Архив   Авторы  

Имя собственное
Политика и экономикаВ России

Виктор Черномырдин — фигура уникальная. Уже хотя бы потому, что в новой России ему выпала доля пахать по непролазной целине — без всякого плана или чертежа








 

Аналогии нынче в моде. Вот и Виктора Степановича Черномырдина сравнивают то с Сергеем Юльевичем Витте, то с Петром Аркадьевичем Столыпиным. А он просто ЧВС! Для истории страны фигура вполне самодостаточная. Уже хотя бы потому, что в новой России ему выпала доля пахать по непролазной целине. Черномырдин — первый российский капиталист, который буквально на коленке создавал «Газпром». Первый премьер, кому удалось, не расплескав, перевернуть страну. И просто первый политический «тяжеловес» с неповторимой харизмой и обаянием. И это далеко еще не все о нем.

«Мы всегда можем уметь!»

За характерный стиль руководства Виктора Степановича иной раз называли не премьером, а директором. России, которая то ли стояла на коленях, то ли пыталась выбраться из-под обломков советской державности, как раз и нужен был руководитель директорской закваски, приученный делать дело без белых перчаток, работающий по принципу: «Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче».

И впрямь, «легче» для него никогда не наставало. Из красных директоров он шагнул прямо в рынок, который, собственно, сам и создавал. Правительство возглавил, когда социализма уже не было, а капитализм еще не наступил. Когда жить по-старому было уже нельзя, а как по-новому — никто не знал: опыта такого не имелось в мировой истории. Так что пришлось Виктору Степановичу самому создавать инструкцию по капитальному ремонту страны. Ошибки были неизбежны, но лозунг выбран правильный: «Мы всегда можем уметь!»

Короче, когда реформаторы уже достаточно наломали дров и Борису Ельцину, как он и пообещал сгоряча, оставалась одна дорога — на рельсы, в декабре 1992 года выбор пал на не слишком тогда известного в широких кругах ЧВС.

Дело, как рассказывал «Итогам» Алексей Улюкаев (нынешний первый зампред ЦБ РФ), было так. Раскалившийся добела VII съезд народных депутатов проголосовал за лидера красных директоров Юрия Скокова, ЧВС был вторым, а Гайдар только третьим. Ельцин, переговорив с Гайдаром и Скоковым, выбрал того, кто посередине. «Черномырдин — это было решение вполне прагматичное. С одной стороны, он вроде бы из того же теста, крепкий хозяйственник, с другой — показал на практике, что многое умеет. Газовая отрасль под его началом была современная, эффективная».

Сам крепкий хозяйственник, как вспоминают очевидцы, в тот горячий денек на съезд не пошел — у себя в министерстве сидел и периодически «включался в трансляцию» по телевизору. Потом был звонок Ельцина и переполошившая реформаторов фраза ЧВС: «Нам нужен рынок, а не базар». «Не обиделись?» — спросили мы у Улюкаева. «Что обижаться-то? Мы от него и других фраз слышали немало. Просто надо понимать дистанцию между тем, что он произносит, и тем, как действует. Хотя и Гайдар, а за ним и другие говорили, что его назначение премьером — это «самое дорогое экономическое образование для страны».

«Моя жизнь прошла в атмосфере нефти и газа»

Гарвардов Черномырдин не кончал. У ЧВС за плечами два политеха — Куйбышевский и Всесоюзный заочный, плюс вся остальная жизнь, которая, как он сам заметил, прошла «в атмосфере нефти и газа».

Еще до Горбачева он стал министром газовой промышленности СССР. И именно по инициативе Виктора Степановича союзное министерство тихо и почти незаметно преобразовалось в госкорпорацию под теперь уже всемирно известнейшим брендом «Газпром». Так что по факту на момент своего назначения премьером он был больше министром-капиталистом, чем все его молодые реформаторы вместе взятые. И не только теоретиком, но и практиком. Причем практиком ЧВС оставался и при форс-мажорных обстоятельствах. Даже в августе 1991-го, когда под звуки «Лебединого озера» к власти рванул ГКЧП. Мысль у нефтегазового министра в тот момент была только одна: если эта отрасль дернется в ту или иную сторону, стране кранты!

Прагматизм не изменил ему и при формировании своего первого правительства. Сначала, как рассказывали герои тех горячих дней, он предложил всем, в том числе и Гайдару, остаться на своих постах. Тех, кто не захотел, удерживать не стал. И в итоге предпочел «коктейль» из знакомых по работе в советском госаппарате и представителей новой управленческой школы. Получился вполне работоспособный кабинет. И так было не раз. Словом, в 1997 году, когда первыми вице-премьерами стали Анатолий Чубайс и Борис Немцов, ни они, и никто другой не сомневались, что работается с ЧВС очень даже комфортно. Всем, невзирая на политическую ориентацию.

Как рассказывал «Итогам» тогдашний вице-премьер Олег Сысуев, «ЧВС был членом нашей команды. Он хорошо понимал, что стране давно нужны реформы». Было, как вспоминает младореформатор, и чему поучиться у матерого аппаратчика: «Идет совещание в узком составе. Я делаю доклад. Виктор Степанович меня останавливает и заинтересованно так спрашивает: «Короче, Олег, на кого наезжаем?..»

Как проходил черномырдинский кадровый отбор — отдельная песня. Того же Олега Сысуева ЧВС присмотрел так. «За год до приезда в Москву в Самаре (Сысуев возглавлял там местную администрацию. — «Итоги») проходило чествование 80-летия политехнического института. На юбилей приехали два его славных студента. Троечники Виктор Черномырдин и Рем Вяхирев... Так вот, Виктор Степанович город прекрасно знал и в тот приезд хвалил меня за успехи», — рассказывает Сысуев. А вскоре его вызвали «на собеседование» к премьеру в Москву. После предложения занять пост в федеральном правительстве мэр из провинции попросил время подумать, на что премьер по-отечески так произнес: «Иди, подумай минуток десять».

Как ему удавалось объединить всех этих «коней» и «ланей», чтобы не лягались? Ответ на этот вопрос дал он сам: «У нас беда не в том, чтобы объединиться, а в том, кто главный».

А главным он быть умел. А когда на его правительство однажды уж слишком круто наехали, сказал, как отрезал: «Правительство в отставку?.. У кого руки чешутся — чешите в другом месте!» Враз отвалили!

«Лучше водки хуже нет»

Кстати, совком Виктор Степанович никогда не был. Ни внутренне, ни внешне. По достоверным сведениям, во времена студенчества Черномырдин, парень из уральской глубинки, на слух освоивший сначала балалайку, а потом баян, усердно экономил, чтобы не отставать от моды. Новые брюки против калорийного питания — такая дилемма колебаний не вызывала.

В пору директорства, партноменклатуры и работы союзным министром возможности, конечно же, были иные. Но все равно наши, вырвавшиеся с оказией на тлетворный Запад, были там, что называется, не комильфо. Как ни старались! Первое появление Виктора Степановича в чопорном Давосе произвело бешеный фурор. Коренастый телом, но элегантный статью премьер в зеленоватом в крапину дорогом пиджаке выглядел не хуже утонченного европейца. Пресса на время забыла о внешнем российском долге...

Рюмашку — да, мог пропустить. Но в «расслабленном» состоянии никто и никогда его не видел. И в деловых премьерских поездках в отличие от ельцинских, где стоял дым коромыслом, на борту «не наливали». А курящий сотрудник аппарата Черномырдина Игорь Шабдурасулов еще и не расставался с жевательной резинкой — запаха табака Виктор Степанович в прямом смысле на дух не переносил.

Зато к искусству питал явную слабость. Помню, в 1997-м, во время визита ЧВС в Прагу, свита изо всех сил старалась не допустить «до тела» снимавшего там очередной шедевр Никиту Михалкова: денег ведь наверняка просить будет! И что? Входим мы на ночь глядя журналистской компанией в старинный пивной кабачок, а там на радость местной публике сидит сладкая парочка — Виктор Степанович с Никитой Сергеевичем. Не устоял премьер.

Да и вообще крепкий хозяйственник человеком был мягким и сентиментальным.

Как вспоминает Олег Сысуев, в декабре 1997 года его отправили на шахту «Зыряновская» Кемеровской области, где произошел взрыв и погибли люди. В эти дни ему позвонил Черномырдин. Спросил, как дела. «Я доложил, что под завалами остался один шахтер, но мы его найдем. Тут его голос дрогнул, и он сказал, что сегодня на жилой квартал Иркутск-2 рухнул гигантский Ан-124 «Руслан». Никогда не забуду, как задрожал его голос, затем наступила тишина на том конце провода. Мне показалось, что Виктор Степанович чуть ли не плачет от горя и бессилия...»

«В харизме надо родиться»

Революционером в политическом смысле Черномырдин никогда не был. Хотя Анатолий Чубайс сделал куда меньше для похорон социализма, чем он. Действовал ЧВС исключительно хозяйственными методами, которыми владел в совершенстве.

История рассудит, как в конечном итоге будут оценены черномырдинские залоговые аукционы — то ли как «разграбление России», то ли как единственно возможное противоядие от возврата в совок? Одно бесспорно: это был его принципиальный выбор — отдать экономику в руки крупного капитала. Но после этого олигархия расцвела по всей стране буйным цветом. С «капитанами российского бизнеса» ЧВС в открытое противостояние не вступал. С Березовским и Гусинским не ссорился, но и дружбы их не принимал. Во всех корпоративных конфликтах ничьей стороны не принимал. Из всех экономических структур предпочтение отдавал своему любимому детищу — «Газпрому», который он, как Пигмалион, создавал из того, что было, и стойко оберегал.

Черномырдина есть за что критиковать. Но кто скажет, в какой стране мы бы сейчас жили, если бы Виктор Степанович действовал последовательно, двигался от простого к сложному и никак иначе? Да и у него самого уже был готов ответ критикам: «Принципы, которые были принципиальны, были непринципиальны». Разве не понятно сказано? ЧВС, по его собственному признанию, дураков терпеть не мог, потому и выражался коротко и ясно.

Что ему самому перепало от трудов на ниве большой экономики? Ходили слухи, будто Виктор Степанович — обладатель пятимиллиардного состояния, раскиданного по зарубежным банкам. «Я к историям о взятках и состояниях отношусь как к шуткам, — отмахивался Черномырдин от назойливых репортеров. — Я даже не был акционером «Газпрома», ушел из него, когда еще не было акционерной компании... Естественно, я небедный. Много лет работаю руководителем, крупным руководителем, и всегда был высокооплачиваемым. С чего я должен считать себя убогим? Но если бы у меня все было, если бы я имел миллиарды...»

...В 1998 году Виктор Степанович перестал быть премьером. По одной из версий, отставка состоялась после того, как он подержался за ядерный чемоданчик, пока Ельцину делали шунтирование. Будто бы Борис Николаевич узрел в нем соперника и поспешил задвинуть.

Есть и другая версия: Ельцин якобы не хотел расставаться со своим премьером, но обстоятельства оказались сильнее. Как рассказал «Итогам» экс-спикер Госдумы Геннадий Селезнев, в 1998 году президент дважды вносил кандидатуру Виктора Степановича, и дважды депутаты его отвергали. Если бы внес и в третий раз и его опять прокатили, Думу надо было бы распускать. В Кремле собрались лидеры фракций и напрямую спросили у президента: уверен ли он, что следующая Дума не будет такой же красной? Готов ли снова выкатывать танки из ангаров? Воспоминания о событиях 1993 года удручающе действовали на Бориса Николаевича, и он сдался.

Свою точку зрения изложил «Итогам» и Олег Сысуев. Дочь Бориса Николаевича Татьяна «тогда жила иллюзиями, думала, что с помощью молодого премьер-министра можно помочь папе управлять страной, не понимая, возможно, искренне, что главная проблема как раз в папе и состоит. Между тем эта идея долго витала в воздухе, и в апреле 1998 года правительство возглавил очень молодой человек — Сергей Владиленович Кириенко».

Были ли у Виктора Степановича президентские амбиции? Поговаривают, что были. Это уже версия, изложенная нам генералом Леонидом Ивашовым. В 1999 году Черномырдин был назначен спецпредставителем президента по урегулированию ситуации вокруг Союзной Республики Югославия. Вариантов замирения было два — российский и американский. По первому Россия получала в Косово несколько секторов ответственности и соответствующее влияние. По американскому — практически ничего. Виктор Степанович торговаться не стал — принял вариант США. По версии генерала, это был размен. Будто бы вице-президент Альберт Гор пообещал Черномырдину поддержку в его президентских амбициях. Кто теперь это подтвердит или опровергнет?.. Так или иначе, излишней самостоятельности Борис Ельцин Черномырдину не простил, что в общем-то понятно. И в своей собственной судьбе Виктор Степанович оказался оракулом, когда сказал: «В нашей жизни не очень просто определить, где найдешь, а где потеряешь». Вот и не определил...

Потом ЧВС восемь лет отработал чрезвычайным и полномочным послом России на Украине. Был провозглашен почетным запорожским казаком. Для политика его масштаба — фитюлька, и не более. Но около восьмидесяти процентов украинских нефтеперерабатывающих заводов оказались под российским капиталом, а товарооборот между Россией и Украиной за восемь лет вырос с девяти миллиардов долларов аж до сорока! Как вспоминает Александр Шохин, который работал с ЧВС вице-премьером, а потом был его замом в движении «Наш дом — Россия», он как-то спросил бывшего шефа: «Виктор Степанович, а на предстоящих выборах в президенты Украины если бы баллотировались, могли бы выиграть?» Он ответил : «Наверное, мог бы. Только гражданства нет. Хотя жена у меня украинка, можно, наверное, было бы похлопотать...»

...В общем, как мог — так и говорил, что умел — то и сделал. С единственным, но принципиальным уточнением: та Россия, к которой ЧВС приложил руку, все-таки получилась не «как всегда». Гораздо лучше!..

В тексте использованы материалыиз спецпроекта «Итогов» «История от 1-го лица»

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера