Архив   Авторы  
Это сегодня выборы губернаторов видятся неприжившейся на русской почве экзотикой, случайным сбоем исторической матрицы. А в начале нулевых они казались неотъемлемым элементом политсистемы. На фото: кампания по выборам губернатора Санкт-Петербурга в сентябре 2003 года

Пятилетка по вертикали
Политика и экономикаВ России

Пять лет назад Владимиру Путину удалось убедить страну в необходимости отмены губернаторских выборов. Выдержали ли его доводы проверку временем?

 

"Полагаю, что высшие должностные лица субъектов Российской Федерации должны избираться законодательными собраниями территорий по представлению главы государства". Очевидцы, присутствовавшие 13 сентября 2004 года на расширенном - с участием глав регионов - заседании правительства, свидетельствуют: при этих словах кое­-кто из внимавших Владимиру Путину буквально застыл в оцепенении. И немудрено. Это из сегодняшнего далека выборы губернаторов видятся неприжившейся на русской почве экзотикой, случайным сбоем исторической матрицы. А в начале нулевых они казались неотъемлемым элементом постсоветской политсистемы, одним из главных достижений демократии. Основания для столь радикальной ломки должны были быть более чем вескими. Пять лет назад Владимиру Путину довольно легко удалось убедить страну в своей правоте. Выдержали ли его доводы главный экзамен - проверку временем?

Кадровый вопрос

Центральным мотивом путинских тезисов было то, из­-за чего их сразу же окрестили "бесланскими" - трагические события 1–­3 сентября 2004 года, унесшие жизни 331 человека, большая часть из которых дети. Их школа, самая большая и престижная в осетинском городке, пожалуй, навечно стала для всей страны "школой № 1". Главная заявленная цель реформы - не допустить появления "школы № 2", повторения бесланской, "норд-­остовской", буденновской и других подобных трагедий. То есть если буквально - "победа над терроризмом". Эта задача разбивалась на три части: 1) обеспечение единства страны; 2) создание эффективной системы внутренней безопасности; 3) повышение эффективности госструктур. В какой мере они решены на сегодняшний день?

Вначале краткие статистические итоги первой пятилетки новой модели формирования региональной власти. Всего по новой схеме утверждены главы 79 из 83 существующих на сегодня субъектов Федерации. При этом, по подсчетам "Итогов", власть сменилась в 39 субъектах (в некоторых, как, например, в Амурской и Иркутской областях, даже не по одному разу), 40 глав региональных администраций подтвердили преж­ние, выборные полномочия. 6 регионов за этот период вообще исчезли с карты страны, "растворившись" в более крупных субъектах: Коми-­Пермяцкий, Таймырский, Эвенкийский, Корякский, Агинский Бурятский и Усть­-Ордынский Бурятский автономные округа. Последние из избранных "могикан": Александр Жилкин (Астраханская область), Олег Богомолов (Курганская), Николай Максюта (Волгоградская), Леонид Маркелов (Марий Эл). Срок их полномочий заканчивается в декабре 2009‑го - январе 2010 года.

В списке досрочно покинувших свой пост 19 фамилий. Правда, большинство из них, а именно­ 16, отправлены в отставку "по собственному желанию". Причем немалая часть, как, например, экс-­губернатор Орловской области Егор Строев, переместились в Совет Федерации или на другие столь же почетные должности. Выгнаны с работы в полном смысле слова, по причине "утраты доверия президента", лишь трое: Владимир Логинов (Корякский АО), Алексей Баринов (Ненецкий АО) и Леонид Коротков (Амурская область). Причины увольнения Логинова в президентском указе, первом, кстати, в своем роде, расписаны достаточно подробно: "В связи со срывом завоза топлива в населенные пункты Пенжинского и Олюторского районов... повлекшим за собой размораживание систем отопления". Последовавшие затем указы "О Баринове А. В." и "О Короткове Л. В." более лапидарны: о причинах "утраты доверия" ни слова. Впрочем, секретом это не являлось: в отношении и ненецкого, и амурского губернаторов были возбуждены уголовные дела. Баринову вменялось в вину мошенничество, Короткову - превышение должностных полномочий, нанесшее многомиллионный ущерб областному бюджету.

В отношении уволившихся "по собственному" ясности, понятно, меньше. Но судя по тому, что желание отойти от дел возникало у некоторых буквально накануне увольнения, причина была не только в их усталости. Как нетрудно предположить, посты, за исключением хабаровчанина Виктора Ишаева (он стал полпредом президента в Дальневосточном федеральном округе) и Романа Абрамовича, сдавали по причине недовольства выше­стоящего руководства. Не такого, впрочем, сильного, чтобы подвергать увольняемых позору лишения доверия.

Цели и средства

Но это средства. Как с достижением целей? С обеспечением единства страны все более или менее ясно: вертикаль окрепла, управление страной приобрело невиданный со времен перестройки "гидроусилитель", архитектура власти получила законченный вид. Хотя, строго говоря, угроза единству исходила отнюдь не от избираемых глав субъектов. Источником проблемы было сепаратистское подполье, но с ним-­то, увы, окончательно справиться пока не удается. Да, "Чеченская Республика Ичкерия" приказала долго жить. Но взамен возник "Имарат Кавказ", включивший в себя почти весь Северный Кавказ. И этот "фантом" куда более реален, чем хотелось бы.

Перемены к лучшему, безусловно, есть - после Беслана массовых терактов против гражданского населения не случалось. Но вряд ли это объясняется резким повышением эффективности силовых структур: милиция в северокавказских республиках зачастую не может защитить и саму себя.

В общем, "эффективная система внутренней безопасности" по-прежнему цель, а не реальность. При этом милиция и прочие защитники родины, как и пять лет назад, совершенно не зависят от глав регионов. Хотя первоначально шли разговоры о том, что губернаторы станут настоящими воеводами с широким спектром силовых полномочий. Есть, правда, одно исключение - Чечня. Но и Кадыров разводит руками, когда его пытаются обвинить в тех или иных грехах чеченских силовиков: он­-то, мол, тут при чем?! И де­-юре президент республики абсолютно прав: глава региона - профессия мирная.

К тому же и в "тылу" дел ­не­впрово- рот. Восхождение на высоты "Стра­те­гии­‑2020" сменилось борьбой за "минимизацию последствий кризиса". Справляются ли с этой задачей региональные власти? Попытки ввести некие универсальные критерии оценки их деятельности успеха до сих пор не принесли. Слишком уж разные у нас регионы. Скажем, те показатели, которые считаются достижением северокавказских республик, для Москвы или Ханты­-Мансийска были бы чудовищным провалом.

Куда ни кинь - везде своя специфика. В том числе и сугубо политическая. За ту же дозу самодеятельности, за которую тихим и безответным губернским начальникам без церемоний выписывают прогонные, авторитетным "тяжеловесам" не достается и выговора. К примеру, едва повздоривший с руководством "Единой России" губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов тут же увольняется "по собственному". А президент Башкирии Муртаза Рахимов, ­заявивший, что уровень централизации сегодня "хуже, чем в советские времена", и что на парламент "стыдно смотреть", ­удостоился лишь мягких увещеваний.

Экономика и жизнь

При таких "вводных" установить, есть ли прогресс с точки зрения эффективности регионального руководства, крайне сложно. Хотя богатую пищу к размышлениям дает история пикалевского и других подобных "бунтов". Местная власть раз за разом демонстрирует полную беспомощность в подобных кризисных во всех смыслах ситуациях. И дело не в том, что они не способны сами их урегулировать. Если корни бедствия тянутся за пределы региона, а областной бюджет на грани дефолта, то без "руки Москвы" действительно трудно что­-то сделать. Но сперва ведь нужно привести в движение эту "руку". А еще раньше - уловить сигналы SOS, идущие снизу. Тут-то, похоже, и зарыта собака: губернаторов куда больше волнуют сегодня сигналы из Центра, являющегося главным и единственным источником их власти. А эту власть можно потерять, если надоедать вышестоящему начальству просьбами, свидетельствующими о неблагополучии в регионе. Законы административного выживания заставляют местных чиновников блокировать идущие снизу болевые импульсы. Иногда они прорываются через губернский барьер - и Путин едет в Пикалево.

О том, что проблема является системной, свидетельствует июньский президентский разнос губернаторскому корпусу: "Нечего прятаться под столами, надо общаться с трудовыми коллективами, а то у нас по каждому такому случаю зовут начальство из Москвы... Возникает вопрос: зачем нам начальники в регионах?" Комментарии, как говорится, излишни.

Словом, утверждать, что реформа решила поставленные перед ней задачи, было бы, наверное, преувеличением. Недаром разговоры о необходимости вернуться - "в перспективе" - к выборам пошли даже в партии власти (см. высказывания Юрия Лужкова, Минтимера Шаймиева, Муртазы Рахимова, Владимира Плигина). Но говорить о провале путинской перестройки тоже несправедливо. Вовсе не факт, например, что в условиях губернской вольницы удалось бы с большей эффективностью лечить тот же "пикалевский синдром". Ситуация зачастую требует быстрого "хирургического" вмешательства.

Очевидно, что полномочия, которые получил пять лет назад глава государства, позволяют с несравнимо большей силой ударять по бездорожью и разгильдяйству, нежели "система сдержек и противовесов" ельцинского образца. Тем не менее также очевидно, что этот механизм пока не использует и половину своих модернизационных ресурсов. Возможно, конечно, его просто не успели настроить. Но, судя по состоянию инфраструктуры страны, сроки сильно поджимают.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера