Архив   Авторы  

Отечество в запасности
Политика и экономикаВ России

Почему в вертикали власти перестали работать карьерные лифты




 

Российские элиты задыхаются без притока свежей крови. Кто бы спорил! Даже Кремль это понимает: еще в 2008 году в карьерные лифты усадили сотни молодых и амбициозных управленцев, бизнесменов, ученых — элиту президентского и партийного кадрового резерва. Но двери кабин захлопнулись, а кнопку «старт» нажать забыли. «Итоги» разбирались, почему во властной вертикали неладно с лифтовым хозяйством.

Сборная Кремля

25 августа 2008 года только что вступивший в должность президент Дмитрий Медведев подписал указ № 1252 о формировании и подготовке резерва управленческих кадров. Костяк команды нового главы государства составили сто человек («золотая сотня»), которых отобрала специальная комиссия при президенте. Ежегодно «сотня» пополняется новыми лицами из президентской «тысячи», в которую, в свою очередь, набирают людей из более обширного федерального резерва. По состоянию на 4 апреля 2011 года он насчитывает 2591 персоналию, имеющую рекомендации федеральных и региональных органов исполнительной власти, вузов, госкорпораций и бизнеса.

«О том, что я попала в президентскую «сотню», мне сообщили друзья, — вспоминает заместитель генерального директора компании IBS Татьяна Попова. — Я была очень этому рада. Попадание в «сотню» означало признание результатов моей работы за большой период времени». Впрочем, как призналась Татьяна, никаких официальных извещений из администрации президента она не получала и ни на какие встречи и заседания впоследствии не приглашалась.

Татьяна в прошлом опытный госслужащий. Она работала сенатором от Пермского края, заместителем гендиректора госкорпорации Фонда содействия реформированию ЖКХ и возглавляла департамент по межбюджетным отношениям Минрегиона. В бизнес же ее занесло стечение обстоятельств и выгодное предложение, а вовсе не место в «сотне». «Да, это неплохой статусный бонус к резюме, но не более того», говорит Татьяна.

Еще одна резервистка — Ольга Костина, председатель правления правозащитной организации «Сопротивление». «Мне пришло сообщение по электронной почте из Кремля с просьбой разрешить использовать мои личные данные, — рассказывает Ольга. — На этом мое участие в «сотне» закончилось». Впрочем, как член Общественной палаты она присутствует на «профильных» заседаниях с участием президента и получает гранты. По ее мнению, куда более эффективным способом для простого смертного попасть во власть — это стать членом ОП: «Некоторые из них благополучно стали депутатами Госдумы».

Впрочем, есть в «сотне» и другая «обойма», более напоминающая экспертный совет при президенте. «Как представители кадрового резерва мы неоднократно встречались с руководителями органов власти, говорит вице-президент «ВымпелКома», а в прошлом чиновник Павел Бородин. Причем наши встречи носили в основном неформальный характер, а такой разговор зачастую дает крайне положительный опыт, который вряд ли получишь, общаясь с теми же руководителями в деловом режиме. Плюс к этому проходят периодические встречи лиц, включенных в «сотню», между собой, где мы обсуждаем различные инициативы властей». В этом «гарвардском клубе» принимали участие и управляющий партнер компании «Эрнст энд Янг» по России Александр Ивлев, и гендиректор строительной корпорации «Баркли» Константин Акимов. Их приглашали на совещания, спрашивали совета по тем или иным экономическим вопросам. «Из недавнего встречались с Евгением Примаковым. Кроме того, неоднократно собирались и с членами инициативной группы президентской «сотни» (самые активные участники проекта. «Итоги»). Говорили о привлечении профильных резервистов в качестве независимых директоров в госкорпорации. Был и ряд других закрытых консультаций по поводу участия топ-менеджеров из «сотни» в различных проектах», — рассказывает Константин. Однако предложений о работе нашим собеседникам не поступало и на госслужбу их не зовут.

Так работает ли в принципе этот карьерный лифт? Если верить статистике, то причин для тревоги вроде бы нет.

По словам начальника управления президента по вопросам госслужбы и кадров Сергея Дубика, по итогам 2009 года на новые должности был назначен 41 человек из первой «сотни» и 75 представителей президентской «тысячи». Но давайте повнимательнее посмотрим на векторы этих перемещений.

Четыре человека из «сотни» перешли работать из одной частной компании в другую. Семеро поменяли пост на более высокий внутри одной компании. Один человек, Федор Андреев, перешел из одной госкомпании в другую: пост старшего вице-президента «РЖД» он сменил на должность президента «АЛРОСА». Двадцать один чиновник поменял работу внутри системы органов госвласти, двое возглавили субъекты Федерации: Вячеслав Гайзер — Республику Коми, Андрей Турчак — Псковскую область. Четыре чиновника ушли в бизнес. И лишь два бизнесмена попали, что называется, в яблочко: президент компании «АТОН» Евгений Юрьев, ставший советником президента РФ, и президент UFG Asset Management Михаил Мишустин, возглавивший Федеральную налоговую службу. Последний, кстати, почти всю жизнь был чиновником, а в бизнесе перед высоким назначением проработал всего лишь года два...

О чем это говорит? В «сотнях» и «тысячах» — сплошь и рядом известные бизнесмены, чиновники... Словом, люди если и не мелькающие ежедневно на экранах телевизоров, то уж в своих узких кругах широко известные. Ими, скорее всего, и хотели заместить вакантные должности еще до внедрения резервных «сотен» и «тысяч». Безусловно, такая «база данных» стала бы неплохим лифтом для муниципальных и региональных чиновников, которые метят в Центр. Но их чаша сия в основном минует.

Из окружных и региональных резервов (вместе это около 35 тысяч человек) такого рода назначений в 2009 году зафиксировано примерно две тысячи. Из этих выдвиженцев 166 человек стали главами органов местного самоуправления.

У «инициативников» ситуация и того хуже: дорога во власть, особенно на руководящие федеральные посты, для этого контингента по-прежнему закрыта. Формально в рамках проекта президентского резерва существует служба по трудоустройству всех желающих. На начало апреля там зарегистрировались 35 316 человек. Надо только заполнить анкету на сайте Федерального портала управленческих кадров (www.rezerv.gov.ru) и ждать приглашения на собеседование, претендуя на одну из более тысячи должностей вроде «ведущего специалиста», «эксперта», «судебного пристава» в региональных органах власти. Эдакий хедхантинг для госслужащих. Но, подчеркнем, этот кадровый лифт работает только на нижних этажах вертикали власти. Выше ему путь заказан.

Сборная партии власти

Проблемой кадрового голода озаботилась и партия власти. В том же 2008 году «Единая Россия» запустила проект «Кадровый резерв — Профессиональная команда страны». Цель — отобрать по всей стране молодых и эффективных управленцев из разных сфер, от бизнеса до политики, поясняет руководитель проекта Юрий Котлер. Добавим от себя: заказчиком проекта выступает партия власти, и добытые кадры по идее должны крепить именно партийную вертикаль. Выбрали, к примеру, где-то мэра-«единоросса», он формирует команду и может воспользоваться партрезервом для ее пополнения. «Мы построили поисковую систему, которая позволяет найти людей по всей стране и под любую задачу», — говорит Юрий Котлер.

С момента запуска проекта в кадровый резерв набралось 4788 человек, почти половина (2166 резервистов) попала в списки в прошлом году. «Мы анализировали методики и системы отбора сотрудников госсектора в разных странах, включая Сингапур, Казахстан, США, Францию, и даже партийный опыт бывшего СССР. В результате получилась модель метакомпетенций под названием «КРАЙ» (компетентность, развитость, активная жизненная позиция и интеллект), которая позволяет комплексно оценить человека c точки зрения его профессионализма, ценностной ориентации, мотивации, а также социального и делового интеллекта», — рассказывает Илья Брейман, консультант компании Ward Howell, которая помогала работать над проектом.

Сейчас среднестатистический партийный резервист выглядит так: мужчина (70 процентов участников) в возрасте Христа, с двумя высшими образованиями, большими амбициями и лидерскими качествами. Портрет вполне симпатичный. Другое дело, что большинство партрезервистов тоже пока что прозябает на скамейке запасных и ждет, когда «тренер» обратит на них внимание и выпустит на поле.

500 человек из 2622, попавших в резерв в 20082009 годах, то есть около 19 процентов, получили продвижение в местные органы власти или бизнес. Среди самых значимых кадровых подвижек назначение Александры Александровой на пост начальника управления госслужбы и кадров правительства Москвы, Дмитрия Дмитриенко на пост губернатора Мурманской области, Дмитрия Поликанова  на пост замруководителя ЦИК «Единой России». Юрий Котлер считает это очень даже хорошим результатом. Могло ли быть больше? «Представители из бизнес-среды склонны относиться к государственным кадровым резервам со скепсисом: для многих важно занять строчку в списке, но при этом люди не верят в эффективность и полезность этой системы для себя или государства. Никто не хочет быть на скамейке запасных, признает Илья Брейман. У чиновников, которые попали в резерв, другая реакция: они опасаются вышестоящих начальников, в резерв не попавших. А ну как те начнут чинить искусственные преграды для роста?

Есть у кадрового проекта «ЕР» несомненный плюс: список открыт для представителей любых политических партий. Правда, сейчас в нем таких немного. Согласно статистике, 43 процента резервистов — «единороссы», 9 процентов — сторонники партии власти, остальные беспартийные (45 процентов) и члены других партий (3 процента). Правда, кроме членов близкой к Кремлю партии «Правое дело», Юрий Котлер никого припомнить не смог...

Нажмите кнопку «вверх»

В общем, оба кадровых резерва — президентский и «единоросский» — вещь нужная и полезная. Но, как показывает жизнь, социальные лифты если и поднимают молодых резервистов, то пока лишь до нижних этажей вертикали. В лучшем случае до ее середины. Элитный верх, не говоря уже о кремлевско-белодомовском пентхаусе, для них закрыт наглухо. Почему?

Как полагают эксперты, в своем нынешнем виде вертикаль превратилась в самодостаточный кондоминиум со своим отлаженным хозяйством. Назначаемость губернаторов, ставшая фундаментом вертикали, сделала эту конструкцию крайне негибкой. Ибо принцип административной рациональности вошел в противоречие с принципом личного доверия. Региональные лидеры, по сути, получающие полномочия из рук президента, с согласия или прямой подачи премьера, по определению становятся их персональными назначенцами, лично ответственными за результат своей работы. Далее срабатывает эффект домино — губернатору удобнее выполнять поставленную в Кремле задачу с доверенными мэрами, а тем — с дружественными заксобраниями. То же происходит и в партии власти, сформировавшей, правда, менее жесткую, но все же похожую на советскую горкомовско-райкомовскую вертикаль.

То же самое в отношениях власти и предпринимателей, института не менее закрытого и персонифицированного, чем сама вертикаль. Слово «олигарх», конечно, осталось, но произносится почти с юмором. Нынешний крупный бизнес, по сути, обрел государственный статус, став экономическим департаментом при исполнительной власти. В таком монолитном виде вертикаль практически непоколебима. Устойчивости ей придает и благоприятная сырьевая конъюнктура. Понятно, что в таком состоянии она абсолютно не заточена под кадровую ротацию. Принцип персонификации и личного доверия по определению не предполагает автоматического кадрового обновления.

Чем это чревато? Рано или поздно может случиться как по Ленину: низы не захотят жить по-старому, а верхи уже не смогут «хозяйничать и управлять», как прежде. Так, может, включить кнопку «вверх» хотя бы с середины вертикали?

С одной стороны

Потребность в социальных лифтах в России очень велика. У нас так и не создано нормальных механизмов продвижения по госслужбе и в бизнесе. А в бедных регионах, коих большинство, существует феномен «застойной бедности» и ограниченной мобильности. Люди привязаны территориально и не могут делать карьеру.

Первым шагом к решению этой проблемы можно считать создание двух резервов — президентского и партийного — «Единой России». То, что они используются, это факт. Это не мертвые «базы данных». Но внимание к ним со временем поугасло. Связано это в основном с тем, что из этих резервов так и не было осуществлено громких назначений во власть. Пожалуй, единственный пример — Андрей Турчак, который стал губернатором Псковской области. Назначения из этой запасной команды должны стать более системными и частыми.

Советскую систему продвижения по карьерной лестнице можно много ругать, но то, что там эффективно действовали социальные лифты, это факт. Власть позволяла выдвинуться людям, которые реально собой что-то представляли. Эта система застопорилась в начале 1970-х годов, что совпало с началом кризиса советской модели в целом. Сейчас мы можем повторить старые ошибки. Несомненно, российская элита является стабильной, консервативной, она избавлена от постоянных изменений, хаоса, как это было в 1990-х годах. Но ее верхняя часть все в меньшей и меньшей степени восприимчива к обновлению, что очень опасно. И это нужно менять с помощью социальных лифтов самого разного характера.


Дмитрий Орлов

ак­тер

С другой стороны

В России проблема кадрового резерва существует и в правящей партии, и во власти в целом, однако серьезной государственной озабоченности по этому поводу я не вижу. К сожалению, несмотря на постоянные заявления руководства страны по вопросам кадровой политики, власть слабо мотивирована на модернизацию за счет человеческого фактора. Проблемы формирования кадрового резерва не чисто педагогические, организационные или экономические — это проблемы в приоритетах общественного развития. Люди должны чувствовать свою нужность, и государство должно думать о том, чтобы они максимально могли реализовать свои возможности.

Сейчас остро стоит проблема реализации регионального потенциала. Он совершенно очевидно не востребован. Мы сузили горлышко самореализации до очень узкого социального слоя, прежде всего живущего в столицах или городах-миллионниках, имеющего родителей, способных материально обеспечить образование и продвижение по службе. Это нерациональная система. Нужно решить главную проблему — уравнять шансы. Талантливый человек с одинаковой степенью вероятности может родиться и в бедной, и в богатой семье. И в крупном городе, и в деревне.

Система подготовки кадров в СССР общепризнана в мире и была одной из самых эффективных, если убрать оттуда идеологический догматизм и некие «ритуальные» вещи. Помимо партии и комсомола действовала система центров, клубов и прочих организаций, которые на 70—80 процентов служили социальными лифтами. Тогда этой системой пользовались миллионы людей по всей стране. Было лишь два ограничителя: пол и потолок. То есть существовал уровень, ниже которого тебе не даст опуститься парторганизация, профсоюзная, комсомольская. К сожалению, сверху тоже были серьезные ограничители. Сегодня потолок стал еще более монолитным, пробить его снизу крайне сложно, а пол вообще исчез. Общество и государство в общем-то довольно равнодушно наблюдают за тем, как сквозь него проваливается в маргинальщину большая часть человеческого потенциала страны.

В целом система социальных лифтов и индивидуального роста сейчас разрушена, а новая пока еще не сформировалась.

Виктор Мироненко

ру­ко­во­ди­тель Цен­тра ук­ра­ин­ских ис­сле­до­ва­ний Инсти­ту­та Евро­пы РАН, пер­вый сек­ре­тарь ЦК ВЛКСМ в 1986-1990 го­дах:

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера