Архив   Авторы  

Война за мир
Политика и экономикаВ России

Кавказские хроники последних дней снова похожи на боевые сводки. Не успел президент Ингушетии оправиться после покушения, как террорист-смертник на пассажирской "Газели" протаранил ворота РОВД в Назрани, унеся жизни 24 человек. В Дагестане не прекращаются нападения на милиционеров,­ в Чечне среди бела дня похищают и убивают ­правозащитников. Что изменилось на Северном Кавказе с того момента, как залпы второй чеченской войны дезавуировали Хасавюртовский мир, столь унизительный для России? В чем причина хронического нездоровья кавказского "подбрюшья"? Своим мнением на сей счет с "Итогами" делятся президент Фонда эффективной политики Глеб Павловскийи член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко

Последствия террористической атаки на РОВД Назрани, произошедшей 17 августа

С одной стороны

Глеб Павловский: "Если бы не состоялась путинская "реконкиста" Кавказа, то он стал бы второй Палестиной - здесь бы шла бесконечная кровопролитная борьба за контроль"

 

Глеб Олегович, сегодня, как и десять лет назад, на Кавказе стреляют и взрывают. В чем тогда результат войны за мир?

- Думаю, что и через пять, и через десять лет там будут стрелять. Но ничего подобного вторжению в Дагестан Хаттаба и Басаева в августе 1999 года уже не может быть. Эта разница и составляет величину политической дистанции, пройденной Россией. В 1999 году в этом регионе не было понятия "суверенная территория". Вакуум был создан исчезновением Советского Союза и отсутствием на Кавказе какого-либо партнера, ответственного за безопасность региона. Эту ответственность 200 лет несла Россия, причем не просто как национальное государство, но как некий европейский фронтир. В политических кругах в 90-х шел спор: а нужен ли нам Кавказ? Между тем уход России с Кавказа означал бы и уход Европы из региона. И если бы не состоялась путинская "реконкиста" Кавказа, то он стал бы второй Палестиной - здесь бы шла бесконечная кровопролитная борьба за контроль.

- Многие эксперты считают, что де-факто мы потеряли Чечню: она становится все более самостоятельной.

- Такого рода дебаты всегда были и будут. Например, рассуждают о том, что Россия теряет Приамурье из-за китайской миграции и торговли, что она теряет Калининградскую область в силу того, что Евросоюз усиливается. Это нормальные демократические дебаты, в которых стороны часто занимают крайние позиции. Иногда лучше преувеличить угрозу, чтобы обратить на нее внимание. Да, оценки феномена Кадырова часто бывают полярными. Но надо учитывать, что ни одного дня с 1991 по 2001 год в Чечне практически не действовало российское право и конституционный порядок. Наоборот, легитимными были люди, назвать которых просто сепаратистами - значит сделать им комплимент, так как они собирались переходить в наступление на весь Кавказ, на юг и туда, куда им только заблагорассудится. Это очень похоже на положение, с которым Запад столкнулся в Афганистане и Ираке. Но европейские и американские силы не смогли добиться там даже того уровня правопорядка и легитимности власти, который существует в Чеченской Республике сегодня. Кадыров установил в республике порядок - послевоенный, который нигде и никогда не бывает нормальным.

- Рамзан Кадыров намекает, что готов отвечать за ситуацию не только в Чечне, но и в соседних регионах. Как вы оцениваете такую перспективу?

- У уверенных в себе глав регионов часто возникает ощущение, что они могут управлять большим пространством, а у некоторых - что и всей Россией. Мы помним, как те же 10 лет назад Шаймиев, Рахимов, Лужков претендовали на управление всей Россией. В этом нет ничего особенно страшного. Просто периодически надо таких руководителей регионов возвращать к объему их компетенции. На Кавказе невозможна ревизия границ без новой перетряски и новой крови. Этого никто не хочет, и Россия этого не допустит.

- Были ли у Москвы ошибки в ходе второй чеченской войны и последующей политики на Северном Кавказе?

- В принципе любая война - это сплошное горе, ошибка, нечто противоположное нормальной жизни. Исправление ошибок войны - ее победное завершение. Москве удалось, хотя и не сразу, найти концепцию и принцип ее завершения в союзе с Кадыровым-старшим. Такая, фактически этногражданская война могла успешно закончиться лишь путем создания системы работы на низовом уровне, методом нахождения компромиссов с конкретными общинами, их лидерами. Это было сделано, и в этом смысле успех несомненен. Все ошибки и даже преступления во время войны связаны с тем, что у России тогда не было боеспособных Вооруженных сил. Они формировались по ходу самой войны, и пока существовал прямой контакт с населением Чечни, совершались многочисленные ошибки. Надо из этого извлечь урок.

- Но если все более или менее хорошо, то с чем тогда связано обострение ситуации в Дагестане и Ингушетии?

- Кавказ - это место, где ничего не бывает окончательным. После того как вопрос "кто кого" решен, та или иная малая группа, которых несметное число на Кавказе, начинает проверять, а действительно ли он решен. Есть в регионе и такой фактор, как коррумпированность малых политических и разных этнических групп прямым или косвенным вмешательством великих держав и соседей. Такие геополитические соискатели постоянно смущают стабильность местных обществ. Так было всегда, даже в период господства тиранических режимов. Тем более этого следует ждать в демократические времена. А пока, что бы ни говорил Вашингтон на официальном уровне, продолжается активность разного рода спецслужб и сетей влияния на Кавказе. С кем конкретно они связаны, очень трудно установить. Часто они получают ресурсы со стороны ваххабитских кругов Ближнего Востока, да и в самой России ваххабитов немало. Есть и такой игрок, как инвестиционные конгломераты крупных корпораций, которые борются за транзитные маршруты энергоносителей. Это очень крупная игра, с крупными деньгами, и многие заинтересованы в том, чтобы увеличить риски на одном маршруте и понизить их на другом. Даже "Аль-Каида" играет в игры с крупными корпорациями, хотя, видимо, не напрямую, а через посредников. К тому же в ряде случаев политические отставники продолжают интриговать - они уверены, что могли бы снова вернуться в реальную политику и управлять народами. Но договариваться с такими силами - это плохая идея.

- А может, Москве все же стоит применить "чеченский рецепт" к Дагестану и Ингушетии, договорившись с умеренной оппозицией?

- В Чечне сложилась исключительная ситуация, когда там не было никого с совершенно чистыми руками, и действительно надо было работать с мало-мальски умеренными силами. Кстати, то же самое сегодня существует в Афганистане, где Карзай ничем не управляет, но договаривается с умеренными талибами. Однако нельзя позволить, чтобы такая же ситуация сложилась в Дагестане или Ингушетии. Надо достаточно твердыми средствами сдерживать те силы, которые пытаются использовать чеченский прецедент в качестве способа пересмотреть политический баланс в республиках.

- Кавказ в огне - это навсегда?

- В политике нет слова "всегда". Районы, которые веками считались совершенно разбойными, порой в конце концов получали долгожданный мир. Думаю, со временем наступит и умиротворение Кавказа. Это очень серьезная работа, и мы не можем ее откладывать. Но надо понять, что успех может быть достигнут лишь в рамках общего урегулирования европейской безопасности. Пока не будет найдена эта архитектура, на границах Европы будут существовать очаги потенциальной нестабильности.

С другой стороны

Алексей Малашенко: "На Северном Кавказе остается мощный незатихающий фактор возникновения новой кровопролитной войны"

 

Алексей Всеволодович, что для вас итог второй чеченской войны?

- Первая чеченская была только чеченской, но все, что было после Хасавюрта и тем более начиная с 1999 года, весьма негативно повлияло на весь Северный Кавказ. Регион привык к войнам. Так что одно дело - первая война - исключение из правил, но вторая - уже система. Сейчас шепчутся о третьей. Я не думаю, что она возможна, но многие в регионе психологически к этому готовы. Только представьте себе: "ушли" Рамзана Кадырова из политики... Всякое бывает. Вот вам вариант начала третьей чеченской: боевики уходят в горы, потому что они пришли под честное слово президента Чечни, и все начинается опять.

- Каков выход из ситуации?

- Теоретически их два: беспрестанного силового давления (то, что сделал Кадыров и что пытались делать в Дагестане) или построение консенсусного общества. Первый вариант не проходит, потому что мы имеем постоянное состояние гражданской войны или кануна гражданской войны. Второй - это согласие в обществе каждой из республик. На мой взгляд, эту попытку сделал в Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Он стал говорить со всеми - со светской оппозицией, старейшинами, выступал в мечетях, даже после покушения на него сказал, что готов простить покушавшихся. При этом он жесткий человек. Но он понимает, что без диалога ничего не получится. И это ужасно, что за эту попытку ему отомстили.

- Теперь он пойдет другим путем?

- Я думаю, что человек в его возрасте уже не изменится. Другое дело, что ему теперь будут указывать: что, простил исламистов? Получил? Трагедия, потому что путь Евкурова - единственно возможный, которого в Москве как-то не замечают. Четыре года назад аппарат тогда полпреда в Южном федеральном округе Дмитрия Козака подготовил два доклада - по положению дел на Северном Кавказе и отдельно по Дагестану. Что-то было сделано? Нет. Нынешний подход Москвы к Северному Кавказу, прежде всего к его "мятущейся части": если вы нам лояльны, делайте все что хотите. Это то, против чего выступал тот же Козак. А что вышло? В любой чиновничий кабинет на Кавказе войдите, какая картина? Справа - портрет Путина, слева - Медведева, а живут под ними как хотят: кто - по шариату, кто - по традициям, кто - на смеси того и другого. И все это при отсутствии современного сектора экономики, когда в катастрофическом положении образование. Недаром появился термин "внутреннее зарубежье". Это не сепаратизм. Не хочет Кадыров быть независимым вне России. Но он добился того, что Чечня - особый субъект Федерации. Не вижу я легкого выхода при сложившейся ситуации. Даже если все поменяется, коррупция упадет в десятки раз, и в этих условиях для умиротворения Северного Кавказа потребуются годы. Годы мучительной работы на фоне терактов.

- В чем эта работа должна состоять?

- Формально сегодня политические проблемы неспокойных республик различны. В Чечне, например, Рамзан Кадыров исчерпал силовой ресурс и уже сам ощущает, что надо менять тактику. Вот сейчас и приглашает вернуться Закаева, вождя чеченской европейской оппозиции. Это Чечня. А что в Ингушетии? Евкуров выступил против коррупции. На общем фоне - ненормальный или честный. Первый глава Северо-Кавказского региона, который вот так, по-полковничьи прямо решил бороться с коррупцией. В Дагестане - выборы, и это единственный субъект Федерации, где Москва не знает, кого назначить. Там есть Гаджи Махачев, есть Муху Алиев и ко всему этому вмешательство Рамзана Кадырова в предвыборный процесс...

- Президент Чечни действительно претендует на некую роль в соседних республиках?

- У него проснулся вкус к кавказской политике. Отсюда все эти разговоры про Чечено-Ингушетию. Но это не значит, что Москва даст осуществить подобные планы.

- Почему бы и нет, может, порядка станет больше, а терактов меньше?

- Потому что тогда будет масштабная кавказская война. И тогда, как говорят бабушки у подъездов, нужно строить железобетонную границу и всю ее минировать.

- А если только воссоединить Чечню с Ингушетией?

- Там и сегодня границы четкой нет. Местная милиция с той и с другой стороны постоянно выясняет отношения. Но общая граница "большой" Чечни с Северной Осетией при наличии спорного Пригородного района - это взрывоопасно.

- Нынешний всплеск терроризма - это дело исключительно внутреннее или есть внешний фактор?

- Только внутреннее. Таким образом действуют те, кто, например, боится, что будет масштабная война против коррупции. Но судя по тому, как это делается, они договариваются с исламистами.

- Религиозный фактор играет заметную роль в этих событиях?

- Помимо ваххабитов там сейчас есть и другой фактор. Прежде всего в Дагестане, где политизировался суфийский ислам, тарикаты. В Чечне среди тарикатов есть последователи Кунта-Хаджи. Этот современник легендарного Шамиля в 50-60 годы XIX века проповедовал отказ от джихада и важность мира с Россией. Кадыров сделал ислам политическим фактором. Мечеть - это политический центр. Но не просто мечеть, а та, которая контролируется малым братством Кунта-Хаджи. Это дополнительная опора местной власти. Хорошо это или плохо? Неплохо, но это раскалывает нацию: тем, кому за сорок, так не погрузиться в ислам, а вот молодежь может. Но ислам - это еще и традиции. Многожен­ство, например.

- У Руслана Аушева в свое время тоже возникали проблемы с Москвой по этому вопросу...

- Да многоженство есть и в Татарстане, Башкирии, Ингушетии. Но для Аушева это было не так серьезно, а тут - один из элементов системы. Поскольку даже последователи Кунта-Хаджи говорят о шариатизации, они сходятся в этом с радикалами. То есть исламский фактор в регионе получается шире: не просто бородатые бандиты с автоматами, а инкорпорированная в политическую жизнь религия. Опять же - это не хорошо и не плохо. Так во всем мусульманском мире. На Северном Кавказе остается мощный незатихающий фактор возникновения новой кровопролитной войны.

- Так, может, вернуться к исторической практике - генерал-губернаторству на Кавказе?

- А где он будет сидеть, этот генерал-губернатор?

- Во Владикавказе.

- Владикавказ? В христианском городе и регулярно слушать осетин, которые объясняют начальнику, что такое Пригородный район? Нельзя в одну реку войти дважды.

- Так "внутреннее зарубежье" - это надолго?

- Надолго. Уйти от России северокавказским народам некуда, они никому не нужны. Но наводить порядок пока тоже некому. Выход один: переводить отношения из личностных на уровень институтов и демократизировать общество.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера