точки зрения. Вице-президента пришлось "переводить на дипломатический" и госсекретарю Хиллари Клинтон, и пресс-службе Белого дома, но это, как говорится, их проблема. Затронутые Байденом темы любопытны, ибо прямо касаются оценки итогов прошлогоднего конфликта.

Взять хотя бы обещание от ­имени администрации США и дальше под­держивать Тбилиси, прежде всего в плане подготовки и оснащения армии. Это, естественно, не может не беспокоить Россию. Именно масштабное перевооружение на американские деньги сподвигло Саакашвили пуститься в военную авантюру год назад. Может ли история повториться?

На сей раз США действуют с большей осторожностью. Из Вашингтона последовали заверения, что тяжелое вооружение в Грузию поставляться не будет: урок августовской войны учли, похоже, и спонсоры Саакашвили.

Или взять заверение Байдена о том, что Тбилиси по-прежнему имеет перспективу вступления в НАТО. Тут уж вице-президент США точно загнул. Ведь принять Грузию в альянс в реальных границах, значит, признать независимость Абхазии и Южной Осетии. На что Запад никак не готов. Тем более что принимать в НАТО страну с неурегулированными территориальными конфликтами устав организации просто запрещает. Замкнутый круг получается.

С тем, что членство в альянсе Грузии не светит, согласны и коллеги Байдена в Вашингтоне. Там лишь декларируют общий принцип открытости Североатлантического блока. Открытости для всех, включая Россию, о чем на днях, кстати, заявил официальный представитель администрации Обамы.

В целом позиция Запада по отношению к итогам российско-грузинского конфликта за минувший год претерпела большие изменения. По сути дела "репрессии" свелись к приостановке работы Совета Россия - НАТО. Но пострадали от этого прежде всего сами западные партнеры Москвы. Спустя год деятельность этого консультативного органа полностью возобновлена.

С моральным осуждением России и вовсе вышел конфуз. Такая задача была поставлена перед международной комиссией под эгидой ЕС по расследованию обстоятельств конфликта на Кавказе. Свои выводы она должна была обнародовать в конце июля. Однако, по словам зампреда комиссии, бывшего посла Германии в Грузии Уве Шрамма, оглашение доклада решено отложить на два месяца. Дескать, стороны конфликта просто завалили экспертов материалами, с которыми им еще работать и работать. Но дело куда проще. Из комиссии пошли утечки: большинство ее членов склонны признать, что агрессором выступил режим Саакашвили. В частности, отказ Тбилиси рассекретить "приказ № 2" о начале боевых действий против Южной Осетии эксперты считают фактическим признанием вины. Постарались и российские следователи, предоставившие комиссии многотомные материалы по делу о геноциде в отношении населения Южной Осетии.

В ЕС от этих слухов открещиваются. Но сам факт переноса сроков оглашения доклада говорит о том, что в работу включились "филологи и стилисты": в комиссии ищут формулировки, которые бы не столь явно играли на руку Москве. Скорее всего выводы будут такими: виноваты обе стороны, но Россия чуть больше. Почему? Потому что так нужно американцам.

Впрочем, ссориться с Москвой из-за Грузии никто не собирается. Повод мелковат. Достаточно того, что Вашингтон взвалил на себя такую ношу, как режим Саакашвили. По численности населения Грузия - это далеко не "московский муниципальный район". Это почти четыре с половиной миллиона человек, живущих весьма бедно. При этом контрольный пакет грузинских акций не дает американцам ни цента дивидендов. Ни экономических, ни политических.

Вашингтон, очевидно, выбирает момент, когда сможет избавиться от несостоявшегося "властелина Кавказа" без потери лица. С уходом Саакашвили будет перевернута последняя страница в летописи российско-грузинской "пятидневной войны", а дело сдано в архив.

В глобальном смысле

Не НАТО

Постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин прокомментировал ситуацию для "Итогов":

- В августе прошлого года для нас сложилась ситуация в каком-то смысле вынужденная, поскольку пришлось выбирать между плохим и очень плохим вариантом. Плохой - это признание независимости республик, когда все остальные пытаются их изолировать. Причем все это происходит на фоне малодушного поведения и некоторых наших так называемых друзей.

Можно ли было не признавать республики? В той ситуации - нельзя. Признание было продиктовано и самой логикой военных событий. Если бы мы этого не сделали, то наше военное присутствие на территории этих республик было бы незаконным. А это неизбежно подтолкнуло бы Михаила Саакашвили, который для нас уже стал вполне предсказуемым, к рецидиву военных действий. Тем более что ведущий военно-политический альянс НАТО однозначно бы встал на сторону Грузии.

Непризнание Абхазии и Южной Осетии означало бы лишь одно: возобновление военных действий на Южном Кавказе и эрозию политической стабильности на Северном Кавказе, народы которого самостоятельно бы двинули защищать своих братьев и сестер. Так что мы были вынуждены принять это решение, сознавая весь ущерб, который оно принесет.

С другой стороны, по прошествии года могу констатировать: могло бы быть намного хуже. Политическая изоляция, которой нас так пугали и в которую даже наши граждане чуть было не поверили, не состоялась. Есть сложности, проблемы, но катастрофы не случилось, и даже драмы не произошло. Например, к возобновлению работы Совета Россия - НАТО мы особых усилий не прилагали: инициативы главным образом шли со стороны Брюсселя, что вновь доказывает, что мы им нужны больше, чем они нам.

К слову, вопрос о вступлении Грузии в альянс практически закрыт, и сейчас ни Евросоюз, ни НАТО всерьез этой перспективы не рассматривают. Все упирается в проблему границ: какую Грузию принимать в НАТО, если вообще принимать? В советских границах, вместе с Абхазией и Южной Осетией, с нашими военными базами? Это абсурд. Если же принимать в тех границах, которые остались после августовской войны, то надо сначала признать сам факт независимости Абхазии и Южной Осетии. Ни первый вариант, ни второй ­НАТО устроить не может, а значит, решение не будет принято вообще.


Валерия Сычева

Плюс на минус

В состав России не принимать

Гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров - о последствиях российско-грузинского конфликта:

- Главным плюсом от военной операции в Южной Осетии и признания независимости Цхинвала и Сухума стало то, что мы поверили в себя. Самооценка существенно выросла, а это всегда важно. Минус же состоит в том, что, как писал Сент-Экзюпери, "мы в ответе за тех, кого приручили", поэтому теперь нам надо им помогать, их защищать и финансировать. Словом, брать на содержание, чем, собственно, мы сейчас и занимаемся.

Кстати, по опросам, абсолютное большинство россиян считают, что республики надо было признавать, что помогать им надо, но в состав России лучше не принимать.

Второе измерение последствий августовских событий - это пространство СНГ. Позитив главным образом в том, что мы показали, что есть красная черта, за которую Россия не отступит, и это стало холодным душем для некоторых особо боевитых работников вашингтонского "обкома". Но при этом по самому пространству СНГ, построенному на принципах признания легитимности советских границ, был нанесен удар. С большинством стран СНГ отношения, мягко говоря, не улучшились, а то и пошли вразнос - посмотрите, например, что у нас происходит с Белоруссией.

Наконец, международное измерение. Главный положительный эффект в том, что проблема непризнанных территорий наконец сдвинулась с мертвой точки к тем или иным решениям - либо в ключе признания, либо в ключе реинтеграции. Сильный импульс получил переговорный процесс вокруг Нагорного Карабаха, между Молдавией и Приднестровьем. После Абхазии и Южной Осетии всем стало понятно, что если конфликт "висит", то его нужно решать, а не закрывать на него глаза, как уже 15 лет происходит.

Минус же в том, что информационную войну мы безусловно проиграли. Усилиями Саакашвили, Буша и иже с ними мы предстали перед всем миром в образе опасного "русского медведя". И расхлебывать это придется достаточно долго.


Валерия Сычева
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера