Архив   Авторы  

Ждите ответа
Политика и экономикаВ России

Какую избирательную технологию задумал правящий тандем


 

«И последнее. Я хотел бы надеяться, что все, кто не успел задать свои вопросы, еще получат для этого шанс». Во всякой речи лучше всего, как известно, запоминается концовка. Если исходить из того, что Дмитрию Медведеву тоже известно это «правило Штирлица», то, проводя свою первую большую президентскую пресс-конференцию, он преследовал две равновеликие цели: обнадежить своих сторонников и при этом ничем не выдать своих планов. Второй пункт программы выполнен. С пунктом первым сложнее: президент упорно не говорит ничего определенного. Но развитие политической ситуации подошло уже к той черте, когда молчание главы государства дает, возможно, больше информации, чем его слова.

Вопрос времени

На самом деле подобная тактика умолчания требует определенного мужества. Говорить, что президент и впрямь не знает, как там все обернется через полгода, разумеется, не приходится. Очевидно, что план на 2012 год есть, и составлен далеко не вчера. Возможно, уже в далеком 2007 году, в момент выдвижения Медведева кандидатом в президенты. Планы, естественно, могут меняться. Но пока ни поведение Дмитрия Анатольевича, ни действия Владимира Владимировича не содержат никаких указаний на то, что прежние договоренности аннулированы.

В самом наличии подобных «кондиций» нет, кстати, ничего дурного. Как раз наоборот: было бы весьма неуютно жить в стране, руководство которой не умеет просчитать развитие событий в четырехлетней перспективе. Однако сознавать, что таким знанием обладает ограниченный круг посвященных, которые в известный только им час «Х» объявят, как жить дальше, — ощущение тоже не из приятных.

Все последние три года президент жил под колоссальным давлением общественности, просящей, а порой просто требовавшей от него открыть карты. Своего апогея этот пресс достиг перед пресс-конференцией, состоявшейся 18 мая. Но Медведев выдержал испытание, прочитав целую лекцию о том, почему не может ответить на вопрос о своем участии или неучастии в президентской гонке.

Во-первых, «политическая жизнь — это... не шоу... Для того чтобы объявить о таких решениях, нужно выбирать несколько иные форматы, чем пресс-конференция». Во-вторых, и объявлять, собственно, нечего: «Такого рода решения должны делаться именно в тот момент, когда уже созрели для этого все предпосылки». Ну и, наконец, самое, пожалуй, исчерпывающее объяснение: «Каждый политик должен делать такого рода заявления тогда, когда считает нужным». Единственное, чем утешил главный ньюсмейкер России восемьсот журналистов со всех концов страны и света: «Уже осталось ждать не так много».

Трудно сказать, что имел в виду президент под «не так много». До конца срока его полномочий тоже в общем-то сущие пустяки. Но можно быть абсолютно уверенным в том, что это уже проблема самого Медведева, а не докучливых журналюг. Возможно, формат, который изберет гарант Конституции для объявления судьбоносного для страны «решения», будет более серьезным, чем общение с прессой (и даже более солидным, чем Twitter или видеоблог), но время работает уже против него. Какой бы стороной ни повернулась к публике политическая карьера Дмитрия Медведева, он, откладывая решение, теряет очки.

Как член «команды Путина», который в соответствии с правилами игры в определенный момент должен передать эстафетную палочку «капитану» или другому члену «сборной», в глазах «болельщиков» он проявляет пассивность. А то, чего доброго, и нелояльность. Собственно, некоторые особо инициативные представители лагеря «верных путинцев» (яркий пример — депутат Госдумы Константин Затулин) уже сегодня обвиняют президента в нарушении пакта, заключенного четыре года назад. О либеральном секторе и говорить нечего: скепсиса все больше. Процесс этот нельзя назвать необратимым, но остановить и развернуть его вспять будет с каждым днем все труднее.

Опрошенные нами эксперты единодушны: президент Медведев, безусловно, сохраняет шансы на победу на будущих выборах. Но если он не успеет предложить и навязать политической сцене свой вариант сюжета, то выбор для него ограничится двумя возможностями: либо выйти из игры, либо играть в чужой пьесе. Последний вариант — выдвижение Медведева кандидатом в президенты от Народного фронта отнюдь не фантастичен. «Фронтовики» — народ сговорчивый, прикажет «командующий» — проголосуют. Но, как считают наши эксперты, этот способ решения проблемы-2012 имеет свои минусы.

Во-первых, как ни крути, вновь возникает двоевластие, а два срока такой перегрузки могут оказаться для нашего административного Боливара непосильной ношей. Тем более когда второй срок — уже шесть лет. Как бы прекрасно ни складывались отношения между «панами», у «холопов» — они же аппараты, команды, приближенные к телу и просто «сочувствующие» — всегда найдется повод потрясти друг друга за чубы. Что можно наблюдать и сегодня. Порой складывается впечатление, что все усилия власти сосредоточены на том, чтобы не допустить «вбивания клина в тандем». Но несмотря на эти колоссальные затраты энергии, результат, как говорится, оставляет желать: вибрация раздвоенной «вертикали» то и дело выходит за проектные нормы. Во-вторых, есть серьезные основания полагать, что повторное преемничество Медведева (то есть хождение во власть без опоры на собственные силы) плеснет новую порцию воды на мельницу тех самых злопыхателей, которые и пытаются вбить клин в тандем.

Так или иначе, воспользоваться испытанным четыре года назад трамплином Медведев, безусловно, может. Но ведь и это тоже не объясняет его молчания в ответ на вопрос о планах на 2012 год. Председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс, правда, уловил твердое намерение Дмитрия Анатольевича идти на второй срок «из его языка жестов». «С моей точки зрения, «предобъявление» Медведевым того, что он пойдет на второй срок, состоялось. Уже в конце пресс-конференции он, говоря о своем опыте работы в должности президента и о том, что ему еще рано говорить «до свидания», практически остановился в пяти секундах от этого объявления, — сказал Игорь Юргенс «Итогам». — Но Дмитрий Анатольевич весьма уважает своего старшего товарища. Тот просил раньше времени не стартовать, и Медведев эту просьбу Путина выполнил».

Впрочем, можно ведь ничего не говорить, но при этом действовать. В числе возможных инициатив реального кандидата в президенты от власти эксперты называют, к примеру, формирование новой партии или лидерство над уже существующей политической силой («Справедливая Россия» была бы, кажется, совсем не против, если бы ее возглавил действующий президент). Можно заняться кадровой работой, расставляя на ключевые посты в государстве своих единомышленников; предложить амбициозную, но четкую, по пунктам расписанную программу действий на послевыборный период. Можно, в конце концов, недвусмысленно поддержать путинский Народный фронт. Эти шаги сказали бы сами за себя. Но и этого не происходит. Что резко контрастирует с тем, какие процессы разворачиваются в окружающем главу государства политическом пространстве. Избирательная кампания фактически уже началась: создаются и распадаются альянсы, раздаются предвыборные обещания, появляются новые лица и задвигаются старые...

Возможно, такая игра и впрямь стоит свеч. Но хотелось, по крайней мере, понять, в чем ее стратегический смысл.

Командная игра

Не исключено, конечно, что не сегодня завтра президент скажет все, что думает о проблеме-2012, и все эти политологические рассуждения придется списывать в утиль. Но если этого не случится в ближайшие дни и недели, останется лишь одно возможное объяснение: это не «своя», а командная игра. Медведев сознательно жертвует популярностью и политическим будущим, прикрывая разворачивающуюся президентскую кампанию премьера. Версия, быть может, и спорная, но зато закрывающая все белые пятна. Почему президент до сих пор не заявил или не дал каким-то косвенным образом понять, что идет на выборы? Да потому что и не собирается идти. Почему, тем не менее, не скажет об отказе? Ведь даже для сторонников Медведева, для политической и бизнес-элиты такой «ужасный конец» был бы лучше, чем нынешний «ужас без конца». Но такой поворот, по мнению тех же политологов, совершенно не отвечал бы интересам кандидата в президенты Путина.

В этом случае намерения (если таковые, оговоримся, есть) командующего Народным фронтом и соответственно многотрудная работа по подготовке наступления оказались бы раскрыты намного раньше времени. А это чревато серьезными рисками. Всякое действие рождает противодействие: можно запросто получить в ответ другой общероссийский народный фронт — антипутинский. Причем не последнюю роль в этом процессе будет играть нынешняя тающая, но все еще значительная группа поддержки Медведева (как минимум большая ее часть).

Кроме того, нельзя не учитывать зарубежный фактор: Запад не скрывает, что возвращение Путина — не совсем тот вариант, который устроил бы тамошний истеблишмент. Модернизатор Медведев нравится нашим европейским и американским партнерам больше.

Конечно, не факт, что все эти вихри враждебные помешают планам Владимира Путина, все-таки 10 лет строительства «вертикали» не прошли даром. Но проблемы создать могут. С этой точки зрения сохранение интриги — не блажь, не каприз тандема, а важный элемент управления политической ситуацией. Дымовая завеса падет тогда, когда у оппонентов не останется времени отреагировать на изменившуюся диспозицию. Как верно заметил Дмитрий Медведев, объясняя отсутствие «интересных сообщений», работа людей, «занимающихся практической политикой, подчиняется определенным технологиям, которые надо соблюдать». Возможно, президент имел в виду совсем другую «технологию», но какой бы она ни была, его слова на сей раз точно соответствуют делам.

Расклад

Не расшатать

Своими впечатлениями от пресс-конференции президента поделился с «Итогами» гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

— Я не считаю Дмитрия Медведева политически пассивным. Скорее Медведев демонстрирует ответственное политическое поведение — перед элитой, перед страной, перед иностранными партнерами России. Отказ от резких заявлений делает ему честь. При этом Медведев дал ответы на очень многие вопросы. Например, совершенно очевидно, что его политическое партнерство с Владимиром Путиным — долгосрочная конструкция. И оно с высокой степенью вероятности переживет не только предвыборный период, но и 2012 год. Я, во всяком случае, не вижу значимых факторов, которые могли бы его расшатать. Ясно и то, что кандидат на пост президента от тандема (и шире — от правящей элиты) будет только один. Наконец, если Медведев будет выдвигаться на пост президента, он предпочтет сделать это с помощью тех же сил, что и в 2007-м, — то есть «Единой России». А это означает сохранение роли «ЕР» и фактический отказ от альтернатив типа сбора подписей или ставки на «Справедливую Россию». Ей придется заниматься «реальной политикой», как сказал президент. Что уже немало.

Что касается главного вопроса — кто от тандема пойдет в президенты, то, полагаю, решение будет принято только после парламентских выборов, когда станет ясен политический расклад. Во всяком случае, после пресс-конференции Медведева вероятность «позднего» выдвижения кандидата от власти значительно выросла. В 2007 году была выработана неплохая схема «двойного съезда» партии. Вполне вероятно, что она будет повторена осенью.

На первом этапе XII съезда «Единой России», в первой декаде октября, выдвигается список партии во главе с Путиным. На втором этапе (вторая декада декабря) выдвигается кандидат в президенты. Это может быть Путин, «победитель выборов». Но это может быть и Медведев, которому победа будет в этом случае «делегирована». Как мне кажется, это довольно логичное решение.


Александр Чудодеев

Эксперт

За кампанию

О перспективах президентской кампании-2012 в беседе с «Итогами» размышляет президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов:

— Президент не случайно обмолвился, что его кредо как политика — «не согреться, а добиться успеха». А успех — не всегда синоним эффектных действий. Тактика, которая прежде приносила успех Медведеву и которая сделала его сначала преемником, затем президентом, — это тактика выжидательных действий, внутриэлитных компромиссов, тактика игры в правящей команде и по ее правилам. Прошедшая пресс-конференция — явное свидетельство того, что президент сохраняет приверженность этой формуле успеха. Он подчеркивает, что решение по проблеме-2012 будет согласованным, что до выборов он не намерен проводить ротацию правительства, что рассчитывает на поддержку «Единой России». Иными словами, он готов во второй раз стать преемником Владимира Путина, а не «самовыдвиженцем».

Скорее всего объявление, кто от тандема пойдет в президенты, прозвучит после думских выборов. Но держать эту паузу будет непросто, особенно для президента. Главный аргумент против ранней огласки — избежать превращения одного из кандидатов в «хромую утку». Но в сложившейся ситуации сама отсрочка решения до конца парламентской кампании, которая выстраивается вокруг лидера «ЕР», превращает в «хромую утку» президента. Он мог бы избежать этого положения, генерируя события, не связанные с избирательной кампанией. В конце концов, проблема-2012 могла бы сама собой решиться в пользу того лидера, который сумеет увлечь общество чем-то еще помимо проблемы-2012.


Александр Чудодеев
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера