Архив   Авторы  
Аркадий Дворкович убежден, что в 2000-е годы положение значительной части россиян улучшилось

Лихие и тучные
Политика и экономикаВ России

"То, что имеем сегодня, нельзя даже сравнивать с ситуацией начала 90-х. Тогда на повестке дня стоял вопрос о сохранении России от полного развала", - говорит помощник президента России Аркадий Дворкович

 

Помощник президента России Аркадий Дворкович - о лихих 90-х и тучных нулевых, о еще не наступившем десятилетии, о традиционных российских бедах, о счастье и… стакане газировки.

- Все будет хорошо. Это не вопрос, а утверждение. И не мое, а ваше, Аркадий Владимирович. Датирована фраза 2002 годом, зарей тучных лет. Готовы подписаться под сказанным на их закате?

- Мне и позже приходилось повторять те слова, выражая уверенность, что все в итоге сложится хорошо. Я оптимист и считаю, жизнь во многом стала комфортнее.

- Лучше и веселее?

- По понятным причинам я старался избежать этого сравнения, хотя, на мой взгляд, очевидно, что положение значительной части россиян в последние годы улучшилось. Но, конечно, не всех. За период, когда доходы государства существенно превышали расходы, не удалось создать условия, чтобы в полной мере защитить население страны от последствий глобального экономического кризиса. Всегда хочется большего, хотя, с другой стороны, то, что имеем сегодня, нельзя даже сравнивать с ситуацией начала 90-х. Тогда на повестке дня стоял вопрос о сохранении России от полного развала.

- Полагаете, подобная угроза существовала реально?

- Безусловно! В экономике царил дикий бардак! Если же говорить о конце того десятилетия, надо было формировать юридическую базу, проводить налоговую реформу, принимать таможенный кодекс, совершенствовать банковское законодательство...

- Этим, собственно, вы и занимались с начала 2000-х.

- И в чем-то продвинулись далеко. Скажем, в налоговой сфере задуманное удалось тогда реализовать процентов на семьдесят пять. Весьма неплохой КПД! Другое дело, что однажды установленные налоги не могут вечно быть неизменными. Они должны соответствовать времени. В последние же годы в этой области позитивных перемен происходило мало. Россия стоит на пороге перехода к новой модели экономики, а существующая налоговая система не отвечает нынешним потребностям. Как, скажем, и законодательство об обязательных страховых взносах.

- У предложенной модели есть название?

- Могу процитировать президента, неоднократно говорившего об инновационной, высокотехнологичной, умной экономике, которая должна прийти на смену сырьевой. Речь идет о модернизации отсталых сфер и развитии новых. Полагаю, решение такой задачи нам по силам. Не во всем, не фронтально, но по ключевым направлениям мы можем выйти на лидирующие позиции в мире. Хотя предстоит серьезно потрудиться, чтобы добиться успеха, сделав долю современных производств, товаров и услуг заметной в общей массе.

- С направлением главного удара вроде бы уже определились?

- Модернизация не имеет отраслевых границ, она должна затронуть все сферы без исключения - от сырьевого сектора до образования, здравоохранения и культуры. Что касается инноваций, тут в самом деле приходится выбирать. Дмитрий Медведев назвал пять приоритетов, перечислив области, где, по его мнению, нововведения требуются в первую очередь. Это медицинские технологии, телекоммуникации и космическая отрасль, ядерная энергетика, повышение энергоэффективности, современные информационные технологии и программное обеспечение. Пока усилия фокусируются главным образом на этих направлениях, каждое из которых вбирает в себя массу составляющих. Здесь и создание до 2014 года реакторов нового поколения, и переход за пять лет на цифровое телевидение и мобильную связь четвертого поколения, и многое иное. Уже видно: начатая работа вызывает цепную реакцию в других сферах. Всем приходится задумываться о том, чтобы не отстать безнадежно от лидеров, не оказаться на обочине прогресса.

- А не поздновато хватились?

- Часто кажется, будто лучшее время упущено. Это вопрос философский, означающий лишь, что осознание необходимости перемен пришло ко многим и накоплена критическая масса, способная сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

- Долго же до нас доходило! Восемь лет жировали на нефтедолларах, набивая ими подушку безопасности, хотя давно могли заняться каким-нибудь масштабным инвестиционным проектом.

- Например?

- Скажем, дороги начали бы строить. Глядишь, одной бедой на Руси стало бы меньше.

- Да, современные автотрассы нашей стране необходимы, но внутренний голос мне подсказывает: даже если бы на столь амбициозную цель были выделены большие средства, вряд ли ими распорядились бы рачительно. Это сегодня, а уж пять лет назад и подавно.

- Понятное дело, держать накопленное в кубышке проще!

- Для адресного и эффективного расходования денег нужны четко расставленные приоритеты и точно выбранные цели. Плюс современные методы управления финансами и проектами, включая привлечение международных экспертов в тех областях, где мы заметно отстаем. Готовность всерьез заниматься этими проблемами появилась лишь сейчас.

- В умах?

- В первую очередь. Осознание приходит не сразу. Даже в кризисный год, когда, казалось бы, надо максимально снижать любые издержки, чтобы облегчить прохождение трудного периода, многие контрольно-надзорные органы лишь усилили давление на бизнес и даже на повседневную жизнь рядовых граждан. О каких инновациях тут говорить?

- Тучные годы донельзя развратили бюрократию. Видимо, когда очень хорошо, тоже плохо.

- Да, пропадает стимул менять что-либо, возникает застой. Сейчас желание двигаться дальше у многих уже появилось, но система этому пока препятствует.

- А посему?..

- Конечное число приоритетов нужно, чтобы, сконцентрировавшись на них, убрать лишние барьеры, подтолкнуть процесс, придать импульс всей экономике. Речь не столько о ручном управлении ситуацией в такой стране, как Россия, это попросту невозможно, сколько об очень жестком сигнале, указывающем, какие именно направления собирается курировать государство в первую очередь, требуя достижения конкретных результатов.

- Иными словами, Россия наконец-то определилась, где у нее перед.

- Повторяю, президент поставил задачу: страна должна развиваться в инновационную сторону. Не думаю, будто кто-то не согласен с этим тезисом. Другое дело, большинство пока не скрывает скептического отношения, выражая сомнение, что обозначенные цели достижимы в обозримой перспективе. В любом случае надо делать все возможное для реализации выбранных проектов. Иного пути действительно нет.

- И когда, по-вашему, пессимисты будут посрамлены?

- Важно, чтобы улучшения были заметны на любом этапе. Люди должны чувствовать, что все делается ради них, участвовать в процессе. Нельзя добиваться заявленных результатов путем жертв.

- А у нас по-другому, кажется, и не бывает.

- Если только коррупцией пожертвовать. Надеюсь, возражений не последует? А вот качество жизни людей в процессе инновационных изменений ухудшаться не должно, иначе все потеряет смысл. Понятно, реальные подвижки станут видны не сразу, хотя что-то будет ощутимо уже через два-три года. Тем не менее поворот всей экономической системы займет более длительный период в десять - пятнадцать лет.

- При условии, что очередной кризис к тому времени не накроет нас с головой.

- Вы знаете, что для глобальной экономики кризисы в общем-то привычны. Важно подойти к новым неизбежным потрясениям с иной динамикой, отличной от той, что сохранилась в России до сего дня. Пора сбрасывать зависимость от отраслей, которые синхронно падают в кризисный период. Кстати, в последний раз нам удалось удержать от обрушения сельское хозяйство. Процессы, запущенные в минувшие два-три года, сыграли позитивную роль. Это и дополнительные стимулы для инвесторов, и рост сельхозпроизводства. Системных недостатков по-прежнему хватает, тем не менее можно говорить о неком положительном примере.

- Самое страшное, значит, позади?

- Оно, к счастью, не случилось. Не последовал развал финансовой системы, не произошла двух-, трехкратная девальвация, которую кое-кто предрекал осенью 2008-го, не было масштабного падения доходов большинства людей. Таков результат защитных шагов, совершенных в прошлые годы, и антикризисных мер последнего времени. Да, не удалось избежать существенного снижения производства. Оно оказалось даже значительнее, чем мы прогнозировали. Сказались и больший спад мировой экономики, и недооценка серьезности ситуации, и медлительность в реализации намеченных решений. Было потеряно несколько месяцев, что не способствовало стабилизации положения. Но сейчас все под контролем, точка падения пройдена, есть даже небольшой рост нашей экономики на протяжении нескольких месяцев, однако говорить, что он стабилен, пока рано.

- Отдельные ваши коллеги считают, девальвация была проведена недостаточно жестко и следовало глубже опустить рубль.

- Подобные вещи определяются не личным желанием кого-либо или интересами отдельных групп, а состоянием экономики страны в целом.

- Тем не менее публичные заявления ответственных товарищей тут же отражаются на текущем курсе национальной валюты.

- Это неизбежно. Крупный финансист - всегда политик, он обязан следить за каждым произнесенным словом. Спишем излишнюю радикальность в изложении взглядов на усталость, которую сейчас испытывают многие. Все-таки позади тяжелый период, людям пришлось серьезно потрудиться, реализуя антикризисные меры. Если же взвешенно говорить о курсе рубля, сегодня он вполне соответствует сложившейся на рынке ситуации и его нынешние колебания вполне адекватны. Крепость рубля определяется не отношением к евро или доллару, а успешностью российской экономики. Думаю, мы удержались в коридоре, когда девальвация не представляла угрозы для большинства людей, в то же время наши предприятия и компании получили пространство для развития производства, расширили зазор конкурентоспособности. В первую очередь - на внутреннем рынке. Некоторые уже съели этот ресурс, у кого-то он еще остался, но в среднем ситуация не столь плоха.

- А инфляция вас пугает?

- Это факт жизни, с которым в последние десятилетия приходится мириться большинству стран. Да, инфляционный уровень у нас остается высоким. Во многом это объясняется тем, что мы медленно и аккуратно осуществляем реформу энергетических рынков и ЖКХ. Государство предпочло отказаться от резких шагов, которые были сделаны, например, в Польше или Казахстане. Там все случилось в один присест, народ подвергли шоковой терапии, после чего инфляция практически прекратилась.

- Мы же решили резать хвост по кусочку.

- Верно. У нас ведь нет цели непременно поднять тарифы. Речь о повышении энергоэффективности, совершенствовании системы ЖКХ. Цены должны соответствовать спросу и предложению. Думаю, мы придем к пониманию, что заниматься энергосбережением выгодно всем - и потребителям, и производителям. Тогда и цены на носители стабилизируются. Случиться это может в среднесрочной перспективе.

- Если бизнес к тому моменту не закошмарят до смерти.

- Увы, бюрократические издержки по-прежнему велики. Вопреки логике, они даже возросли в кризисный год.

- А что тут странного? Мы ведь с вами уже говорили: чиновники пытаются любой ценой сохранить прежний уровень достатка.

- Вынужден согласиться. Как и с тем, что налоговая система далека от оптимума. Она вполне комфортна для сырьевых компаний, хотя и у них есть проблемы, и абсолютно неприемлема для инновационных секторов.

- Выход?

- Менять систему регулирования, жестко и неукоснительно реализовывать меры, заявленные в плане противодействия коррупции и повышения эффективности госуправления. Это и запуск электронного правительства, и внедрение бесконтактных технологий работы с госструктурами, и изменение порядка техрегулирования и сертификации, что приведет к уменьшению влияния контрольно-надзорных органов. Серьезная проблема - состояние системы правопорядка, положение дел в МВД и некоторых других ведомствах. Впрочем, это тема для отдельного разговора. Пока конкретных планов реформирования данной сферы нет, мы видим, люди, к сожалению, не чувствуют себя защищенными.

- И когда же при таком раскладе все станет хорошо, как вами было обещано?

- Не верю в полную гармонию. Нам всегда хронически мало того, что имеем. Да, в некоторых странах материальная, бытовая составляющие жизни гораздо выше, чем в России. Но там шли к подобному достатку и благополучию на протяжении столетий, а не два десятка лет, как мы. У нас было слишком мало времени для решения столь масштабной задачи.

- А чего лично вам для счастья не хватает, Аркадий Владимирович?

- В общем-то у меня все есть. Разве что добавил бы стакан газировки, как говорил герой фильма "Москва слезам не верит".

- Почему не бокал шампанского?

- Вопрос уже не ко мне, а к отечественным киноклассикам. Но в новогодний вечер обязательно воспользуюсь вашей подсказкой…

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера