Архив   Авторы  
Решение об отзыве Сергея Миронова из Верхней палаты парламента приняло Заксобрание Санкт-Петербурга, которое он представлял в СФ

По справедливости
Политика и экономикаВ России

Сергей Миронов: «Еще осенью у меня был разговор с Дмитрием Медведевым. Он тогда сказал, что все всегда имеет свой предел и нужно быть готовым к любому развитию событий. Я понял, что продления полномочий спикера вряд ли стоит ждать»

 

Иногда они уходят. Одни возвращаются, другие отправляются в политическое небытие. Вот и Сергей Миронов, десять лет прослуживший спикером Совета Федерации, лишился на прошлой неделе своего поста. Утешительный приз — мандат депутата Госдумы и имидж оппозиционного политика. Ну и в качестве приятного довеска — звание почетного спикера, которое сенаторы собираются присвоить своему бывшему руководителю. Согласно регламенту СФ почетный председатель получает соответствующее удостоверение, нагрудный знак, рабочее место в здании Совета Федерации и кресло в зале заседаний. Впрочем, засиживаться в нем отставник отнюдь не намерен.

О нюансах бурной отставки, шансах возглавляемой им «Справедливой России» на думских выборах, личных обидах и политических амбициях Сергей Миронов рассказал в интервью «Итогам».

— Сергей Михайлович, «единороссы», понятно, давно хотели вашего ухода, но желать и получить — разные вещи. На отставку третьего лица в государстве должно быть добро первых двух. Вы разговаривали с Путиным или Медведевым?

— Перед уходом не говорил, а вот после я позвонил Владимиру Владимировичу и Дмитрию Анатольевичу. Еще осенью прошлого года у меня был разговор с Медведевым по поводу изменения закона о порядке формирования Совета Федерации. Он тогда сказал, что все всегда имеет свой предел и нужно быть готовым к любому развитию событий. Я понял, что продления полномочий спикера вряд ли стоит ждать — все же десять лет на этом посту! В нынешней ситуации было довольно много случайности. Так сложилось: я давно был костью в горле, как и Оксана Дмитриева, но на сей раз атака на нашу партию и меня лично была серьезной. Мне, например, приписали слова, которых я не говорил. А они, как я понял, и произвели впечатление на Владимира Владимировича и Дмитрия Анатольевича. Их логику можно понять: он говорит, что мы все — коррумпированная власть? Я не знаю, думали ли они так в действительности — это лишь мое предположение. Но факт в том, что они не стали мешать процессу. Важно, что, когда все началось, я был к этому морально готов. Конечно, был связан в своих действиях тем, что являлся спикером СФ и постоянным членом Совбеза. Думал, если освобожусь от этих обязанностей, то у меня останется больше времени для работы в партии. Для «Справедливой России» так будет лучше.

— Возможность не доводить дело до отставки все-таки была?

— Не первые лица «Единой России», но гонцы от них выходили на меня с предложениями компромисса. Почти как у Булгакова: «Покайся, Михалыч! Тебе скидка выйдет!» Но я не собирался ни идти на поклон, ни каяться…

— В чем этот компромисс должен был состоять?

— Чтобы я снял с поста главу регионального отделения Санкт-Петербурга Оксану Дмитриеву. Чтобы прекратил критиковать столь резко «Единую Россию». Прямо мне это не перечисляли, но я и так все понял по намекам.

— На что вы рассчитывали, как чиновник со стажем: что у вас силы больше или же вы целенаправленно шли на конфликт?

— Второе. В какой-то момент я понял, что отзыв реален. Как уже было сказано, готов я был к этому заранее. Дня за три-четыре до 18 мая уже жил в алгоритме другой жизни — партийной. Мы готовили палату депутатов, еще кое-какие вещи, о которых говорить пока не буду. То есть я уже начал активно вести думскую избирательную кампанию нашей партии.

— Похоже, вы готовились куда дольше: с год, как отписали музею коллекцию минералов, украшавшую ваш кабинет в Совете Федерации.

— Сначала я думал, что днем моего ухода станет март 2012 года. Думал, что вместо продления полномочий могут быть какие-то иные предложения по постам, но вышло, как вышло. У меня есть партия, теперь стану депутатом Госдумы, может, и лидером фракции. Есть и еще варианты. Но даже если буду просто рядовым депутатом, у меня будет трибуна. И какая! Я смогу в полный голос и рост заниматься тем, чего не мог позволить себе на должности спикера СФ.

— И все же: что вам сказали Медведев и Путин после отставки?

— Владимир Владимирович сказал, что раз так, значит, так. Дмитрий Анатольевич повторил то, что говорил раньше. Я понял, что контакт с ними будет продолжен, в каком бы качестве я ни был. Мы — земляки, да и моя партийная работа важна и нужна. «Справедливая Россия» — элемент политической системы России. Я понял, что с мнением нашей партии и со мной лично и президент, и премьер будут считаться. Они готовы выслушивать, реагировать на наши предложения. Да, организационные и административные возможности станут другими, но они все равно остаются.

— Так что же произошло: дана отмашка сверху на свободную политическую борьбу или «Справедливая Россия» приговорена на заклание, чтобы не отбирала голоса у «Единой»?

— Первое. Дмитрий Анатольевич вообще очень спокойно относится к успехам «Единой России», и для него важнее реальная многопартийность. И я никогда не забывал слова Владимира Путина, которые он сказал в 2006 году, когда я пришел к нему с идеей создания «Справедливой России»: «Это было бы неплохо — на то и щука в реке, чтобы карась не дремал». Уже тогда он под карасем подразумевал «Единую Россию»…

— Думскую трибуну вы получили, но главы регионов уловили недвусмысленный сигнал: «эсеров» можно «мочить»...

— Пусть попробуют! Мы не дадим, зубы о нас обломают. Как в марте на региональных выборах в Тверской и Кировской областях.

— Но тогда вы еще были спикером Совета Федерации.

— Сильное преувеличение, что у меня были серьезные административные рычаги или ресурс. Я приезжал в регионы, и губернаторы меня игнорировали!

— Игнорировали, но трогать боялись…

— Не очень-то боялись — соратников задерживали, разгоняли митинги, снимали с выборов. Я убежден, что в таком же духе все и продолжится. Но мы в этих условиях научились выстаивать, бороться и показывать очень неплохие результаты. Вот вам и подтекст, почему сейчас никто сверху не вмешался. Но мне и не нужно это было. Потому что путь был только один — компромисс. А я бы на это не пошел.

Я хотел, чтобы «Единая Россия» в лице своих питерских представителей выглядела бы в «полной красе», что и произошло 18 мая. И для меня как для петербуржца это крайне важно.

— Вы зациклились на одном городе! Как быть с другими регионами?

— И другие губернии будем завоевывать. Но мы никогда не рассчитывали и не могли рассчитывать ни на какой административный ресурс, связанный с моей должностью. Это только кажется, что меня боялись тронуть! Вы посмотрите газеты, сайт «Единой России», что писали «молодогвардейцы»! В приличных странах, где есть реальная многопартийность, такого себе никто не позволит. А они могли. Так что мой пост меня ни от чего не защищал и не охранял.

— Но что дает вам силы быть уверенным, что вы не повторите судьбу ушедших в политическое забвение Ивана Рыбкина или Геннадия Селезнева?

— Я не Селезнев и не Рыбкин. Для меня катастрофы в том, что я теряю кабинет, нет. Я не «зазвездил». И я убежден, что то, что произошло, пойдет на пользу моей стране, потому что пойдет на пользу моей партии.

— И как будут складываться ваши отношения с «Единой Россией», в том числе со спикером Борисом Грызловым, который после вашей отставки сказал, что личные отношения у вас хорошие?

— Конечно, я не мог не разочаровать его своими словами и действиями. Но я — реалист. Пусть Борис на меня не обижается, но если я живу политикой, то он — мое такое ощущение — делает это по необходимости. У него глаза горят, когда он говорит о футболе, а у меня — когда я говорю о «Справедливой России». Это же не сыграешь — это моя жизнь... Я два года назад узнал, что Борис на гитаре играет и поет и здорово это делает. Никогда бы не поверил, если бы сам не услышал!.. Сейчас он говорит, что с удовольствием меня увидит в Госдуме. Не знаю, будет ли он это говорить через несколько месяцев. Может, я ему надоем там. Я же въедливый законодатель, давно уже изучил регламент Госдумы, может, и удивлю некоторых депутатов своими знаниями.

— Ваш уход принес «эсерам» популярность? Уже есть данные?

— Данных нет, будут в июне. Но факт налицо: начался массовый приток новых членов в партию. Если раньше в региональном отделении было один-два человека, то за последнюю неделю их стало 400—500! Галина Хованская подала заявление в нашу партию, хотя принципиально столько лет была беспартийной. Для меня это дорогого стоит.

— На какой результат вы рассчитываете в декабре?

— Как и раньше: удвоить результат 2007 года — минимум 15 процентов. А максимума нет — будем стараться.

— «Единой России» удастся набрать 55—57 процентов?

— С очень большими стараниями и со стопроцентным использованием административного ресурса результат будет колебаться в районе 50 процентов.

— А у КПРФ?

— У Зюганова только одна проблема — страх победить, как на думских, так и на президентских выборах. «Единая Россия» с первого дня создания нашей партии говорила, что мы — кремлевский проект, что мы левый или правый «костыль» или «нога». Вот КПРФ и добилась того, что многие сейчас считают, что только коммунисты — оппозиционная партия. Но даже по голосованию за мой отзыв четко видно, что ЛДПР и КПРФ на «подтанцовке» у «Единой России». По крайней мере, фракции в Заксобрании Петербурга. А мы — реальная оппозиция, и наша задача простая: за несколько месяцев до 4 декабря убедить в этом людей.

— Кого еще привлечете для пущей убедительности?

— Кандидатуры есть, но подробности раскрывать пока не стану, консультации и переговоры идут, а в некоторых случаях еще и не начаты... Вообще все будут действовать на свой страх и риск. Никто никому помогать не станет. И мешать тоже. Я рассчитываю, что не будет включен и механизм жесткого изменения результатов. Но мы готовимся не допустить фальсификаций.

— И на уровне губернаторов?

— Посмотрите, в регионах, где за последние два-три года поменялись губернаторы, у новеньких таких возможностей влиять нет. А «тяжеловесов» осталось раз-два и обчелся. И заметьте: «единороссы» часто не включают их даже в «тройку» — они не имеют, как правило, поддержки среди населения. Словом, сейчас другая ситуация.

— КПРФ придет в декабре второй?

— Мы сделаем все, чтобы занять эту вторую позицию. Люди до сих пор видят при всем негативе коммунистической идеологии оппозиционность КПРФ, поэтому они получают столько голосов. Посему наша задача — убедить, что мы по-настоящему оппозиционная партия.

— Как вы расцениваете приход Михаила Прохорова в «Правое дело»? Их шансы на выборах возросли?

— Несмотря на то что деньги — важный фактор в избирательной кампании, я не верю в успех «Правого дела». Это мое личное мнение. Они не преодолеют барьера, могут набрать 6 процентов, подойти близко к семи. Надо сильно помочь, чтобы они перешли за семь процентов. Но я в этом сомневаюсь, хотя они и попробуют мимикрировать, взяв чужие лозунги.

— Справедливый фронт в противовес Народному появится?

— Нет. Он уже создан четыре года назад — это наша партия. У нас есть беспартийные депутаты, мы уже это сделали, нам этого не нужно. Так что теперь будем работать на узнаваемость и повышение рейтинга.

— Но вы же противостоите Народному фронту?

— Мы противостоим «Единой России». Она — главная составляющая этого фронта, но не единственная. Мы видим, кто туда заявился — те, кто и так там был. Все аффилированные структуры. Каких-либо новых неожиданных общественных организаций мы пока там не увидели. Может, кто-то еще появится.

— Когда вы окажетесь на думской трибуне?

— Через недельку-другую. Восемь человек предложили мне свои мандаты, но, несмотря на то что называются фамилии, решение не принято. Тут много юридических тонкостей. Как только мандат сдается, Дума голосует за досрочное прекращение полномочий, дальше я обращаюсь в Центризбирком, он все это смотрит, и я получаю мандат, если он дает добро.

— Где-то может засбоить? Дума, например, не проголосует за прекращение полномочий?

— Нет, не думаю. Все по закону, а не потому, что Борис Грызлов сказал «Добро пожаловать!». Они обязаны проголосовать. Так что в июне я буду в Думе.

— А там декабрь, выборы… В спикеры Думы не метите?

— Давайте доживем. Думаю, что в ближайшем будущем одну палату парламента будет возглавлять политик от одной партии, а другую — от другой.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера