Архив   Авторы  
Один из гуляющих по интернету макетов будущего финансового центра в Москве — Кремлин-сити

Город, где деньги лежат
Политика и экономикаВ России

Что нужно для того, чтобы создать международный финансовый центр в чистом поле?



 

Международному финансовому центру в России быть. Цель, которую поставил перед собой Кремль, безусловно, задиристая. Но и универсальный закон бизнеса — чем более амбициозную задачу ставит перед собой менеджер, тем короче путь к успеху — тоже еще никто не отменял. А управленца, которого выбрал президент Дмитрий Медведев для реализации этой задачи, смело можно назвать сверхквалифицированным. На должность руководителя рабочей группы по МФЦ назначен бывший глава президентской администрации Александр Волошин. Впрочем, масштаб проблем, которые ему приходилось решать в предыдущие годы, пожалуй, уступает нынешней цели: добиться потепления отечественного бизнес-климата в глобальном масштабе. Именно по такому пути шли наиболее успешные мировые финансовые центры, опыт которых изучили «Итоги».

Хотим как лучше

Кроме рабочей группы, создается консультативный совет, куда войдут эксперты ведущих финансовых компаний из России, США и Европы. По словам вице-премьера — министра финансов Алексея Кудрина, в течение трех лет будут подготовлены соответствующие законы, которые должны соответствовать «стандартам финансовых рынков развитых стран». Прежде всего речь идет о принятии законов «О биржах и биржевой торговле», «О клиринге и клиринговой деятельности», «О центральном депозитарии», поясняет аналитик по банковскому сектору и макроэкономике фондового центра «Инфина» Вероника Чекина.

По мнению главы Комитета по финансовым рынкам и денежному обращению СФ Дмитрия Ананьева, в России недостаточно эффективно защищены права собственности и отсутствует информационная прозрачность. Важно упростить процедуры эмиссии и выпуска ценных бумаг, расширить возможности по инвестированию пенсионных накоплений. Для иностранцев должен быть упрощен доступ на российский рынок. И, наконец, налоги. Их ставки — либеральны, и тут нареканий нет, но, по словам Ананьева, есть недостаточная четкость норм и налогового администрирования. «Ключевой мерой могло бы стать освобождение от налогообложения доходов физлиц по операциям с финансовыми инструментами при условии долгосрочности инвестиций», — уверен сенатор.

Впрочем, все это пусть и важная, но самая простая часть проекта. Куда сложнее обстоят дела с инфраструктурой. Причем не только с рыночной. Взять хотя бы такую «мелочь»: финцентр предполагается разместить в комплексе Москва-Сити, транспортная доступность которого оставляет желать лучшего. «Представьте себе, в Москву прилетает высокая бизнес-делегация и торчит в пробке на Ленинградском шоссе», — говорит ведущий эксперт «Центра развития» Сергей Пухов. Надо полагать, группе Александра Волошина придется искать способы, как решить и эту проблему. А кроме того, придумать, как защитить инвесторов от вездесущей российской коррупции.

Если всего этого не сделать, шансов на то, что Москва, являющаяся бесспорным финансовым центром России, перерастет границы Садового кольца, мало. Ведь, как показывает мировая практика, дело не только в количестве денег, вращающихся в мегаполисе. Нужно кое-что еще. Что именно? Вот три варианта ответа на этот вопрос...

Дешево и сердито

Шанхайский финансовый центр состоит из двух частей — исторического Бунда и современного Пудуна. Бунд (китайское название Вайтань — «внешний берег») — бывший британский квартал Шанхая — строился с конца ХIХ века по образу и подобию лондонского Сити (англичане вложили сюда 400 миллионов фунтов стерлингов).

Бунд соединен подводным километровым туннелем с Пудуном, шанхайской «короной небоскребов», самый ценный алмаз которой — здание Всемирного финансового центра, третье по высоте в мире.

Пудун, построенный с нуля за 20 лет, стал главной точкой притяжения иностранных инвестиций в Китае. Только за последние пять лет они составили 55 миллиардов долларов. Чем заманивают?

Во-первых, льготным налогообложением и либеральным валютным регулированием. Свободными экономическими зонами объявлен не только сам Пудун, но и еще несколько районов Шанхая, включая парк высоких технологий Чжанцзянган.

Во-вторых, власти города и КНР, воспользовавшись традиционной склонностью китайцев к азартным играм, привлекли на Шанхайскую биржу множество мелких инвесторов. Помогли реклама и госгарантии надежности вложений в ценные бумаги. Примерно треть населения 20-миллионного города владеет акциями и активно играет на бирже. И кризис не отбил эту охоту. Для сравнения: среди москвичей доля активных инвесторов недотягивает до одного процента. В итоге капитализация бумаг, торгующихся на Шанхайской бирже, составляет сегодня около 1,7 триллиона долларов — примерно вдвое больше, чем у российского фондового рынка.

Наконец, пожалуй, главная фишка Шанхая — дешевая недвижимость. Хотя город является одним из самых дорогих в Китае, ему очень далеко до западных мегаполисов, не говоря уже о нашей столице с ее запредельными ценами. В самом престижном шанхайском квартале стоимость квадратного метра чуть превышает три тысячи долларов, а в среднем по городу — не выше тысячи.

Обладает Шанхай и всей необходимой инфраструктурой — крупнейшим в мире портом и двумя международными аэропортами. Город окружают несколько хайвеев, что позволяет избежать пробок, несмотря на обилие машин. Стоимость поездки на такси смехотворна — чуть больше доллара (10 юаней). А 36-километровый мост стал самым длинным морским мостом в мире.

Впрочем, Шанхай разный: стоит сойти с проторенных туристических маршрутов, как попадаешь в мир нищеты и запустения... Может, поэтому согласно международной классификации он лишь региональный финансовый центр?

Пущать и не держать

Скромным обаянием привлекает инвесторов и нью-йоркская Уолл-стрит: небоскребы с офисами, общепит и везде полиция. Роскошных машин почти не видно — не то что на Тверской: стоянки в подземных паркингах дороги, и большинство белых воротничков приезжают на работу на метро или такси.

Это, конечно, главный мировой финцентр. Но, надо признать, переживает он эпоху упадка. Сегодня бизнес потихоньку покидает Уолл-стрит. В частности потому, что содержать офис в нижнем Манхэттене слишком накладно. Кроме того, после недавнего финансового кризиса это название окончательно стало нарицательным. «Воротил с Уолл-стрит» склоняют на все лады, и больше всех усердствует президент Барак Обама, добивающийся серьезного ограничения свободы финансовых операций. Все это, конечно, не прибавляет этой площадке привлекательности.

Впрочем, слова политиков и цены на недвижимость — это одно, а влияние улицы по имени «Стена» — совсем другое. Когда большой капитал попадал в беду, власть его тут же выручала. Так было и после банковского краха 1983 года, и после финансового кризиса 2008-го. И штату и городу сохранение «заповедника бизнеса» выгодно. Неудивительно, что исхода с Уолл-стрит никто не хочет. Чтобы удержать корпорации, власти и построили в 70-е годы прошлого века башни Всемирного торгового центра. После падения «близнецов» рейтинг нижнего Манхэттена катастрофически упал. Несколько корпораций, чьи офисы были разрушены, перебрались в Нью-Джерси и Коннектикут, а также в Чикаго, Денвер и Бостон. И обратно не хотят. Другие остались, но выторговали у города новые налоговые льготы. Примета времени: головной офис компании — в менее дорогом районе Манхэттена, а на Уолл-стрит — лишь представительство с гордой вывеской.

Впрочем, полного краха «Стены» не случилось — помогли биржи. Прежде всего самая крупная — Нью-Йоркская фондовая (NYSE), а за ней и остальные — NASDAQ, AMEX и NYMEX. Не стоит лукавить — и они думали о переезде, но оказалось, что даже им это не по карману: электронные мегатерминалы и серверы, сложнейшие системы защиты, передачи и дублирования баз данных — все это удержало NYSE и ее собратьев на Уолл-стрит. Улица ожила и даже стала перестраиваться: по соседству — на Фултон-стрит — возводится новый транспортный узел, рядом открывают станцию подземки...

Капиталу по-прежнему выгодно рисковать и вкладываться в венчурные проекты, на которых специализируется Уолл-стрит. И власть тут старается вовсю: она никого не держит и пущает куда угодно, если перефразировать известное выражение. Тут и налоговые послабления, и льготные кредиты, и другие протекционистские меры. Разве не символично, что обветшалое здание по адресу Уолл-стрит, 40, где некогда собирались пионеры биржевого дела, приобрел в 1995-м Дональд Трамп? Тогда все думали, мягко говоря, что он сглупил. Сегодня Трамп-билдинг — в числе сорока самых высоких сооружений мира, один из символов Уолл-стрит. Словом, как в том анекдоте. Как распознать банкира-оптимиста с Уолл-стрит? Это тот, кто вечером в воскресенье гладит пять рубашек.

Честно и чисто

Лондонский Сити, оспаривающий сегодня у Нью-Йорка пальму первенства как главный мировой финцентр, на самом деле не может похвастаться многовековой историей. К концу ХХ века местная торговая площадка напоминала базар, где брокеры выкрикивали котировки акций. Правительство «железной леди» Маргарет Тэтчер такое положение дел не устроило. Всего за одну ночь — 27 октября 1986 года — в Сити случился «Большой взрыв» (Big Bang). В одночасье были изменены правила работы Лондонской фондовой биржи. Туда были допущены крупные международные брокеры, которые принесли с собой мощные потоки капитала и новых инвесторов. «Взрыв» совпал по времени с общемировым переходом на новые технологии, прежде всего компьютерные. Сити стал более конкурентоспособным и открытым. Со временем крупные инвестиционные банки, в основном американские, поглотили отживших свой век брокеров прежней формации. «Пожалуй, самым позитивным итогом «Большого взрыва» стало превращение Сити в средоточие профессионалов. Бизнес, а не секс, вечеринки и футбол, стал главной темой разговоров за укоротившимися по времени и ставшими безалкогольными ланчами», — вспоминает бывший биржевой брокер, а ныне один из самых влиятельных аналитиков Сити Дэвид Бьюик.

После Big Bang Сити вышел далеко за пределы изначальной «квадратной мили» между Вестминстером и Тауэром. На месте бывших доков в излучине Темзы на востоке Лондона вырос новый деловой район Канэри-Уорф. Кстати, Сити не только официально именуется «корпорацией», он ею и является. Это город в городе. Здесь расположены Банк Англии, Лондонская фондовая биржа, страховые конторы, штаб-квартиры британских и международных компаний. Есть тут свои полиция и пожарная служба, а управляет Сити совет из 25 олдерменов, из числа которых ежегодно избирается лорд-мэр.

Что до Лондонской фондовой биржи, то на двух ее площадках — основной и альтернативной (для малых компаний) — обращаются ценные бумаги более чем 2700 эмитентов со всего мира, включая несколько десятков компаний из России и стран СНГ. Крупнейшие пакеты акций самой биржи принадлежат инвесторам из Катара и Дубая.

Лондонская биржа — оптимальная по сочетанию трех факторов: условий размещения, его стоимости и престижности. Благо что на Уолл-стрит условия ужесточились, так что цена размещения в Сити стала еще притягательнее.

Ложкой дегтя тут являются налоговый режим и транспортная инфраструктура. Портит картинку новый антикризисный налог на бонусы банкиров. Чтобы не потерять темпов и клиентов, Сити уже взялся за решение транспортных проблем — проекты строительства скоростных железных дорог, включая магистраль Crossrail, которая свяжет западные бизнес-пригороды Лондона, аэропорт Хитроу, Сити и Канэри-Уорф...

Пожалуй, лондонский опыт лучше всего подходит Москве. Создать в древней столице бывшей империи современный и динамичный финцентр возможно, наверное, лишь волевым решением сверху. Вот именно так — буквально в одну ночь.

При этом неплохо бы и нашему Сити придать особый статус, сделав его столицей в столице с каким-нибудь генерал-губернатором во главе, со своими особыми законами, отдельными подъездными путями, избавленными от московских пробок. Ну и, конечно, ставки аренды офисов должны быть щадящими.

Конкуренцию, правда, придется выдержать жесткую. Лорд-мэр лондонского Сити сэр Энсти, посетив недавно Москву и Санкт-Петербург, не скрывал, что целью его визита «является продвижение Лондона как международного финансового центра и привлечение российских компаний к листингу на Лондонской фондовой бирже». Ну а в ответ на просьбу дать совет, как Москве стать вторым Сити, с британской прямотой ответил: Лондону помогли выгодное географическое положение, открытость и справедливость общественного устройства, интеллектуальные ресурсы, а также верховенство закона. Вот в общем-то и весь рецепт финансового счастья.

Остается выяснить, удастся ли рабочей группе по созданию московского МФЦ адаптировать его к российским условиям. Пока что прошлогодний план правительства, по словам президента, выполнен приблизительно на 10 процентов.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера