Архив   Авторы  
Пока что «Москве-2» (один из дачных поселков в районе Калужского шоссе) очень далеко до лоска первопрестольной

Архитектор перестройки
Политика и экономикаВ России

«Кремль останется официальной резиденцией президента. Соответственно никуда не денется и его администрация», — утверждает управляющий делами президента Владимир Кожин



 

В России все прибывает «строек века»: в этом году они приросли еще и идеей вынесения за границы Москвы административного центра. О перспективах «Москвы-2» и российской перестройки в целом, о незыблемых символах власти и о способности государства справиться с громадьем смелых мегапроектов в интервью «Итогам» рассуждает управляющий делами президента России Владимир Кожин.

— Владимир Игоревич, предложение президента расширить границы Москвы и вынести за МКАД федеральные органы власти можно назвать одной из главных сенсаций года. Насколько неожиданной оказалась эта новость для управляющего делами президента?

— Для меня ничего неожиданного не было. Идея так называемого правительственного квартала возникла давно. Об этом мы неоднократно говорили и с Владимиром Путиным в бытность его президентом, и с Дмитрием Медведевым. Обсуждались разные варианты — и в границах Москвы, и за ее пределами. Идея, высказанная президентом, очень здравая и очень своевременная. Федеральные министерства и ведомства разбросаны по Москве настолько хаотично, что говорить о современной модели управления совершенно не приходится. Какую структуру ни возьми — два, три, четыре, а то и более адресов. Со всеми вытекающими последствиями: дробление аппарата, дублирование функций, сложности с обменом информацией, с транспортом, огромные расходы на содержание зданий... Гора проблем. То же касается Госдумы и Совета Федерации. Создание единого административного комплекса даст в перспективе колоссальный эффект — как с точки зрения бюджетных затрат, так и с точки зрения качества управления.

— С местом определились?

— Знаю, что некоторые ваши коллеги-журналисты уже «нашли» место и для администрации президента, и для правительства, и для парламента, и для всех остальных органов власти. Но уверяю вас: вся эта «информация из первоисточников» — домыслы чистой воды. Никаких конкретных привязок пока нет. Есть стратегический план, объявленный президентом, вся работа по его детализации впереди. Работать будем очень спокойно, без суеты. Никто никуда не спешит и никуда не опаздывает. Ключевым параметром для нас будут возможности бюджета. От этого напрямую зависят и стоимость проекта, и сроки его реализации. Вот в общем-то пока и все, что могу сказать по этому поводу.

— Управление делами приступило этим летом к реконструкции 14-го корпуса Кремля...

— Совершенно верно. Недавно все подразделения администрации президента, размещенные в 14-м корпусе, переехали на Старую площадь, что позволило нам наконец развернуть полномасштабные работы. Создан оперативный штаб во главе с вашим покорным слугой. Перед нами стоит очень сложная задача, по мере знакомства с фронтом работ возникают все новые инженерные проблемы. С 1932 года, когда был построен 14-й корпус, там не было ни одного серьезного ремонта, здание находится практически в аварийном состоянии. Но по завершении реконструкции — по нашим расчетам, она займет около двух лет — это будет современный, очень функциональный и удобный офисный центр.

— Но не получится ли так, что к моменту завершения работ надобности в этом офисном центре уже не будет? Другими словами, не противоречит ли этот проект идее «переезда власти»?

— Не противоречит. Во-первых, стратегический план, объявленный президентом, рассчитан на достаточно длительную перспективу. За два года реализовать его невозможно. Во-вторых, какими бы ни были переезды, Кремль останется официальной резиденцией президента России. Соответственно никуда не денется и президентская администрация.

— Можно ли сказать то же самое о Доме правительства?

— Нет, ни о Доме правительства, ни о других «штаб-квартирах» ничего пока сказать не могу. Повторяю: разработка детального плана только начинается.

— Год назад, когда мы с вами говорили о возможном размещении парламентского центра, я спросил, не в подмосковный ли лес собираются переселять депутатов. Ваш ответ: «Ни о каком лесе речь, разумеется, не идет. Место, могу заверить, достойное российского парламента». Этот план остается в силе?

— Все течет, все меняется. Не исключаю, что в рамках большого стратегического проекта возникнет идея нового, загородного размещения парламентского центра. Сейчас, конечно, не самое лучшее время обсуждать этот вопрос: приближаются выборы. Но понятно, что бесконечно в подвешенном состоянии он находиться не может. Надеюсь, окончательное решение будет принято в следующем году.

— Какова цена вопроса?

— Стоимость того, старого проекта составляет, по нашей оценке, порядка 300—400 миллионов евро. Что касается сроков, то, если не возникнут какие-то непредвиденные сложности, активная фаза строительства займет примерно два года.

— Все-таки о каком «достойном месте» шла тогда речь? Случаем, не о том, что освободилось после сноса гостиницы «Россия»?

— Можете, кстати, полюбоваться: из окна моего кабинета открывается весьма живописный вид на этот пустырь.

— Я уже обратил внимание. Очень удобно, между прочим, с точки зрения контроля за ходом работ.

— Да, рассматривался среди прочего и такой вариант. И пока его не отвергаем. Но решения, повторяю, нет.

— Не правильнее ли было воспользоваться опытом Казахстана или Бразилии и перенести столицу в депрессивную глубинку, создав тем самым новую точку роста на карте страны?

— Не думаю, что этот вопрос сегодня для нас актуален. Да, подобные примеры в мире есть. С бразильским опытом, правда, не знаком, но казахстанский изучил достаточно хорошо: многократно бывал и в старой, и в новой столице этой страны. Астана — очень красивый современный город. Но при тех больших плюсах, которые получил Казахстан от этого решения, есть и серьезные минусы.

— Например? Я-то слышал в основном восторженные отклики.

— Я их подтверждаю. Сам, когда бываю в Астане, не перестаю восхищаться. Но это «город с чистого листа» — без прошлого, без истоков.

— Ненастоящий?

— Да, если хотите, ненастоящий. Столицей все-таки должен быть уникальный, исторический город. То есть именно такой, каким является Москва. Любые другие варианты — не более чем фантазии. Мы не Бразилия и не Казахстан, мы — Россия.

— Один из вопросов, возникающих в связи с идеей переноса госучреждений за МКАД, — какова будет судьба освобождаемых зданий?

— Поскольку нет никаких решений, мы можем рассуждать только теоретически. Теория же в общем-то очевидна. Понятно, что государство может продать эти здания. Что в них будет после этого? Вариантов тоже не так много — отели, офисы, жилье. Никто, наверное, не будет устраивать в центре Москвы завод по производству подшипников.

— Управление делами и сегодня активно продает имущество. На торги выставляется один объект за другим: госрезиденция «Шуйская Чупа», дом отдыха «Крылатское», спорткомплекс в Сокольниках... Чем вызвана эта распродажа? Установкой президента на избавление власти от непрофильных активов?

— Мы, безусловно, внимательно слушаем, что говорит президент. Но продаваемые объекты как раз профильные. Правильнее назвать их невостребованными. Возьмем, например, «Шуйскую Чупу». И в былые времена, когда президентом был Борис Николаевич Ельцин, она использовалась не так уж часто. А потом и вовсе стала пустовать. Владимир Владимирович Путин за восемь лет своего президентства был там всего один раз, Дмитрий Анатольевич — вообще ни разу. И дело не только во вкусах главы государства. Изменился сам подход к использованию резиденций. Сегодня глава государства и премьер, как правило, насыщают свой отпуск активной рабочей программой. Проводится масса встреч, формальных и неформальных. А если президенту наносит визит глава какого-нибудь государства, то прилетает, понятно, не только он один. Сопровождающие лица, работники аппарата, журналисты... И всех надо где-то разместить. Для того чтобы организовать встречу такого формата в «Шуйской Чупе», потребовалось бы перестроить пол-Петрозаводска. Точно по такому же принципу мы оценили и другие свои активы. Скажем, сейчас будет продаваться большое количество различных дачных комплексов. Они построены в 60—70 годах или даже еще раньше и имеют довольно плачевный вид. Обновление требует огромных денег, которыми мы сейчас не располагаем. Сидеть же и ждать у моря погоды, глядя, как все это разрушается, мы посчитали неправильным. Поэтому было принято решение: избавляться от объектов, если нет возможности привести их в надлежащее состояние.

— И много у вас такой некондиции?

— Составлен исчерпывающий список имущества, подлежащего продаже. В нем несколько десятков объектов. Цены абсолютно рыночные. Мы привлекаем независимых оценщиков, их оценка — стартовая цена аукциона. Но все, что продано на сегодняшний день, продано дороже стартовой цены.

— Может ли так же пойти с молотка подведомственная вам загрансобственность?

— На среднесрочную перспективу таких планов нет. Практически все объекты, принадлежащие России, востребованы.

— Управление делами играет важную роль в подготовке предстоящего в будущем году саммита АТЭС. В зоне вашей ответственности, насколько известно, находится строительство государственной резиденции и океанариума на острове Русский. Все правильно?

— Да, но в первую очередь в зоне нашей ответственности находится подготовка и проведение саммита. Мы здесь, что называется, головная организация. Что же касается океанариума, строительство идет полным ходом. Весной будущего года будет пущена первая очередь, а может быть, даже до конца этого года успеем. Это уникальный комплекс — причем не только развлекательный, но и научный, — аналогов которому в мире не будет. По крайней мере, какое-то время. Строительство государственной резиденции еще не начато и вряд ли будет начато в ближайшее время. Но мы и не рассчитывали успеть с этим к саммиту, это отдельный проект. Ограничения тут главным образом финансовые: деньги на стройку пока не выделены. В любом случае ничего большого и роскошного не планируем. Это будет достаточно компактный объект.

— Ну а как обстоят дела на остальных объектах, тех, что должны быть готовы к саммиту? Успеваем?

— Не так давно президент сам все осматривал и остался в общем-то доволен. Университетский комплекс, в котором будут проходить основные мероприятия саммита, практически готов, идет этап отделки.

— Помнится, товарищ, ответственный за строительство моста, торжественно пообещал президенту уложиться в назначенный срок. Можно верить?

— Посмотрим, умеют ли люди отвечать за свои слова. Кстати, на том самом совещании президент дал нам поручение проработать и альтернативные способы доставки участников и гостей саммита на остров Русский.

— Как говорится, надейся на лучшее, готовься к худшему?

— Да, на бога надейся, а сам не плошай. Дело, впрочем, не только и не столько в мосте. Даже если бы с ним все было в полном порядке, все равно мы должны были бы предусмотреть запасной вариант. Мало ли что, не дай бог, случится. Всегда должна быть альтернатива.

— Саммит АТЭС, Универсиада в Казани, Олимпиада в Сочи, чемпионат мира по футболу, новый административный центр... Что ни год — появляются все новые мегапроекты, а бюджет один, и он уже сегодня испытывает серьезные перегрузки. В связи с этим возникают два вопроса. Во-первых, по силам ли государству эта ноша? Во-вторых, не разумнее было бы поступиться престижем и потратить деньги на что-то более полезное?

— Престиж страны — это, между прочим, тоже очень важно. Но главное, разумеется, другое. Не будь Олимпиады, город Сочи, крупнейшая курортная зона России, так бы и влачил жалкое существование. Так бы и текли канализационные стоки в Черное море, в котором купаются люди, приезжающие сюда отдыхать со всей страны. Расходы на собственно олимпийские объекты составляют не более 10—15 процентов всех затрат, остальное — инфраструктура. Аэропорты, дороги, коммуникации, энергетика, та же канализация... То же самое можно сказать о Казани, Владивостоке и городах, в которых будет проводиться чемпионат мира по футболу. Все, что там построено или будет построено, никуда не денется, не улетит на Луну. Деньги не будут выброшены на ветер.

— Но у нас, к сожалению, очень много городов с отвратительной инфраструктурой. Получается, где-то густо, а где-то пусто.

— Ну я бы все-таки так не сказал. Нельзя утверждать, что в остальных городах у нас вообще ничего не делается.

— Неравномерность государственной заботы, однако, налицо.

— Конечно, очень бы хотелось, чтобы в один миг во всей России переложили дороги, поменяли трубы, отремонтировали дома. И наступило царствие небесное. Но так бывает только в сказках. Государство предпринимает меры по наведению порядка во всей стране, однако не везде дело движется так быстро, как хотелось бы. В любом случае те проекты, о которых мы говорим, повлияют на жизнь миллионов наших граждан. И не только в тех городах, которым посчастливилось стать местом проведения крупных мероприятий. Это, по сути, точки роста, которые будут стимулировать развитие других, соседних регионов. Собственно, это уже происходит. Недавно, побывав на наших сочинских объектах, заехал в Геленджик. Душа радуется. Еще несколько лет назад была заштатная деревня, а сегодня не знаю, где набережная лучше — в Каннe или Геленджике. Все просто расцвело. Съездите, посмотрите.

— Тем не менее — не надорвемся? Грянет снова кризис — и что тогда?

— Ну один кризис мы уже пережили. И если грянет еще один, тоже, уверен, переживем. Кстати, многие из тех стран, которые когда-то ставили нам в пример, как раз надорвались. Смотрите, что происходит в Греции, какие проблемы переживают Португалия, Испания, Италия, Соединенные Штаты... У нас таких проблем не было и, надеюсь, не будет.

— В общем, тема жесткой экономии для нас пока неактуальна?

— Экономия — только часть экономической политики. Жить, руководствуясь одним лишь этим лозунгом — «экономь, экономь, экономь», — невозможно. Это стагнация, застой. Кроме того, смею вас заверить, и правительством, и министерствами экономического блока руководят совсем неглупые люди. Решения принимаются не так, что вот сели, попили чайку и — «давай-ка проведем чемпионат». Этому предшествует большая, серьезная подготовительная работа. Которая как раз и направлена на то, чтобы правильно рассчитать силы, не надорваться.

— После отставки бывшего мэра столицы аналитики и пресса включили Владимира Кожина в обойму наиболее реальных кандидатов на пост московского градоначальника... Кстати, уточню, прогнозы были небеспочвенны?

— Понимаю, куда клоните. Сейчас, наверное, будете спрашивать про Санкт-Петербург?

— Буду.

— Что ж, отвечу тогда сразу и на то, и на другое. Знаете, как только пришел на это место, буквально через месяц стал «уходить». Благодаря нашим СМИ успел виртуально поработать в самых разных местах на самых разных должностях. Но исхожу из очень простого принципа. Мне эту работу предложил сначала Владимир Владимирович Путин, потом — Дмитрий Анатольевич Медведев. Вот два человека, с которыми могу обсуждать те или иные свои перемещения. Однако пока разговора на эту тему — ни по поводу Москвы, ни по поводу Санкт-Петербурга, ни по поводу иных мест работы — у нас не было. После того как страна выберет президента, приду к нему, и мы поговорим о том, чем буду заниматься дальше.

— Понимаю, что о тайнах кухни власти вас пытать бесполезно. Поэтому спрошу предельно деликатно: как считаете, хватит нам после мартовских выборов «Ново-Огарева» и «Горок-9» или придется подбирать новую президентскую резиденцию?

— У нас достаточно современных комплексов...

— Но «Ново-Огарева» и «Горок-9» хватит?

— Думаю, хватит.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера