Архив   Авторы  
«Либо у нас будет «большое правительство», либо государство и дальше идет своим путем, а гражданское общество — своим. А это путь в никуда», — говорит Владислав Гриб

Горячая линия
Политика и экономикаВ России

«Тандем государства и гражданского общества в «большом правительстве» — это последний шанс для страны», — говорит член совета Общественной палаты адвокат Владислав Гриб

 

Какие цели преследует медведевский проект «Большое правительство» и кому суждено стать «большими министрами»? На вопросы «Итогов» отвечает член совета Общественной палаты, главный редактор издательской группы «Юрист», член президиума Ассоциации юристов России адвокат Владислав Гриб.

— Владислав Валерьевич, как вам идея «большого правительства»?

— Конечно, предложение выглядит неожиданным на фоне разговоров о необходимости сокращать число чиновников. Но у нас много пустующих ниш, требующих мягкого участия государства, и нужна системная работа по направлениям, где оно недорабатывает и где может быть востребован потенциал гражданского общества. Таких проблем сотни, и «большое правительство» вполне может стать ключом к их решению.

— И кто может войти в его состав?

— Есть, например, кадровый резерв главы государства — около тысячи человек, половина — представители бизнеса, общественных организаций, сферы культуры. Есть несколько десятков общественных советов при федеральных органах исполнительной власти, где тоже креативные люди. Имеются некоммерческие и профильные организации, где работают очень сильные лидеры. Тот же Общероссийский народный фронт.

Нужно, чтобы кадры постоянно перетекали из институтов гражданского общества в госструктуры и наоборот. Скажем, сегодня ты проявил себя как лидер экологической организации, завтра вошел в общественный совет министерства, затем — в замминистры, через год вернулся в свою организацию новым лидером и т. д.

Не надо бояться брать новых людей во власть. В Дании, например, вообще сформировали очень молодое правительство, в котором половина министров не работала госчиновниками. Это, возможно, и перекос, но что-то в этом есть. Правительство должно быть симбиозом чиновников и гражданского общества. У нас же там только чиновники, а гражданское общество — в стороне или в оппозиции.

— «Большое правительство» должно стать гражданской составляющей кабинета министров или отдельной структурой?

— Необходимо, чтобы его участники принимали участие в заседаниях кабинета министров, пусть с правом совещательного голоса. Итоги дебатов, например, в Общественной палате, должны напрямую доводиться до власти, а не через письменные обращения на имя Путина или Медведева. Да, мы общаемся с Дмитрием Анатольевичем, как правило, дважды в год, но эти встречи неформальные. Надо, чтобы все это было институционально закреплено, чтобы у гражданского общества были рычаги влияния на власть. Скажем, европейские чиновники прекрасно понимают, что отказ выслушивать авторитетных лидеров гражданского общества стал бы для них политическим самоубийством. У нас это понимают далеко не все.

— То есть имеющиеся каналы связи общества с государством либо вообще не действуют, либо работают плохо?

— Прежде всего нужно заметить, что появился такой эффективный канал обратной связи, как Интернет. Уже многие главы городов, регионов, прокуроры читают Twitter, сами пишут. Более формализованные каналы — общественные советы, НКО, молодежные парламенты — тоже играют свою роль. Пусть многие из них создавались в целях политического пиара, под выборы. Но проходит год-два, и они начинают жить своей жизнью, появляются новые лидеры, запросы, каналы коммуникаций. Политики и чиновники начинают понимать, что без поддержки общественного мнения они никому не интересны.

— Часто ли мнение Общественной палаты учитывается, скажем, при подготовке законопроектов?

— Хотя власть и не всегда нас слышит, нам все же удалось подправить ряд законов, в частности о полиции. Палата добилась, чтобы члены общественных советов могли проверять работу стражей порядка, приходить в отделения, рассматривать жалобы на действия полицейских, участвовать в аттестации сотрудников ОВД. Мы убрали из закона положения о правах полицейских, противоречащие Конституции, ввели критерии оценки полиции институтами гражданского общества. Наша позиция была учтена и в законе о добровольной пожарной охране, по которому мы бодались с МЧС. Немало поправок мы написали и к закону об охране здоровья.

Много споров идет и по закону о реформировании учреждений бюджетной сферы. До сих пор мы ищем с правительством, главным образом с Минфином, золотую середину между экономией бюджетных средств и тем минимумом, который необходим человеку для более или менее комфортной жизни. Особое внимание — малым городам и сельским районам: если мы убираем оттуда дом культуры, библиотеку, школу, то нормальные люди там просто жить не будут. Наши деревни, малые города и так умирают, и нередко само государство в этом виновато. Но нас практически не слушают, когда мы даем общественную экспертизу федерального бюджета. Конечно, по этой теме вряд ли стоит устраивать всероссийские дебаты, но надо проводить нулевые чтения во всех ведущих организациях и вузах, а не только в Общественной палате. Ведь это наши с вами налоги, и у нас есть свои приоритеты.

Менталитет и правовая культура наших чиновников, особенно местных и региональных, находятся на чрезвычайно низком уровне. У нас большой кадровый голод на профессиональных управленцев: трудно найти одновременно и умного, и честного. Здесь виноваты и государство, и общий низкий уровень правовой культуры. Да и наше гражданское общество тоже не слишком активно и профессионально. Ведь по Конституции, по законам палитра инструментов давления на власть у нас очень богатая. Конечно, и СМИ надо быть более активными. Наконец, надо серьезно поработать над реформированием судебной системы. Если у нас не будет независимого авторитетного судебного органа власти и адвокатуры, то люди будут бояться здесь жить.

— Кстати, об адвокатуре. В странах «старой» демократии она является важнейшим институтом гражданского общества и каналом его связи с государством. А что у нас?

— Адвокатов у нас более 70 тысяч, наш корпус больше, чем судейский или следственный. Но роль адвокатуры недооценивает ни государство, ни гражданское общество. Далеко не все понимают, что этот институт — гарант прав каждого человека: и министра, и главы государства, и главы правительства, и простого гражданина.

Мы постоянно говорим об этих проблемах. Но кто, например, знает, что в правление Сталина было 15 процентов оправдательных приговоров, а сейчас менее процента? Можно одну лишь эту цифру назвать, и все станет ясно: нужно реформировать судебную систему и органы следствия, повышать правовую культуру наших правоохранителей. Мы говорим, что восемьсот тысяч заключенных в нашем государстве — это минус для всего общества: они выходят, уголовная культура идет в молодежь, в массы, подстегивает рост преступности. Наше мнение: если возможно, человека лучше не изолировать от общества, поскольку известно, как воспитывают или перевоспитывают в местах лишения свободы.

— Вас услышали?

— Считаю, что в том числе и с нашей подачи идет либерализация уголовного законодательства. Глава государства внес достаточно смелую инициативу о декриминализации ряда статей. Но тут есть над чем работать.

— Почему Общественной палате не удается пробить законодательную базу для осуществления контрольных функций, в частности за громкими процессами?

— Не могу сказать, что в этой области ничего не сделано. Например, налажен общественный контроль наблюдательных комиссий за местами принудительного содержания. Правда, не все идут в эти комиссии, потому что ездить по тюрьмам, колониям и СИЗО работа не самая приятная.

Несколько лет назад мы хотели добиться институционального права вести общественные расследования, которыми де-факто занимаемся. Но чиновники нас притормозили: мол, будете злоупотреблять. Однако в правовом государстве есть судебные органы, есть прокуратура — жалуйтесь на нас, если мы нарушим закон! Не надо бояться давать права гражданскому обществу! Взять вопиющий пример. Существуют общественные советы при федеральных органах исполнительной власти, одна из главных задач которых — контроль за исполнительной властью. Но персональный состав контролеров формирует сам глава ведомства, и идея обнуляется.

Поручили Общественной палате контроль, особенно за свободой слова в СМИ, но не дали полномочий. Если права нарушены, то мы обращаемся в прокуратуру, к президенту, в соответствующее министерство, проводим слушания, но мы не можем, например, приостановить действия властей. Здесь тоже надо думать над реализацией собственных полномочий.

Возьмем блок общественной экспертизы, которым я руковожу в палате. Положим, мы подготовили экспертизу по поводу того или иного законопроекта — на 40 листах, работали профессионалы, корпели ученые, за него проголосовали все члены палаты. Направляем документ в Думу — там говорят: спасибо, посмотрели, не согласны. Так напишите аргументированное несогласие с проектом общественного заключения! Может, мы в чем-то не разбираемся, не знаем великих задумок? Хотя бы из уважения ответьте! Этот институт тоже нуждается в существенной доработке. Так что сейчас мы подготовили громадный проект об общественном контроле.

— Вы назвали много системных проблем, блокирующих уже имеющиеся каналы связи между обществом и государством. Где гарантия, что «большое правительство» не станет их очередной жертвой?

— Считаю, что тандем государства и гражданского общества в «большом правительстве» — это последний шанс для страны. Следует собрать всех наших лидеров из науки, НКО и прочих институтов гражданского общества, максимально вовлечь их в «большое правительство» и сделать так, чтобы они поверили в него. Надо не только сказать им, что от них многое зависит и их мнение будет максимально учтено, но и доказать это.

Да, государству будет тяжелее работать, чиновникам будет труднее, кому-то придется уйти. Но если это будет информационно открытое правительство, богатое на идеи и дискуссии, то у него хорошие шансы на успех. Иного выхода просто нет. Либо у нас будет «большое правительство», либо государство и дальше идет своим путем, а гражданское общество — своим. А это путь в никуда.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера