Архив   Авторы  
У России есть шанс опередить многие страны в развитии высокотехнологичных отраслей, считает президент России Дмитрий Медведев

Между штормом и штурмом
Политика и экономикаВ России

Устоят ли инновационные амбиции России перед натиском нового кризиса


 

По части интриги организаторам Петербургского международного экономического форума точно повезло. Буквально накануне международное рейтинговое агентство Fitch Ratings пообещало пересмотреть прогноз по суверенному рейтингу США на негативный, если государство не повысит потолок госдолга. Чуть раньше агентство Moody's пригрозило понизить кредитный рейтинг Америки. Словом, новая волна глобального катаклизма замаячила прямо у гранитных набережных Невы. И в пику заявленному слогану — «Лидеры для новой эры» — среди ключевых терминов «модернизация» и «инновации» на ПМЭФ 2011 то и дело всплывали «дефолт» и «кризис». И дело не только в шатком состоянии мировых финансов. Кризис как предчувствие прочно засел в головах бизнес-элиты, застывшей в тревожном ожидании. Да, новый мировой технологический уклад — единственный стимул для экономического рывка. Другой вопрос — способны ли инноваторы противостоять кризису? И тут мнения инвесторов разошлись.

Вкус дефолта

Рубен Варданян, модератор круглого стола с выразительным названием «Финансовый мир. Добро пожаловать в неизвестность?» настойчиво допрашивал участников, стоит ли ждать повторения кризиса в ближайшие три года. «Да или нет?» — взывал он к министру финансов Алексею Кудрину и его испанской коллеге Элене Сальгадо, к главному исполнительному директору Bank of New York Mellon Роберту Келли и основателю Всемирного экономического форума в Давосе Клаусу Швабу. На более или менее четкий ответ решился только министр Кудрин. «Шансы на то, что в ближайшие три года в мире может произойти еще одна рецессия, составляют 25 процентов», — заявил Алексей Леонидович. Не так уж мало. Особенно учитывая те события, что происходят уже сегодня.

Если крупнейшие мировые рейтинговые агентства грозятся снизить планку для страны, ни разу за всю свою историю не допускавшей дефолта, то поди угадай: то ли волки, как в известной притче, уже и впрямь появились, то ли пастушку примерещилось. Причем если Fitch, Moody's и Standard & Poor's пока еще медлят с вердиктом, то немецкое агентство Feri свой рейтинг США уже снизило с «ААА» до «АА». Да что там немцы! Тревогу забили даже китайцы, у которых, казалось бы, на фоне других стран дела идут лучше всего. «США уже перестали платить по своим долговым обязательствам в полной мере», — считают представители китайского рейтингового агентства Dagong Global Credit.

Впрочем, эксперты предсказывают масштабные проблемы и самому Китаю, считая его экономику явно перегретой. «Там постоянно растут цены на недвижимость. Один мой знакомый сейчас строит там офисные здания. Продает их не целиком, а по этажам. И если раньше основными его покупателями были компании, то сегодня — спекулянты. Это пузырь, который лопнет», — говорит партнер-основатель компании TPG Дэвид Бондерман.

Нуриэль Рубини, «мистер пессимизм» от экономики, участия в форуме не принимал, но цитирован был беспрестанно. Не обойден вниманием и самый свежий приговор «черного гуру»: проблемы США и Китая, долговой кризис в Европе и стагнация в Японии могут с вероятностью в 30 процентов сложиться в «идеальный шторм», полную силу которого мировая экономика ощутит уже через два года. Что примечательно: участники форума источали еще более мрачный пессимизм. В ходе интерактивного голосования более половины предпринимателей заявили, что в ближайшие два-три года о дефолте могут объявить не менее трех государств; 46,6 процента — что таковых будет куда больше. В первоочередниках — Греция, Испания, Португалия и даже Италия. Сегодня не в состоянии трудоустроиться почти каждый четвертый трудоспособный испанец. А среди молодежи уровень безработицы достигает 45 процентов. Что касается госдолга страны, то спреды по ее облигациям выросли до рекордного с 2000 года уровня. То есть держатели этих бумаг не слишком верят, что они будут погашены вовремя. В аналогичной ситуации и Италия, где госдолг на 20 процентов превышает уровень годового ВВП. И это ничто по сравнению с продолжающейся «греческой трагедией». В ближайшее время правительству страны предстоит изыскать не менее 70 миллиардов евро для расплаты с кредиторами. План приватизации, например, предполагает продажу портов Афин и Салоников, а также греческого Почтового банка и крупнейшей телекоммуникационной компании страны OTE. Хватит ли? Западный бизнес считает, что нет.

Из-за опасений банкротства Греции крупнейшие банки Великобритании уже в массовом порядке выводят средства из всей еврозоны, сокращая кредитование европейских партнеров. Речь идет об изъятии десятков миллиардов фунтов стерлингов. Лишь одно это может спровоцировать кризис...

Вот, собственно, на таком фоне и разворачивались дискуссии о глобальном инновационном рывке.

Амбиции и инновации

Любопытное исследование представила на форуме консалтинговая компания Ernst & Young — «Инновационная политика будущего». Как оказалось, в последние два десятилетия по уровню инновационного развития Европа серьезно отстала от США, Японии и Южной Кореи. Более того, в отчете Еврокомиссии «Мир в 2025 году» говорится, что «при сохранении современных тенденций к 2025 году США и европейские страны утратят научно-техническое и технологическое лидерство». Открытым остается вопрос: кто займет их место? Кто рискнет в это неспокойное время ринуться в инновационный прорыв?

«Инвесторы ищут не просто новые финансовые инструменты. Они ищут новые технологии, которые будут пользоваться спросом в долгосрочной перспективе», — уверена министр экономики и финансов проблемной ныне Испании Элена Сальгадо. Впрочем, первым об этом на форуме заявил президент России Дмитрий Медведев. Преимущества в будущей экономике получит именно та страна, которая первой перейдет на новый технологический уклад. Факт, что и говорить, бесспорный. И судя по заявке, прозвучавшей на форуме, Россия такие амбиции имеет.

Закон экономических циклов, открытый русским экономистом Николаем Кондратьевым, гласит, что рост мировой экономики сменяется падением каждый раз, когда человечество исчерпывает потенциал предыдущего технологического уклада. Первый повышательный цикл (с 1803 по 1841 год) был связан с массовым строительством текстильных фабрик и использованием в промышленности угля. Второй — со строительством железных дорог и использованием парового двигателя (1851—1891), третий — с появлением тяжелого машиностроения, электроэнергетики, неорганической химии, производством стали (1896—1945)... Ну а сейчас завершается очередной цикл, который связан с развитием электроники и робототехники. «Факторы роста предыдущего десятилетия исчерпаны», — считает министр экономического развития Эльвира Набиуллина. И благодаря такой смене экономических вех Россия может получить шанс стать лидером экономического развития в будущем.

Так что это за новый технологический уклад и с чем его едят? В Санкт-Петербурге этому было посвящено большинство дискуссий. Говорили и о роли «облачных вычислений» в формировании облика цифровой эры, и о создании базы для инновационного развития, и о новых моделях в инновационной политике... Проблема в том, что поиски этого нового технологического уклада пребывают в основном на стадии амбициозных замыслов. Не отпугнет ли инвесторов угроза «идеального шторма»?

По мнению экспертов, конкурентные преимущества в начинающейся гонке за создание новых технологических платформ у России пока есть. Как есть и шансы потеснить в этой гонке Евросоюз. Причем они оцениваются инвесторами более высоко, чем у того же Китая: по подсчетам Ernst & Young, эффективность инвестиций в научно-исследовательские работы в России выше. Например, в прошлом году эффективность инвестиций в научные исследования в США на 49 процентов опережали аналогичный показатель ЕС. Япония обгоняет Европу на 40 процентов. А та же Поднебесная, наоборот, отстает на 55 процентов. О том, что Россия сегодня является привлекательной площадкой не только для размещения собственных производств, но и как потенциал для развития научно-технической базы, в разговоре с обозревателем «Итогов» говорили и иностранные инвесторы.

«Мы ощущаем огромный потенциал ваших научных школ и хотим сотрудничать с вашими компаниями и исследовательскими центрами в области разработки принципиально новых образцов медицинского оборудования», — заявил «Итогам» исполнительный вице-президент по глобальным рынкам компании Philips Рональд де Йонг. В целом же за прошедший год в страну пришли все без исключения крупнейшие мировые фармацевтические и энергетические компании.

Впрочем, как указывается в докладе, представленном на форуме Сбербанком и Евразийским институтом конкурентоспособности, уровень иностранных инвестиций в секторе НИОКР в России пока еще невелик.

Во всяком случае он явно теряется на фоне 300 миллиардов долларов, которые пришли в Россию из-за рубежа за последние 20 лет. И средства эти были вложены совсем не в хай-тек, а в нефтегазовый сектор, финансовые услуги и промышленность. Есть, впрочем, мнение, что это поправимо. «Инвесторы будут искать пути диверсификации своих вложений; выберут ли нашу страну, в значительной мере зависит от нас самих», — считает Дмитрий Медведев. При этом впервые проект строительства инновационного центра в Сколково был назван пилотным: президент пообещал, что наработанные там деловые практики будут перенесены на всю страну.

Ну а пока, оглянувшись с небес на землю, государство обещает заняться более масштабной приватизацией и жить по средствам. То есть, как и подобает в предкризисный период, не полагаться на нефтяную конъюнктуру полностью, а откладывать хотя бы часть нефтяных доходов в новый стабфонд, как это делалось до кризиса предыдущего. Ведь любой модернизационный проект — это венчур. Успех не гарантирован: новый «идеальный шторм» может спутать все карты.

Эксперт

Теория выигрыша

О том, что может обеспечить нашей стране глобальное лидерство, размышляет замминистра экономического развития Олег Фомичев.

— Олег Владиславович, кризис закончится тогда, когда в мире появится массовый спрос на новые товары и технологии, которых пока нет?

— В том числе... Понятно, что предыдущий технологический уклад и предыдущая технологическая волна подходят к своему завершению. Мы наблюдаем зарождение новой. Инновации и новые технологии уже сейчас создают новые рынки и расширяют спрос по всему миру. Но проблема в том, что эти технологии пока не стали настолько массовыми, чтобы оказывать значимое влияние на мировую экономику. Речь идет о знаменитой троице — IT, «био», «нано» и разные их комбинации. Новый технологический уклад нельзя рассматривать как нечто отдельное друг от друга — своя технология в машиностроении, своя в судостроении и так далее. Новый уклад на основе названной мной тройки изменит все отраслевые подходы.

— И сколько, по-вашему, требуется времени, чтобы появился этот новый технологический уклад?

— Он уже сейчас появляется. В качестве примера могу назвать те же США с их Кремниевой долиной. Но вот скорость распространения этого нового технологического уклада на всю американскую экономику и на весь мир зависит от многих факторов. Это требует не только гигантских инвестиций. Производства, построенные на старых технологических принципах, имеют свой срок окупаемости. Менять их зачастую невыгодно самим компаниям. Пройдет еще 10—15 лет, пока новые технологии придут на смену тому, что работает сейчас.

— Можно ли говорить, что в следующем экономическом цикле преимущество получит та страна, которая первой перейдет на новый уклад?

— Можно. Ситуация такова, что сразу несколько государств идут ноздря в ноздрю. И в этом смысле актуальнее международная кооперация глобальных высокотехнологичных компаний, у которых производства могут находиться в пяти-шести странах, исследовательские подразделения еще в двух, а маркетинг вынесен на аутсорсинг еще куда-нибудь. Преимущества в новой нарождающейся экономике получит скорее группа стран.

Что касается России, то мы пока, к сожалению, не в лидерах. Мы скорее страна с большим неиспользованным потенциалом и большими амбициями. При всех существующих у нас проблемах в науке, технологиях, человеческом капитале мы имеем конкурентные преимущества. Проблемы у нас больше экономического плана. Это плохой предпринимательский климат, низкая инвестиционная привлекательность и так далее. Сегодня государство не может создавать шарашки и реализовывать таким образом мегапроекты типа того же атомного или космического. В современных условиях движущей силой должен стать частный бизнес и частный капитал. И выиграет та страна, которая создаст более благоприятные условия именно для частной инициативы. И вот здесь нам есть над чем работать.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера