Архив   Авторы  
Пока власть успешно отбивает атаки своих «несистемных» врагов. Но их полку день ото дня прибывает: с радикалами начинают консолидироваться отторгнутые системой «умеренные»

Навстречу выбору
Политика и экономикаВ России

Новый политический расклад ставит власть перед дилеммой: закрутить гайки или легализовать несистемную оппозицию

 

Чуть больше полугода осталось до начала думской кампании, ну а оттуда рукой подать до президентской. Между тем партийная система вступает в год выборов в полуразобранном состоянии. Нет, на первый взгляд все в ажуре. Семь зарегистрированных «руководящих и направляющих» формально покрывают весь спектр — слева направо. Но проблема в том, что политически активный класс у нас сегодня делится не на левых и правых, а на тех, кто в «системе» и вне ее. Причем вторые становятся все более активны, в то время как первые, по выражению президента Дмитрия Медведева, несколько «забронзовели».

Пока власть успешно отбивает атаки. Совместный электоральный рейтинг Владимира Путина и Дмитрия Медведева, согласно опросу Левада-Центра, — 52 процента. Но по тому же опросу 7‑процентный барьер для прохождения в Думу преодолевают лишь «Единая Россия» (за нее готовы голосовать 45 процентов опрошенных) и КПРФ (10 процентов). Получается, что на стороне «системы» немногим более половины электората. А куда девать остальных? К тому же полку «несистемных» день ото дня прибывает: с радикалами начинают консолидироваться отторгнутые системой «умеренные». Дело может обернуться так, что главный вопрос выборов — о власти — будет решаться не на избирательных участках.

Нет такой партии

«В отсутствие в РФ полноправной политической партии правого толка... общественно-политическая ситуация будет деградировать вплоть до масштабного революционного взрыва». Процитированное произведение называется «официальным комментарием Партии защиты российской конституции «Русь» по поводу беспорядков на Манежной площади 11 декабря». Не ищите эту организацию в минюстовском реестре. Де-юре такой партии не существует: попытка регистрации, предпринятая в 2007 году, закончилась провалом. Более того, с точки зрения нашего законодательства нет вообще ни одного политического объединения, выступающего с националистических позиций. А националисты, судя по той же Манежной, есть! И чем дальше, тем чаще они выходят на улицы, тем длиннее список их претензий к власти и тем радикальнее методы. Основной аргумент сторонников «баррикадных» форм таков: власть не оставляет им иного выбора, блокируя все попытки обосноваться на поле легальной политики. И с этим тезисом сложно спорить.

Но для начала одно существенное терминологическое уточнение: понятие «национализм» включает в себя очень широкий спектр различных течений. От националиста Шарля де Голля до националиста Адольфа Гитлера пролегает дистанция вселенского размера. Ничуть не меньшая, скажем, чем от «строителя социализма» Иосифа Сталина до социал-демократа экс-канцлера Герхарда Шрёдера. В общем, какую общественно-политическую теорию ни возьми — нигде не без урода. Но количество выродков напрямую зависит от того, какие возможности для развития получают здоровые члены «семьи». Ничто так не способствует размножению радикалов, как принудительная стерилизация умеренных.

Трудно сказать, насколько популярна «партия защиты российской Конституции». Но можно с большой долей уверенности утверждать, что в ее программных документах нет ничего экстремистского. Хотя бы потому, что крамолы не обнаружила и Федеральная регистрационная служба, решавшая в 2007 году вопросы партийной жизни и смерти. Почему не зарегистрировали? Вот характерная претензия контролера: «В нарушение пункта 2 статьи 14 Закона, предусматривающего, что делегаты учредительного съезда... должны преимущественно проживать в субъектах РФ, которые представляют, среди делегатов от г. Москвы присутствовали делегаты, не проживающие постоянно или преимущественно в г. Москве». При этом в законе нет ни слова о том, что факт проживания должен подтверждаться пропиской.

Судя по списку отвергнутых в последние годы заявок на партрегистрацию, путевка в большую электоральную жизнь равно недоступна и либералам, и националистам, и левакам. Дело ведь не в абстрактных теориях, легших в основу их программ. Главное в том, что отверженные оппозиционны и вдобавок плохо контролируемы. Одним словом — «несистемны».

Семипартийщина

«Мы сделали правильный выбор в пользу укрупнения политических партий... На политической арене осталось 46 политических партий... Этого вполне достаточно, чтобы избиратель смог сделать свой выбор». Фраза Владимира Путина, прозвучавшая в мае 2004-го, наглядное свидетельство того, что процесс сокращения количества политических организаций отнюдь не был стихийным. На сегодняшний день в России семь зарегистрированных партий. Для справки: в начале «департизации» — на рубеже 90-х и нулевых — было 139.

Но, может быть, семь партий — это и впрямь вполне достаточно? Все познается в сравнении. В четырехмиллионной Грузии более 200 партий. Это абсолютный рекорд постсоветского пространства. На втором месте — Украина со 185 партиями. Можно сказать, что все это не показатель: мол, мультипартийный «бардак» — тяжкое наследие «цветных революций». Хорошо, давайте посмотрим на наших коллег по Таможенному союзу — их-то уж никак не упрекнешь в излишнем либерализме! Так вот: на девять с гаком миллионов белорусского населения приходится 15 разрешенных партий; на 16 миллионов казахстанского — 10. На постсоветском пространстве мы опережаем лишь Узбекистан (четыре партии плюс одно допущенное до выборов движение) и Туркмению (одна — правящая «Демократическая» — партия). А по количеству граждан, приходящихся на одну партию, мы вообще вне конкуренции — 20 миллионов!

Меньший уровень «партизации» в ближайших евразийских окрестностях можно наблюдать, пожалуй, только в Китае. Но по абсолютному количеству партий и он опережает нас: «коммунистическая диктатура» допускает существование аж девяти партий.

Короче говоря, мир явно шагает не в ногу с нами. И это еще без учета ситуации с регистрацией общественных объединений. Правда, с количеством тут вроде бы все в порядке. Минюстовский «список общественных объединений, уставы которых предусматривают участие в выборах», состоял на 1 июля прошлого года из 274 пунктов. Но главное — принцип отбора. Скажем, сторонникам Михаила Касьянова, несмотря на неоднократные попытки, так и не удалось придать своему Российскому Народно-Демократическому союзу статус общественного объединения. Основание для отказа традиционно — неверно оформленные документы. Точно такая же судьба постигла недавно и движение «Россия, вперед!», созданное депутатом Госдумы от «Справедливой России» Геннадием Гудковым и группой единомышленников, собиравшихся двигать в массы идею «ускоренной модернизации». В отличие от касьяновцев, ни о какой «несистемности» тут нет и речи. Но возникла другая проблема. В партии власти, спешно учредившей еще одну «Россию, вперед!», восприняли действия Гудкова и Ко как попытку рейдерского захвата.

Что на это можно сказать? Только то, что неудачникам стоит поучиться чистописанию у успешно зарегистрировавшихся организаций. Например, у патриотического движения «Мусульмане — миротворцы», «Национального Артийского Движения России» или «Федерации Нят-Нам».

Запрещенная реальность

Подход власти к вопросу допущения до выборов политических организаций — фактический, а не официально декларируемый — чем-то напоминает мистические представления наших предков: если не поминать вслух страшную «буку», то она и не появится. Отличие в том, что «бука», как правило, существовала лишь в воображении, а политические силы, которые нельзя поминать и регистрировать, в самой что ни на есть реальности. И эта «запрещенная» реальность, как показала богатая на события концовка прошедшего года, начинает играть все большую роль. Если об акциях несистемной оппозиции говорят куда больше, чем о действиях оппозиции системной, — и даже о деятельности партии власти, — значит, что-то явно не так с самой системой.

О том, что процесс стерилизации политического пространства рано или поздно закончится «стратегиями-31» (либеральная оппозиция), «движениями 11 декабря» (националисты) и прочим кипением «возмущенного разума», можно было догадаться, не будучи высоколобым политологом. Вполне хватит школьного курса физики. Помните открытие, прославившее Михаила Ломоносова? «Сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому». Так и случилось: убыло дискуссий в Думе, прибыло — на Триумфальной и Манежной площадях.

Власть атакуют сегодня и левые, и правые, и либералы, и националисты. Атакуют пока преимущественно по отдельности. Однако чем дальше, тем больше заметна тенденция к консолидации «несистемных» сил. Скажем, в конце прошло года на стыке просвещенного национализма и либерализма, не чурающегося национальной проблематики, возникло одно весьма любопытное явление — так называемый Русский гражданский союз. Сколь-нибудь заметного политического веса союз пока не имеет, но сама идея представляется более чем перспективной: создатели РГС «убеждены в неразделимости понятий «нация» и «демократия». В качестве исторического примера подобного синтеза приводятся «национально-освободительные бархатные революции конца 80-х — начала 90-х годов в Восточной Европе».

Словом, вечер перестает быть томным. Речь уже идет не о желаниях или эмоциях каких-то персонажей, а о неумолимом ходе исторических событий, которые, пусти их на самотек, могут привести к радикальной смене российского политического ландшафта. Причем вероятность того, что перемены будут благотворными, увы, крайне мала. «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Русская история многократно подтверждала справедливость слов Александра Сергеевича, и очень не хотелось бы пережить еще одну такую проверку.

Можно, конечно, попробовать еще сильнее закрутить гайки. Но, во-первых, может запросто сорвать резьбу — ограничение свободы политического маневра редко получается в гомеопатических дозах, а передозировка такого лекарства от нестабильности может оказаться страшнее болезни. Во-вторых, есть большие сомнения в том, что власть располагает сегодня политическими и кадровыми ресурсами, позволяющими пойти по «китайскому пути». В-третьих, такая «заморозка» не решает проблему, а лишь откладывает решение на потом. Причем чем дольше откладывает, тем вероятнее самое жесткое развитие событий.

Куда более логичным представляется другой рецепт — начать превращать «несистему» в органичную часть системы. Тут тоже имеются свои побочные эффекты: передел власти, пусть даже не полномасштабный, как правило, плохо сказывается на биржевых индексах. Но если играть вдолгую — а мы ведь, хотелось бы надеяться, играем именно вдолгую, — то все эти политические инвестиции, безусловно, окупятся. Это как прививка от опасной болезни — неприятно, больно, но без этого можно вообще отдать концы.

Политический процесс вышел на развилку, предполагающую чрезвычайно сложный выбор. Куда ни пойди — что-нибудь да теряешь. Но ничуть не менее опасно остаться на месте: в этом случае мы рискуем вообще потерять страну. Ближайший поворотный сигнал — решение Минюста по поводу регистрации трех оппозиционных партий: «Другая Россия», «Партия народной свободы» и «Родина: здравый смысл». Сочетание, кстати, весьма символичное: победит здравый смысл — все в порядке будет и со свободой, и с Россией. Пусть даже она и станет немного другой.

Экспертиза

Предвыборное меню

Ожидается ли появление в 2011 году политической силы, способной составить конкуренцию партии власти? На этот вопрос отвечают руководители ведущих социологических структур России.

Валерий Федоров, генеральный директор ВЦИОМ:

— По поводу появления несистемной оппозиции в списке опросов отвечу так. Когда вы приходите в ресторан, вам дают меню. Если вы пришли в ресторан с французской кухней и хотите борщ, то, скорее всего, вы его не получите. А кто формирует меню? Шеф-повар. Если избиратели хотят чего-то особенного, а «линейка продуктов» достаточно стандартная, то придется выбирать из того, что предложено, а не из того, что хочется.

Впрочем, конкуренцию власти пытаются составить Немцов, Касьянов и прочие. Появятся ли аналогичные движения на националистическом фланге — пока непонятно. Эти силы должны не только заявить о себе, но сформироваться и показать себя. Будет ли вообще у них такая возможность? Посмотрим. Люди обычно включаются в выборы за три-четыре месяца. Так что посмотрим, какое будет «меню» через полгода.

История знала примеры очень разных коалиций. Например, когда коммунисты и фашисты объединялись против социал-демократов и центристов. Если у них появится одна тактическая цель, например свалить нынешнюю власть, почему бы не объединиться! Сейчас не важно, к каким идеям привержен политик. На предпочтения избирателей влияет другое: на чьей он стороне — власти или оппозиции? Как он относится к такому феномену, как стабильность? Для большинства россиян стабильность — ключевая ценность.

Лев Гудков, директор аналитического центра Юрия Левады (Левада-Центр):

— Мы включили в опросный список еще незарегистрированную «Партию народной свободы», потому что на нее есть указания электората. Два процента для несуществующей партии — это неплохой рейтинг. Националистические же группировки, по нашим многолетним наблюдениям, не набирают и больше половины процента. Что касается объединения демократов и националистов, то перспектива здесь сомнительная, потому что установки их электоратов сильно различаются. Как правило, националисты демонстрируют более авторитарный и консервативный образ мыслей, склонность к более жесткому государственному контролю, вмешательству в экономику. А демократы все-таки выступают за правовое государство, смягчение его влияния на экономику. Как бы там ни было, мне кажется, что ни те ни другие не будут официально зарегистрированы.

Что касается президентских выборов 2012 года, то противопоставление Владимира Путина и Дмитрия Медведева — абсолютно искусственное. Никакой политической борьбы между ними быть не может. На выборы пойдет кто-то один. Причем, бесспорно, определяющее влияние ощущается за Путиным. Он обладает гораздо большим ресурсом. Во всех случаях гипотетического противопоставления Путин легко побеждает Медведева. За него готовы отдать в полтора-два раза больше голосов. Но, скорее всего, на президентских выборах будет единый кандидат, а голоса «тандема» разделять не стоит. То есть на сегодняший день — это около 52 процентов.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера