Архив   Авторы  

Generation «П»
Политика и экономикаВ России

Не вырастет ли на второй волне приватизации второе поколение олигархов


 

В России готовится второе издание масштабной приватизации. Одобренный недавно президентом план первого вице-премьера правительства Игоря Шувалова предусматривает продажу госдолей в крупнейших бизнес-структрах. Выручить за эту грандиозную кампанию планируют столь же грандиозные деньги: 158 миллиардов долларов в течение шести лет.

Что и говорить, государство — собственник далеко не всегда эффективный. Но поскольку предстоящая приватизация по масштабам сопоставима и даже превосходит скандальную приватизацию 1995 года, к ее инициаторам не могут не возникнуть вопросы. Например, такой ли спасительной окажется эта тотальная распродажа для российской экономики? Найдутся ли на эти активы независимые покупатели или мы увидим второе издание олигархической приватизации середины 90-х?

Акции в обмен на дефицит

Приговор госактивам был вынесен еще год назад. По словам министра финансов Алексея Кудрина, латать бюджетные дыры, чтобы Россия не погрязла в долгах, придется за счет продажи «нашего всего» — госкомпаний и госкорпораций. Учитывая, что госкапитализм у нас фактически стал национальной экономической идеологией, такое решение далось властям непросто. Но в начале августа на свет все-таки появился «план Шувалова». С молотка полностью должны уйти госпакеты в 14 компаниях, включая «Роснефть», ВТБ, аэропорт Шереметьево, «Аэрофлот», «РусГидро», «Ростелеком», «АЛРОСА»... Еще в нескольких доля государства должна снизиться до 50—75 процентов.

Официальная цель приватизации со времен залоговых аукционов середины 90-х, кстати, не изменилась. Как и тогда, денег в казне нет.

По данным Минфина, как минимум в течение ближайших трех лет дефицит бюджета будет оставаться на очень высоком уровне. В 2012 году — 1,57 триллиона рублей, в 2013-м — 1,744 триллиона, а в 2014-м — 1,648 триллиона. Закрывать эту брешь в министерстве планируют в основном за счет увеличения госдолга: в 2012 году, например, хотят занять 2,181 триллиона рублей (из них 90 процентов — на внутреннем рынке), а реализовать имущества — лишь на 276 миллиардов рублей. Та же картина и в 2013—2014 годах.

Скепсис Алексея Кудрина понятен: рынки бросает из стороны в сторону, и даже при большом желании в ближайшие годы найти покупателя на государственный кусок, например «Роснефти» (75,18 процента акций стоимостью 70 миллиардов долларов), будет крайне сложно. Даже если рынки захотят последовать «плану Шувалова» и вкладывать в наш рынок по 737 миллиардов рублей в год, то это покроет лишь половину дефицита российского бюджета. Более того, и сами заимствования невозможно использовать до бесконечности, как это делают США или ведущие европейские страны вроде Германии и Франции. Не показано наращивание долга и по причине суверенного рейтинга России — BBB. «С таким рейтингом санировать дефицит бюджета за счет госзаимствований нецелесообразно, — говорит президент группы GlobalRating Ричард Хейнсворт. — Это дорогое удовольствие».

Действительно, только один год обслуживания госдолга России, который в 2014 году должен составить 12 триллионов рублей (если взять доходность по внутренним гособлигациям в 6,6 процента), обойдется казне в 790 миллиардов рублей. То есть почти в ту же сумму, которую планируется ежегодно выручать от масштабной приватизации.

Вот и получается, что не только «накормить» страну, а и задраить бюджетные дыры распродажей госкомпаний не получится. «Если все пойдет заявленными темпами, то этих сумм однозначно не хватит», — считает главный экономист ФК «ОТКРЫТИЕ» Владимир Тихомиров.

Россия в 17-м году

Впрочем, чего всем дался этот дефицит? Куда важнее, что уход государства из бизнеса повысит эффективность и конкурентоспособность экономики. Но захочет ли кто-нибудь покупать эти компании в столь короткие сроки? И кто это будет — иностранные стратегические инвесторы, множество мелких российских инвесторов или по старинке — приближенные к государству олигархи?

По мнению стратегов Ситибанка, собрать такую крупную сумму на российском рынке будет очень тяжело. Во-первых, 158 миллиардов долларов — это стоимость 60 процентов всех акций, находящихся в свободном обращении в России. И если привлекать по 26 миллиардов долларов в год, банально продавая бумаги госкомпаний на бирже, то можно запросто обвалить фондовый рынок. Во-вторых, в стране пока нет таких источников «длинных» денег, которые бы позволили поглотить все приватизируемые компании.

Остается Запад. «В мире сейчас много ликвидности, особенно после программы ФРС США выкупа американских гособлигаций и многочисленных эмиссий, организованных европейскими странами, — говорит главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. — Растет количество сделок по слиянию и поглощению, так что, думаю, интерес будет». Правда, интерес к российским активам едва ли возникнет раньше, чем улягутся страсти вокруг понижения рейтинга США и все разрастающегося долгового кризиса в еврозоне. Инвесторы ищут тихие гавани, коей Россия пока не является. А это означает, что приватизационный дедлайн в виде 2017 года может быть отодвинут на несколько лет вперед.

«Если задача именно в том, чтобы избавиться от активов, то можно сделать это и быстрее — помнится, в 90-е вал распродажи госактивов за копейки уложился в какие-то два года, — вспоминает аналитик ИХ «ФИНАМ» Анатолий Вакуленко. — Если же речь идет о том, чтобы получить за собственность достойную цену, то, конечно, этого времени может не хватить». Более того, все зависит и от конкретного актива. Крупные банки, например, традиционно вызывают интерес у европейцев и американцев. Особенно Сбербанк. Но госпакет «Сбера» пока продают не полностью, а лишь 7,58 процента акций.

«Все зависит от ситуации, — говорит управляющий директор УК БКС Владимир Солодухин. — Если предположить умеренно позитивный сценарий, то ВТБ или Россельхозбанк будут интересны арабским и прочим азиатским инвесторам. Наш банковский рынок довольно консолидирован, но при этом ненасыщен, и там есть куда расти. Арабские и азиатские инвесторы любят прийти на чужой рынок и вложить по несколько сотен миллионов долларов. Правда, для арабов Россия плоха тем, что здесь они получают симметричный риск, то есть такую же зависимость от нефтяных котировок, как и у себя на родине».

Повышенный интерес может возникнуть и к «Роснефти», хотя бы со стороны BP, которой недавно не удалось произвести с ней обмен акциями. Или — еще больше — к «Аэрофлоту» и Шереметьево. «Если эти компании будут продаваться, за ними в очередь встанут, — считает главный редактор портала Aviaport.ru Олег Пантелеев. — Но вряд ли иностранцам позволят получить над ними контроль. А держать блокпакет, думаю, им будет не очень интересно».

Но есть в списке на приватизацию и заведомо проигрышные активы, как, например, в энергетике или телекоммуникациях. Скажем, кого сможет заинтересовать «РусГидро», где государство все равно будет играть ведущую роль, пускай и не напрямую?

«Крупные инвесторы, которые изъявят желание войти в эти проекты, потребуют определенных гарантий, в частности более интенсивного повышения тарифов на внутреннем рынке, — говорит Анатолий Вакуленко. — Однако государство, даже выйдя из капитала компаний, вынуждено будет сдерживать рост тарифов на электроэнергию для того, чтобы поддержать социальную стабильность и экономический рост. В этих условиях инвесторы, купившие активы, вероятно, не будут склонны к инвестициям в наращивание мощностей и обновление технического оборудования». К тому же зарубежные покупатели могут воспротивиться условиям, предлагаемым государством в рамках «золотой акции», посчитав их слишком жесткими. «Стратегические инвесторы в отличие от государства заинтересованы в росте акционерной стоимости и рыночной капитализации, а не в участии в политических сделках», — поясняет Владимир Солодухин.

Раз уж иностранцы такие требовательные, то волей-неволей придется искать инвесторов у себя на родине. И если цель стоит такая же, как в середине 1990-х, — распродать все по-быстрому, мы имеем все шансы вырастить новое поколение олигархов.

Пока тревогу бить рано. Да и власти заявляют, что будут упорно ждать «хорошей цены» на продаваемые активы. Наконец, встает политический вопрос: действительно ли государство решилось отойти от бизнеса? Ведь вся история нулевых говорит как раз об обратном: власть упорно собирала под своим крылом разнообразнейшие бизнес-активы. Правда, высокопоставленные лица не раз давали понять, что рано или поздно государство их продаст.

Время, похоже, приходит. Остается выяснить: не окажется ли вторая операция «Приватизация» аналогом первой? Не сольет ли власть по дешевке всю эту собственность своим проверенным олигархам?

По мнению Владимира Тихомирова, в Кремле и Белом доме действительно сменился вектор в сторону разгосударствления экономики. «Позиция власти сильно скорректировалась после кризиса, — рассуждает он. — Резервы стали меньше, у правительства закончились ресурсы, которые позволяли ему быть самостоятельным игроком на рынке и вдохновителем притока капитала в страну. Комиссия вице-премьера Игоря Шувалова, расследовавшая причины кризиса, запросила документы у госкомпаний и убедилась в их полной неэффективности. Думаю, Шувалову удалось лично убедить в бесперспективности госкапитализма Владимира Путина, который, безусловно, был главным идеологом усиления роли государства в экономике».

Однако это вовсе не означает, что в «Роснефти», ВТБ, «АЛРОСА» и других приватизируемых компаниях чиновников сменят независимые от власти капиталисты. «Мы в свое время вырастили целое поколение олигархов, — говорит научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин. — Думаю, и теперь они рассчитывают поживиться на приватизации. Процесс этот должен быть растянутым, чтобы игра была честной. Если же она окажется нечестной, то целей, ради которых делается приватизация — а это не только деньги, но и повышение энергии и инициативности бизнеса, — мы не достигнем».

И правда, риск получить второе издание олигархического капитализма велик. Сегодня основные ресурсы в России уже поделены, причем как раз между олигархами и чиновниками. Если не допускать к новой распродаже иностранцев или выставить такие условия, которые отсекут от приватизации малый и средний бизнес, все скупят сами знаете кто. Ну или в крайнем случае их отпрыски и приближенные лица. «Свежая» инвестиционная кровь вполне может оказаться второй свежести.

Например, британская компания Zoltav Resources Inc., принадлежащая 17-летнему Аркадию Абрамовичу, уже заинтересовалась нефтегазовыми активами в России. Еще года два, и амбиции второго поколения приватизаторов из 96-го года вполне могут быть удовлетворены.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера