Архив   Авторы  

Сопротивление умов
Политика и экономикаВ России

"Если человек видит, что на его лестничной площадке совершены две квартирные кражи и ни один вор не пойман, то мы можем сколько угодно убаюкивать его сообщениями о раскрытии громких заказных убийств. Он все равно поставит милиции двойку и будет по-своему прав", - говорит начальник ГУВД по городу Москве генерал-майор милиции Владимир Колокольцев



 

Новый начальник московской милиции генерал-майор Владимир Колокольцев почти не дает интервью. Говорит, что еще недостаточно времени стоит у руля, чтобы выносить жесткие оценки и делать далекоидущие выводы. С "Итогами", впрочем, встретиться согласился, дабы выразить свое отношение к тому, что в последнее время говорят и пишут о человеке в милицейских погонах.

- Владимир Александрович, ваше ведомство уже готово реформироваться, как того требует президент России?

- Сегодня все сотрудники милиции с большой надеждой ждут результатов реформирования системы МВД, объявленного президентом России. Ведь мы прежде всего граждане своей страны, и нам не безразлично, насколько безопасно наши дети будут чувствовать себя на улицах. У наших сотрудников нет вида на жительство на Западе, нет двойного гражданства, как у некоторых критиков. Нам здесь жить! И жить мы хотим в современной, красивой и безопасной стране. Поэтому крайне заинтересованы в скорейшем реформировании милицейского ведомства.

- По тону чувствуется, что критики вас достали...

- Критика, основанная на фактах, а не на домыслах и инсинуациях, всегда полезна. Она позволяет со стороны реально оценить состояние дел, найти оптимальные пути решения проблем. Но это критика объективная. К сожалению, мы порой сталкиваемся со стремлением подвергнуть сомнению дееспособность всего милицейского коллектива из-за поступков отдельных негодяев в погонах. Я категорически не согласен с такой постановкой вопроса!

Подавляющее большинство сотрудников милиции работают с полной самоотдачей. Они выполняют свой служебный долг, рискуя здоровьем, а зачастую и самой жизнью. Посмотрите на тех ребят, которые отправляются в служебные командировки на Северный Кавказ. Там они изо дня в день, несмотря на отсутствие нормальных бытовых условий, на ежечасную опасность нападения со стороны бандитов, охраняют мир и покой всех граждан России. И это не высокие слова, это тяжелый повседневный труд. Поэтому после какого-нибудь чрезвычайного происшествия бывает больно и обидно слышать в адрес всех милиционеров: "...Да они все там такие".

- Оправдываться за "паршивых овец" всегда нелегко…

- Кому-то не нравится, когда мы ссылаемся на объективные трудности, подчеркиваю, на объективные трудности при отборе кандидатов на службу. Мы иногда забываем, что именно от тех, кого само общество направило на работу в милицию, и зависит безопасность этого общества. Куда проще предложить разогнать всю милицию, разрушить ее до основания, а затем... Наше государство это уже проходило в начале прошлого века. К чему это привело - истории известно.

- Но тем не менее проблема есть, и общество ожидает ее решения.

- Поймите, у этой проблемы нет простых решений. Они существуют лишь в теории. Казалось бы, что тут такого?! Прийти в какой-нибудь вуз, например МГУ или МГИМО, на Татьянин день и объявить запись желающих работать в органах правопорядка. Переписать кандидатов и организовать их последующее оформление. Это в теории, а на практике? В лучшем случае поднимут на смех, услышав о том, сколько милиционеру платят за его тяжелейший, но крайне необходимый труд.

- Понятно, что платят ничтожно мало. Но сколько нужно платить, чтобы те же студенты МГУ к вам повалили валом?

- Если молодой человек выбирает профессию милиционера, то зарплата, к примеру, у лейтенанта должна быть порядка 50 тысяч рублей. Ведь это и ненормированный рабочий день, и моральные перегрузки. А все это сказывается на здоровье сотрудника, на качестве его жизни, на семье, в конце концов.

- Проблема только в низкой зарплате?

- У нас нет очереди из желающих устроиться на работу в милицию. Если возникнет, это уже будет означать то, что появилась возможность выбирать наиболее достойных. Сейчас вот посмотришь, штат в том или ином подразделении вроде укомплектован полностью. Вопрос: кем укомплектован?..

Сегодня, замечу, кадровая стратегия руководства МВД более чем здравая. Раньше с руководителя строго спрашивали за некомплект личного состава. И этот самый руководитель оказывался между двух огней: с одной стороны, он подвергается критике за некомплект, с другой - в силу своего желания укомплектоваться порой закрывал глаза на качество этого самого "комплекта". Сейчас от нас требуют не количественных, а качественных показателей. И это не может не обнадеживать.

- Допустим, кадровая очередь к вам выстроится. А есть ли у ГУВД возможности обеспечивать качество отбора чисто технически?

- У нас разработаны методики по отбору кандидатов на работу. Причем они мало чем отличаются от зарубежных методик отбора полицейских. Но вопрос в другом: из кого мы отбираем? А ведь даже самая передовая правоохранительная система не застрахована от "синдрома Евсюкова". Весь мир стал свидетелем того, как американский военный врач-психиатр расстрелял своих сослуживцев. Это ведь тоже за гранью… Методики кадрового отбора, пусть даже самые блестящие, срабатывают не всегда. Элемент случайности и непредсказуемости остается. Хотя создавать максимально эффективную систему отбора нужно. Такая задача стояла перед нами и до случая с Евсюковым. Другое дело, должны появиться стимулы, в том числе и материальные, чтобы все эти методики заработали в полную силу.

- Насколько известно, московская милиция выбрана испытательным полигоном для реформы всей системы МВД России. Ожидают ли столичное ГУВД сокращения и каких служб они в первую очередь коснутся?

- Сразу хочу отметить, что реформирование органов внутренних дел - задача министерства. Что касается столичного ГУВД, то на данный момент у нас около 98 тысяч личного состава. Нам предписано до конца года произвести сокращение на 12 процентов. Это более 10 тысяч человек. И на следующий год еще на 10 процентов. Таким образом, мы выходим на цифру в 22 процента. Но с учетом озвученного президентом решения о сокращении центрального аппарата МВД почти на 10 тысяч есть большая доля вероятности в том, что дальнейшее трудоустройство тех сотрудников, которые работают в центральном аппарате, будет происходить именно в Москве и Московской области. Поэтому я надеюсь за их счет максимально укрепить наши кадры.

- Будут ли какие-то подразделения переводиться на гражданскую основу, как, например, Федеральная миграционная служба?

- Нет, решение президента предполагает именно реальное сокращение работников органов МВД, в том числе и гражданских служащих. Но мы не намерены чисто механически проводить пропорциональные сокращения по всем службам. Я убежден, что целью любых сокращений должно стать улучшение качества оставшегося личного состава, а также кадровое укрепление тех служб, которые непосредственно ведут борьбу с преступностью и охраняют общественный порядок. Это и уголовный розыск, и следствие, и патрульно-постовая служба.

- У Москвы есть своя специфика? Столица как-никак…

- Вы правы, Москва - мегаполис с сотнями тысяч приезжих, в том числе иностранцев. Это заводы, офисы, банки, посольства, правительственные учреждения... Добавим сюда всевозможные массовые общественно-политические и спортивные мероприятия, требующие от нас самого пристального внимания и ответственности.

Лично я буду стараться максимально укрепить районные отделы внутренних дел. Потому что вся основная работа происходит "на земле". Именно на этом уровне население столицы и общается с нашими службами. И здесь огромный простор для деятельности руководителя, начиная от наведения элементарного порядка в служебных помещениях, контроля внешнего вида сотрудников и заканчивая оптимизацией рассмотрения обращений и заявлений граждан, реагирования на них. Именно на этом уровне вся наша милицейская каша и варится.

- Кстати, обидно, когда эту самую кашу начинают мешать палками. Я имею в виду печально знаменитую систему милицейской отчетности…

- Определенные шаги в борьбе с "палками" уже сделаны. Мы наблюдаем картину весомого сокращения регистрируемых преступлений. Ведь раньше было как: ради гонки за высокими показателями раскрываемости дело дробилось на эпизоды, они отдельно регистрировались в книге учета происшествий. По этим отдельным эпизодам возбуждались уголовные дела. И они, по статистике, шли как самостоятельные. А на самом деле это все можно было расследовать в рамках одного дела. Кроме лишней нагрузки на следственные подразделения и на органы дознания, это, мягко говоря, ни к чему не приводило. Только увеличился бумажный оборот.

- Каков должен быть критерий оценки качества работы милиции по завершении реформы?

- Этот критерий определил президент России, выступая на коллегии МВД. Дмитрий Анатольевич во главу угла поставил раскрываемость преступлений. И уже преломляя это на нашу деятельность, я прежде всего требую от коллектива раскрываемости преступлений. Раскройте преступление качественно, в срок, тогда и со статистикой проблем не будет. Кстати, социологические опросы показывают, что обычный гражданин оценивает работу милиции не по газетным репортажам об успешном расследовании резонансного преступления, а по профессиональному раскрытию банальной квартирной кражи, совершенной в его подъезде. И я с этим согласен. Ведь если человек видит, что на его лестничной площадке совершены две квартирные кражи и ни один вор не пойман, то мы можем сколько угодно убаюкивать его сообщениями о раскрытии громких заказных убийств. Он все равно поставит милиции двойку и будет по-своему прав.

- Возвращаясь к теме сокращений. Слышали, наверное, про МВД такую шутку: на человека легко надеть милицейские погоны, но почти невозможно снять?..

- Я сформулирую проблему так: современное законодательство ограничивает возможность руководителя расстаться с тем милиционером, чей профессиональный уровень не отвечает занимаемой должности. Вот вроде бы сотрудник исправно ходит на службу. Но он не исполняет свои служебные обязанности в том объеме и качестве, как их предписано исполнять. Предположим, проводит такой горе-сотрудник прием населения на своем участке. Но люди уходят от него с обидой на всю нашу милицейскую систему. Потому что, кроме хамства, от него ничего не услышишь. Понятно, что от такого "специалиста" надо избавляться. Но действующее положение о прохождении службы нам этого не позволяет. Сложилась целая прослойка людей в погонах, которые, почувствовав, что над ними сгущаются тучи, начинают прятаться за больничными листами, ходить по судам, по каким-то непонятным профсоюзам, не имеющим никакого отношения к ГУВД, обращаются в прессу...

Иной раз руководитель вынужден идти на реформирование своего подразделения только для того, чтобы сократить должность, которую занимает нерадивый сотрудник. Не у каждого командира хватает терпения пройти все эти адовы круги и реализовать то решение, которое уже давно назрело. Я отлично понимаю: мои слова кто-то может интерпретировать в том смысле, что я призываю создать упрощенный механизм, который поможет начальству избавляться от неугодных. Но я-то веду речь о сотрудниках, негодных для всей системы МВД, а не неугодных кому-то там лично. Как говорится, почувствуйте разницу! Вопрос стоит не об облегченном увольнении достойных сотрудников, а об упрощении процедуры увольнения тех, кого во все времена и при любой власти называют проходимцами и разгильдяями. И если уж мы провозгласили принцип личной ответственности руководителя за действия подчиненных, то у него должны быть действенные рычаги для того, чтобы влиять на качество комплектования своего подразделения.

- А сам принцип личной ответственности руководителя за действия подчиненных лично вас не страшит? Вы ведь тоже руководитель…

- Этот жесткий принцип действует в столичном ГУВД на протяжении нескольких месяцев. Если сотрудник совершает преступление, вместе с ним покидает свой пост и руководитель. Но не тот, кто находится на ступень выше, а руководи-тель куда большего ранга. И это справедливо: если ты не обеспечил работу по воспитанию личного состава во вверенном тебе подразделении, то какое ты имеешь право оставаться на руководящей должности? Это очень действенная мера. Потому что одно дело, когда руководителю объявляют очередное взыскание, а он ими и так уже обвешан, как новогодняя елка игрушками, другое - когда он знает, что в случае чего он запросто лишится занимаемой должности. Это, скажу я вам, отрезвляет.

- Но при этом руководитель остается, по сути, заложником своего же личного состава…

- Здесь вопрос другой. Когда руководителя назначают на должность, он пишет рапорт, где есть такая формулировка: "с предложенной должностью согласен". Тем самым он письменно подтверждает, что с кругом обязанностей и вопросов, которые входят в его компетенцию, он обязуется справляться. И если уж ты соглашаешься на должность, соглашаешься на какие-то положительные моменты, сопутствующие ей, - на увеличение оклада денежного содержания, повышение звания, престижа, то, соответственно, должен прекрасно понимать, что с руководителя спрос гораздо жестче, чем с его подчиненного.

- Про кнуты все понятно. А теперь давайте о пряниках... Как и кому будете увеличивать зарплату?

- Наша задача не просто повысить текущее материальное благосостояние наших сотрудников, но и обеспечить их пенсионное будущее. Поясню, о чем идет речь: в последние годы наше денежное содержание регулярно повышалось за счет многочисленных надбавок - за сложность работы, за сверхурочные и т. д. Но пенсионерам от этого пирога не доставалось ни крошки, поскольку пенсия исчисляется из базового оклада денежного содержания. А этот базовый оклад как раз и не повышался. А ведь это элемент мотивации для молодых сотрудников. Когда юный курсант, оканчивающий наши учебные заведения, видит, как его сосед, который всю жизнь отслужил в милиции, влачит нищенское существование, он поневоле задумается: а правильный ли я выбрал жизненный путь? И его трудно переубедить. У молодого человека перед глазами будет маячить тот самый сосед, едва сводящий концы с концами. Мы за счет программы сокращений личного состава и хотим поднять базовый оклад денежного содержания, тем самым автоматически повысив размеры пенсий нашим сотрудникам, уходящим на заслуженный отдых.

- Как у вас складываются отношения с правительством Москвы и мэром Юрием Лужковым? Насколько оправданна система, при которой милиция, по сути, была финансово зависима от главы региона?

- Мэр считает охрану общественного порядка, борьбу с преступностью не узковедомственной задачей, а нашей общей заботой. Московская милиция ощущает организационную и моральную поддержку со стороны исполнительной власти города. В том, что городские власти уделяют внимание проблемам милиции, нет ничего предосудительного. Город несет ответственность за безопасность наравне с нами. Логично, что правительство Москвы во главе с мэром заботится и о тех, кто порядок в городе охраняет.

В 2009 году из 47 миллиардов рублей бюджета ГУВД столицы 28 с половиной миллиардов были городскими. Это как раз и доказывает то, что правительство города не на словах, а на деле озабочено необходимостью поддержания правопорядка в Москве на должной высоте.

Что же касается того, оправданна или нет финансовая зависимость местной милиции от главы региона, то ответить здесь однозначно нельзя. Во-первых, сам глава региона - он разве не высшее должностное лицо исполнительной власти области, города или края? Разве он, так же как и руководитель местных органов внутренних дел, не несет персональную ответственность за правопорядок на подведомственной территории? Другое дело - состояние бюджета того или иного региона. Насколько он способен прокормить местную милицию? Если на просьбу местного начальника УВД оплатить хотя бы долги перед милицией губернатор отмахивается, как от назойливой мухи, типа "Может, вам еще и танк купить?" - то переход на федеральное финансирование в таком случае необходимо расценивать как благо.

Ну и по поводу отношений с мэром города. Они носят деловой и рабочий характер. Юрий Михайлович является руководителем городской исполнительной власти. Начальник ГУВД - руководитель одной из ее составных частей. Здесь по определению взаимоотношения должны быть предельно прозрачными, взвешенными и максимально эффективными.

- Москва - регион особый: телефонное право, огромные деньги, высокие связи. Приходится сталкиваться с давлением сверху?

- Случаев давления сверху при решении каких-то вопросов за время моего нахождения на занимаемой должности не было. Посмотрите, к примеру, последние уголовные дела, направленные в суд либо находящиеся в стадии расследования. Там фигурируют огромные суммы и известные фамилии. Могу ответственно заявить, что еще ни разу мною не была дана команда или указание о прекращении проверки или расследования. Надеюсь, и впредь оснований для этого не будет. Как ни банально звучит, принцип равенства всех перед законом должен быть незыблемым.

- Насколько известно, ваша дочь учится на журналиста. Может быть, пришло время сделать ГУВД по Москве максимально открытым для прессы и общества?

- В данном вопросе могу поспорить. Откройте любую московскую газету, послушайте радио, включите телевизор. Везде есть информация о работе московской милиции. Как положительная, так и отрицательная. Активно работает сайт ГУВД "Петровка-38" (Petrovka-38.org), выпускается телепрограмма и издается газета с аналогичным названием. Мы регулярно проводим пресс-конференции и круглые столы. На постоянной основе сотрудничаем с правозащитными, религиозными и общественными объединениями. На нашем сайте открыт форум, на котором я лично рассматриваю вопросы граждан. Более прозрачной системы придумать, по-моему, невозможно.

- И, наконец, самый главный вопрос: когда люди перестанут опасаться человека в милицейской форме?

- Я бы не стал столь категорично утверждать, что граждане боятся милиционера. Скорее всего, столь негативное восприятие некоторыми гражданами человека в милицейской форме связано с рядом чрезвычайных происшествий с участием наших сотрудников (перечислять их не буду). А также с той информационной волной, которая захлестнула страну в последнее время. Ведь складывается впечатление, что только представители милицейской профессии совершают преступления, берут взятки, становятся участниками ДТП и вообще корень всех проблем общества - это милиция. Руководство МВД России неоднократно заявляло о решимости навести порядок в собственных рядах. Повторю, что в данном направлении ведется целенаправленная работа, которая уже дает положительные результаты. Конечно, есть некоторое "сопротивление умов". Но капля точит камень не весом, а долгим и частым падением. На все нужно время. За один день ничего невозможно изменить.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера