Архив   Авторы  

Непогода нынче в моде
Политика и экономикаВ России

«Глобальное потепление — не миф... Нынешнее лето в центральной части России — яркая тому иллюстрация. Прежние потепления также сопровождались продолжительными периодами жары. Сейчас же у нас засухи почти каждый год», — говорит советник президента РФ по вопросам изменения климата Александр Бедрицкий



 

Русская жара оказалась в центре внимания всего мира — для многих специалистов она стала неоспоримым доказательством глобального потепления. О том, чем вызвана эта аномалия, что нас ждет в ближайшем будущем и как стране и миру адаптироваться к новым климатическим реалиям, «Итогам» рассказал президент Всемирной метеорологической организации (ВМО), советник президента РФ, специальный представитель президента РФ по вопросам климата Александр Бедрицкий.

— Александр Иванович, все-таки откуда на наши головы такая сильная жара?

— Ученые выдвигают разные гипотезы. Французы, например, говорят, что это результат потепления климата, но характеристика уж слишком общая. Англичане списывают все на струйные течения, которые остановились, поэтому антициклон оказался заблокированным. Правда, когда их спрашивают, почему, они отвечают, что не знают. Некоторые специалисты считают, что виновато охлаждение приэкваториальной зоны океана, так называемое явление «Ла-Нинья». Однако пока известно лишь о его влиянии на экваториальную и приэкваториальную зоны Южной Америки и Африки. Оно действительно может вызвать как засуху, так и обильные осадки. Вот только связи этого явления с погодой в средних широтах ученым пока выявить не удалось.

Наши специалисты более осторожны в высказываниях, чем их западные коллеги, — чтобы делать серьезные выводы, надо дождаться окончания лета. Сейчас пока ясно одно: аномально высокая зона давления находилась не у земли, а выше, где-то в районе тропосферы — на уровне 7—10 километров. Возможно, струйные течения были ограничены в этой зоне.

— Одновременно с жарой в центральной части России на Пакистан, а также Европу обрушились наводнения, а Южная Америка переживала чуть ли не самую холодную зиму в истории. Это звенья одной цепи?

— Экстремальные явления в разных странах происходят каждый год. Об одних пишут, о других нет. Все зависит от масштабов события. Но на фоне аномальной жары журналисты тут же начали смотреть, что и где еще происходит. Сейчас у нас нет полной картины. Имеется некая статистика, которую ведет Мюнхенская организация перестрахования, учитывающая катастрофы, убытки от них и так далее. Есть различные национальные гидрометеорологические службы. Но все эти усилия полного понимания ситуации в мире не дают. Добиться же реального учета экстремальных явлений — одна из задач Всемирной метеорологической организации.

— Глобальное потепление остается главным подозреваемым природных бедствий?

— Глобальное потепление — не миф. В целом ряде международных докладов, а также в оценочном докладе прошлого года об изменении климата в Российской Федерации упоминаются так называемые волны тепла, которые как раз и являются одним из признаков глобального потепления. Наиболее известная волна тепла наблюдалась во Франции летом 2003 года. Нынешнее лето в центральной части России — еще одна яркая тому иллюстрация. Прежние потепления также сопровождались продолжительными периодами жары. Если обратиться к летописям, то на протяжении 50 лет второй и третьей четверти XIV века на Руси было зафиксировано двенадцать засух, из них восемь охватывали всю страну. В Никоновском своде XVI века упоминаются периоды жары продолжительностью по два месяца. Сейчас же у нас засухи почти каждый год. Если вы посмотрите на соответствующие документы, то увидите, что правительство почти каждый год предусматривает компенсации отдельным субъектам Федерации.

Вообще же считается, что глобальное потепление повышает неустойчивость климата. Летом экстремально высокие температуры, а зимой — экстремально низкие. Ну и, естественно, рост числа катастроф — засух, наводнений, ураганных ветров. Пока наука не может сказать точно, как глобальное потепление влияет на частоту экстремальных явлений, но ясно, что связь есть. У нас учет опасных явлений ведется с 1991 года, но даже за этот короткий период видно, что их количество растет.

— То есть повторение нынешнего сценария на следующий год вполне реально?

— Не исключено. Но у нас есть гипотеза, даже научное утверждение, о пределах предсказуемости погоды. Поэлементно спрогнозировать погоду можно максимум на две недели, потому что взаимодействие атмосферы и океана — сложнейшая задача, долгосрочного решения которой пока нет. Если же вы видите подробные прогнозы на месяц и более, это уже какая-то хиромантия. Модели долгосрочного прогнозирования существуют, но они математические, сценарные, и к ним есть критические замечания. Например, в долгосрочном прогнозе для России говорилось, что нынешнее лето будет теплым, но масштаб тепла прогнозировать не могли. Давали рост на один-два градуса выше нормы, а на самом деле получили восемь.

Но, может быть, технологическая база у метеорологов устарела и требуется ее модернизировать?

— У наших метеорологов есть технологии, позволяющие прогнозировать погоду на уровне развитых стран. Для выполнения глобального и регионального прогнозирования того, что есть, достаточно. Тем более в последние годы много было сделано. В стадии завершения находится проект модернизации существующих метеостанций. Это означает, что почти все они, а их около 1860, уже получили современное оборудование. Более 200 автоматических станций будут введены как раз в тех районах, которые требуют повышенного внимания. В детальном прогнозе существенную роль играют метеорологические локаторы, позволяющие заблаговременно дать информацию об опасности. Не спрогнозировать, но предупредить. Доплеровский локатор стоит порядка 1 миллиона 200 тысяч долларов. У нас такой пока один — в Пулкове. С локаторами у нас, в принципе, пока плохо — их насчитывается около 45, и все они расположены в аэропортах.

Что касается прогнозов, то в этом направлении процесс тоже идет, но гораздо медленнее. Если за рубежом все движется к тому, чтобы считать модели с разрешением 3 километра, то, я думаю, у нас только через год появятся модели, дающие прогноз с разрешением 7 километров. Это соответствует нашим возможностям. Главное, что процесс расширения возможностей должен идти беспрерывно.

— И требует новых финансовых вливаний...

— Это неизбежно. В Китае, например, насчитывается 35 тысяч автоматических станций, а их гидрометеорологический бюджет практически сопоставим с бюджетом национальной метеорологической службы США. Они каждый год запускают один-два метеорологических спутника. Это объяснимо, потому что потенциальный ущерб может быть выше этих трат. Так, в разные годы потери от стихийных бедствий в Китае оцениваются в размере от 0,5 до 3 процентов ВВП. В России, например, он ежегодно оценивается в 30—60 миллиардов рублей. Это, как правило, наводнения или засухи. К примеру, сейчас Министерство сельского хозяйства отмечает, что урожай зерновых снизится на 30 процентов по сравнению с прошлым годом.

— То есть государство платит за все?

— Как показывает опыт других стран, возможности государства в этой области небесконечны. В тех же Соединенных Штатах государственная сеть наблюдений дополняется частными. У нас тоже есть хороший пример. Одна страховая компания и сотовый оператор предлагают установить автоматические метеорологические станции на вышках сотовой связи. Для чего это надо? Если мы говорим о расширении страхования, о страховании рисков, то информация нужна максимально приближенная к тому району, где действует застрахованное лицо. Тогда можно оценить реальный ущерб. Я думаю, что такие инициативы должны поддерживаться и развиваться. Чем больше информации, тем лучше.

— К чему все дорогостоящие навороты, коль они не смогут помочь с долгосрочным прогнозом?

— Полученные данные помогут понять нам, как действовать дальше. И уже ясно, что, во-первых, необходимо снизить антропогенную нагрузку на природу, если мы хотим сохранить ресурсы для наших внуков и правнуков. А во-вторых, нужно учиться адаптироваться к происходящим изменениям климата. Мир пришел к пониманию того, что в условиях переменчивого климата информация от метеорологов может стать подспорьем для экономики. Поскольку не везде развита прикладная климатология, многие страны не имеют доступа к современной климатической продукции, использование которой необходимо для своевременной адаптации секторов экономики к происходящему на планете. Естественно, она есть в странах Европы, США, России, Китае, но эти страны еще не весь мир. Поэтому в сентябре 2009 года на Третьей Всемирной климатической конференции было принято решение о создании Глобальной рамочной основы климатического обслуживания. Фактически это целый набор услуг и информации, которые позволят без потерь приспособиться к изменениям. Взять хотя бы русла рек. Сегодня даже те реки, которые раньше были ручейками, выходят из берегов и провоцируют наводнения. Эти изменения надо учитывать и принимать соответствующие меры. Иначе будет, как в некоторых городах, которые постоянно становятся жертвами паводков только потому, что их построили без учета климатических характеристик или же не приняли меры по адаптации.

— Какие меры? Повернуть реки вспять?

— Конечно, нет. Подобное вмешательство в природную среду приводит к позитивным краткосрочным и негативным долгосрочным последствиям. Вспомните хотя бы случай с Каспием. Мы здесь говорим скорее о прикладной климатологии, результаты которой сегодня используются практически во всех областях. Простой пример: известно, что в Подмосковье глубина промерзания грунта 1,8 метра. Если вы будете закладывать фундамент выше этой глубины, то однажды он просто лопнет. Ниже — это лишние траты. Если хочешь сэкономить, надо учитывать параметры. А для этого требуются наблюдения, поскольку параметры меняются примерно каждые тридцать лет. Последний раз они были установлены в 1991 году.

— Придется ли странам перестраивать свои экономики «по погоде»?

— Безусловно, это уже декларируется. Вот только как это может быть вписано в существующую систему? Это, наверное, уже не к метеорологам — это вопрос государственного управления. Адаптация к климатическим проявлениям должна вестись на программном отраслевом уровне. Например, в 2006 году в Архангельске проходила метеорологическая конференция, участниками которой были и представители нефтяных и газовых компаний. Им интересно и выгодно знать, что происходит с климатом. И все же пока адаптация идет больше на уровне бытового понимания. Например, сейчас строительные фирмы при предупреждении о грозах и ураганах останавливают работу и приводят краны в такое положение, чтобы сильный ветер не мог их повалить. Или, например, московские власти говорят владельцам рекламных щитов, чтобы те проверили устойчивость конструкций. Но все это необходимо выводить еще и на программный экономический уровень, чтобы в региональных и районных масштабах бороться с негативными последствиями изменения климата. Это отвечает общемировым тенденциям и поможет России если не двигаться вверх по сравнению с другими странами, то хотя бы не отставать.

— Насколько Россия климатически и экологически подкована на фоне других развитых стран?

— По западным оценкам, степень осведомленности нашего населения относительно экологии и климата не слишком высока. У нас нет ни регулярных опросов общественного мнения, ни внятного экологического образования, которое нужно вести с малых лет. Человек должен реально осознавать, что такое погодное, экологическое или климатическое бедствие и как к нему надо готовиться. А сейчас, даже если поступает сигнал тревоги от МЧС или от властей, многие не понимают, для чего это надо, могут просто отмахнуться, как это у нас принято, и не станут ничего делать. В результате мы получаем печальные последствия.

— И все же, можно ли по результатам этого лета предсказать, какой будет зима?

— Учитывая, что наша страна находится в нескольких климатических зонах, я не ошибусь, если скажу, что зимой будут морозы...

Версии

Горячие факты

Жаркое лето подкинуло ученым, пожалуй, одну из главных климатических задач: какие силы так долго удерживали антициклон над центральной частью России? Гипотезы на сей счет рождаются одна за другой.

Британский метеоролог Майк Блекберн предположил, что во всем виноват сбой в работе так называемых струйных течений. Это потоки очень сильных ветров, которые гуляют в тропосфере. Их скорость в десятки раз превышает скорость приповерхностных ветров, и именно они ответственны за сильную турбулентность. В Северном полушарии волны этих течений движутся с запада на восток, вместе с ними «перемещается» и меняется погода. Однако течения могут колебаться и с севера на юг, вызывая так называемые волны Росби. Если они вдруг идут против потока, то блокируют движение ветров. В итоге ситуация напоминает глухую пробку на перекрестке, когда машины, едущие в разных направлениях, преграждают друг другу путь. Результатом такого стопора якобы и стала жара в средней полосе России. С другой стороны, по мнению Блекберна, эта же погодная «пробка» заблокировала летний муссон в Пакистане, что привело к небывалым наводнениям. Правда, у этой «струйной» теории есть один недостаток. Объяснить причины противохода волн Росби британский специалист не смог. Он предположил, что это может быть связано с глобальным потеплением, но никаких доказательств не предоставил.

По другой версии, представленной нашими климатологами, всему виной нарушение глобальной циркуляции атмосферы Земли. Атмосферные слои, взаимодействуя с океанскими течениями, провоцируют погодные сбои и вызывают катастрофы вроде торнадо, ураганов и засух. Это, между прочим, связывает между собой не только жару в России и наводнения в Пакистане, но и невероятные холода в Южной Америке.

Есть и совсем парадоксальные утверждения. Так, бывший военный синоптик Николай Караваев утверждает, что мы стали жертвами прежде неизвестного климатического оружия. Он ссылается на доклад представителей США, которые уверяют, что к 2025 году смогут управлять погодой. По мнению эксперта, Россия могла стать полигоном для испытаний, а катаклизм зародился не в тропосфере, а гораздо выше — в термосфере на высоте свыше 90 километров. В своих подозрениях он не одинок. Некоторые эксперты считают, что блокировкой антициклона управляли с научно-исследовательской станции Хаарп на Аляске, где на территории площадью 14 гектаров установлены огромные антенны. Их излучение якобы и спровоцировало жару.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера