Архив   Авторы  

Фининспектор
Политика и экономикаВ России

«Покой нам только снится. Обманутые вкладчики исчезли — их место теперь заняли обманутые заемщики», — говорит депутат Госдумы и первый в России финансовый омбудсмен Павел Медведев




 

В России появился новый общественный институт финансового омбудсмена. По-русски говоря, это «представитель», «защитник», «посредник». В стране таковых уже несколько: Павел Астахов — по правам ребенка, Владимир Лукин — по правам человека, а также их региональные коллеги. А вот стражей кошельков у нас пока еще не было. Продвигать западное ноу-хау будет депутат Госдумы Павел Медведев — так решили сами банкиры. О том, кого и как он собирается защищать, финансовый омбудсмен рассказал «Итогам».

— Павел Алексеевич, для вас это назначение было неожиданностью или тут нечему удивляться?

— Возможно, я его спровоцировал. У Александра Владимировича Турбанова (генерального директора Агентства по страхованию вкладов. — «Итоги») есть научный семинар, на котором рассматриваются разные финансовые вопросы. Недавно там обсуждали проблему финансового уполномоченного: нужен — не нужен. Когда дошла очередь до моего выступления, я позволил себе пошутить, что, как герой Мольера, всю жизнь говорил прозой, не подозревая этого. Оказывается, всю жизнь был омбудсменом, а узнал об этом только на семинаре.

— Всю депутатскую жизнь?

— Практически всю. В парламенте я работаю уже более 20 лет. В 1990 году меня назначили главой подкомиссии по банковскому законодательству тогда еще Верховного Совета, и простые советские люди решили, что раз я отвечаю за законодательство, я отвечаю и за его нарушителей. А сказать этим самым простым советским людям: «Знаете, читайте Конституцию!» — было негуманно, так как их только что обманул какой-нибудь «МММ» и я был их последней надеждой. В 1992—1993 годах таких мошенников на финансовом рынке было хоть пруд пруди. Люди искали какой-то защиты, вот и шли ко мне. Иногда удавалось помочь, но чаще всего были разочарования. Знаете, это откуда? (Показывает на стену, где висит рамка с тремя бабочками.)

— Откуда?

— От жертв Мавроди. Он был трогательным коллекционером бабочек.

— Трофей?

— Да, след одной из тогдашних немногих, но ярких побед. Победа состояла в том, что мы сначала отсудили, а потом и получили с Мавроди миллиард рублей в пользу группы обманутых им граждан. Бабочки — это подарок от них.

— Еще скальпы есть?

— Столь знаменитых из той эпохи, пожалуй, нет. Мы продолжали выигрывать суды у всяких проходимцев, но получали главным образом моральное удовлетворение: к моменту судебного решения с них взятки были гладки — они все успевали украсть. Стало очевидно, что нужно искать собственный источник денег для компенсации потерь граждан. В необходимости такого источника удалось убедить Бориса Николаевича Ельцина. Так возник Федеральный общественно-государственный фонд по защите прав вкладчиков и акционеров с финансированием за счет отчислений доли — ничтожной доли! — доходов от приватизации. Этот фонд существует до сих пор и до сих пор выплачивает компенсации жертвам псевдофинансовых структур (см. www.fedfond.ru. — «Итоги»), но не банков. Для банков такого фонда было явно недостаточно. Нужно было создавать полноценную систему страхования вкладов. Не прошло и двенадцати лет с момента возникновения этой идеи, как она оказалась воплощена в жизнь и прекрасно работает.

— Кого среди ваших «клиентов» было больше: жертв мошенников или жертв собственного незнания?

— Первые постепенно начали вымирать как класс. Но, как известно, покой нам только снится. Обманутые вкладчики исчезли — их место теперь заняли обманутые заемщики. Как-то принес мне такой заемщик кредитный договор, в котором в первых строках был указан взимаемый процент — 22, а по всему пространству договора — бисером — рассыпаны мелкие комиссии. Собрал я весь этот бисер, и получилась эффективная процентная ставка (то есть учитывающая все платежи) под сто процентов!

— Иными словами, получается, что клиент сам виноват. Не прочитал внимательно договор. Разве не так?

— Не совсем так. Чтобы собрать этот бисер, мне понадобился специальный банковский калькулятор, который и не у каждого банкира есть, а уж у рядового заемщика его точно быть не может. Так что, пожалуй, лучше сказать: совсем не так. Договор вводил в заблуждение. И с этой бедой справились. Сначала Банк России обязал банки указывать в договоре эффективную процентную ставку, а потом это требование было закреплено в законе.

— А как ваше неформальное омбудсменство помогало в кризис?

— Для меня омбудсменский кризис начался в феврале — марте 2009 года. На это время пришелся пик количества жалоб от ипотечных заемщиков. Надо сказать, что первые наши просьбы о реструктуризации кредитов банки приняли без энтузиазма — было много отказов. Потом правительство приняло разумную программу поддержки ипотечных заемщиков, через короткое время улучшило ее. Очень эффективными исполнителями программы оказались Агентство по ипотечному жилищному кредитованию, а потом и Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов. К маю — июню обстановка разрядилась: львиная доля наших просьб была выполнена.

— Получается, что официальное назначение финансовым уполномоченным лишь формальность?

— Не совсем так. У меня появилось право в некоторых случаях и для некоторых банков принимать обязывающие решения. Но, пожалуй, не это главное. Главное то, что мне оказано доверие. Я надеюсь, что этот факт побудит всех банкиров более внимательно и с большим сочувствием рассматривать мои просьбы. И, конечно, нельзя забывать, что мне дают помощников. Это позволит более тщательно готовить просьбы, может быть, сделать их более убедительными.

— За основу статуса финансового защитника граждан в России решили взять германскую модель. Чем так приглянулся нам немецкий опыт?

— У нас не было выбора. Альтернатива — ввести институт омбудсмена по закону. Но ведь закона нет. А пока он не принят, можно либо ждать у моря погоды, либо сделать хотя бы маленький шаг в нужном направлении. Мы выбрали второе. Ведь, например, омбудсмены в Норвегии существуют по закону, а в Германии — нет. Так что я с благодарностью принял предложение банковского сообщества.

— Вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов говорил, что «отдаться» омбудсмену готовы два десятка банков. Пока с вами подписали соглашение шесть кредитных организаций, хотя и очень крупных...

— Две недели назад вообще не было ни омбудсмена, ни банков-подписантов. Теперь их шесть. Завтра будет больше. Если институту омбудсмена удастся убедить банки в том, что присоединение к нему повышает доверие к ним, начнется цепная реакция. Ведь в начале борьбы за систему страхования вкладов из всего банковского сообщества ее поддерживали лишь Сергей Егоров и Гарегин Тосунян (первый и нынешний президенты Ассоциации российских банков. — «Итоги»). Теперь вы не найдете банка, не ценящего систему страхования, хотя в нее приходится платить. Доверие дороже этих платежей.

— То есть насильно загонять банкиров в систему омбудсменства не придется?

— Наше финансовое сообщество сильно изменилось. Тех ребят, которые называли себя банкирами в начале 90-х, просто нет уже на российском рынке. Как-то, помнится, в начале 1993 года сижу в своем кабинете в Белом доме, занимаюсь какими-то делами. И вдруг без стука ко мне заходит незнакомый человек. Я уставился на него удивленно, а он садится напротив и говорит, показывая на мое кресло: «Скоро будут выборы, и в этом кресле буду сидеть я. Мне нужна ваша неприкосновенность». Оказалось, что это банкир. Впоследствии он сделался знаменитым, а его банк очень крупным — по масштабам 90-х. Но закончилось все плохо. Ему действительно пригодилась бы неприкосновенность. Он совершил какое-то ужасное преступление и сел в тюрьму на много лет. Такой тип, конечно, крайность. Однако в банковском сообществе было немало середнячков, которые никого убивать не собирались, но украсть 100 рублей и убежать были не прочь. В такой обстановке фактор доверия не мог быть доминирующим даже в головах вполне честных банкиров. Теперь же уровень респектабельности вырос грандиозно! Даже цинизм стал респектабельным. Как-то один крупный бизнесмен сказал мне: «Украсть можно миллионы, а при честном поведении в долг можно взять миллиарды. Мы будем вести себя честно».

«Отдаться» в руки омбудсмену — значит продемонстрировать готовность к диалогу, готовность вести свое дело честно и открыто. А это все вызывает доверие. Доверие, ценность которого растет день ото дня.

Статистика

Дайте жалобную книгу

По данным Роспотребнадзора, только за первое полугодие 2010 года в ведомство поступило 14 тысяч обращений с жалобами на оказание финансовых услуг, что в 3,6 раза больше, чем за весь прошлый год. Как следствие, выросло и число внеплановых проверок. Так, в 2009 году их было 252, а только в первом полугодии 2010 года — уже 276! При этом привлечь к административной ответственности за аналогичные периоды удалось 326 и 299 лиц соответственно.

Словом, тяжело приходится чиновникам. Самое время подключиться финансовому омбудсмену.

Чем недовольны россияне? По мнению начальника управления защиты прав потребителей Роспотребназдора Олега Прусакова, главный предмет жалоб — сокрытие комиссий и эффективных ставок по кредитным продуктам. Видно, «рекомендации» ЦБ по-прежнему игнорируются банками. По мнению чиновника, появилась и новая проблема: в некоторых случаях невозможно получить подтверждение, что клиент рассчитался с банком. А рост числа жалоб связан с тем, что после острой фазы кризиса большое число клиентов заметили нарушения условий кредитных договоров, а появившиеся судебные прецеденты побуждают их защищать свои права.

Полномочия

Из Положения об общественном примирителе на финансовом рынке (Финансовом омбудсмене)

1.1. Общественный примиритель на финансовом рынке (Финансовый омбудсмен) является постоянно действующим общественным органом разбирательства споров, возникающих между финансовыми организациями и их клиентами — физическими лицами.

1.2. Финансовый омбудсмен осуществляет свою деятельность в соответствии с действующим в РФ законодательством на принципах справедливости, законности, независимости, безвозмездности, беспристрастности и равноправия сторон. Ассоциация российских банков и ее должностные лица не вправе вмешиваться в вопросы деятельности Финансового омбудсмена, связанные с рассмотрением споров...

2.1. Финансовым омбудсменом может быть физическое лицо — гражданин РФ, — имеющее высшее образование, не являвшееся в течение последних трех лет до назначения работником или избираемым должностным лицом в кредитной организации...

2.6. Финансовый омбудсмен назначается Ассоциацией российских банков сроком на 5 лет...

3.1. К компетенции Финансового омбудсмена отнесено разрешение гражданско-правовых споров, заявителем в которых является физическое лицо — клиент финансовой организации и с суммой требований до 300 000 рублей, возникающих в связи с заключением, изменением, исполнением или прекращением договоров, заключенных с финансовыми организациями и не связанных с осуществлением физическим лицом предпринимательской деятельности, а также жалоб, возникающих вследствие или в связи с деятельностью финансовых организаций, если возможность обращения к Финансовому омбудсмену предусмотрена в письменных декларациях (заявлениях) сторон спора...

3.3. Спор не может быть передан на рассмотрение Финансового омбудсмена, если по спору имеется вступивший в силу судебный акт, разрешающий спор по существу.

3.4. Вопрос о компетенции по конкретному спору решается исключительно Финансовым омбудсменом, рассматривающим данный спор.

3.5. Финансовый омбудсмен разрешает споры путем осуществления примирительной процедуры, а в случае невозможности достичь примирения сторон — путем рассмотрения спора по существу.

3.6. Споры, передаваемые Финансовому омбудсмену, разрешаются им в порядке, предусмотренном Регламентом Общественного примирителя на финансовом рынке (Финансового омбудсмена), который утверждается Ассоциацией российских банков.

3.7. Акты Финансового омбудсмена подлежат исполнению на основе принципов добровольности и добросовестности сторон...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера