Архив   Авторы  
Владимир Путин объявил на митинге у стен Кремля, что победил в честной и открытой борьбе. Третье место Михаила Прохорова стало главным сюрпризом прошедших выборов

Двое в одной лодке
Политика и экономикаВ России

На какие вызовы придется отвечать победившему тандему, чтобы эта победа не оказалась пирровой


 

Избирательный цикл 2011—2012 годов завершился победой Владимира Путина. Что в сухом остатке? Прежде всего — сохранение тандема. Выход двух президентов к своим сторонникам на Манежную площадь под звуки «Батяни-комбата» — зеркальный ремейк 2008 года. Но тандему придется меняться. И не только внешне — путем обмена постами и полномочиями, но и внутренне — вслед за меняющейся ситуацией в стране. Новой-старой власти брошены серьезные вызовы.

И снова здравствуйте

Еще за два дня до выборов Владимир Путин в ходе встречи с редакторами иностранных изданий расставил точки над «i», подтвердив, что в случае победы предложит кресло премьера Дмитрию Медведеву и не видит в этом никаких признаков «политической олигархии»: «Мы что, кого-то обманули... есть какая-то недоговоренность? Нет. Мы вышли к избирателям с этим предложением открыто и честно и даем возможность гражданам страны оценить, согласны они с предложением или нет».

Впрочем, «недоговоренностей» хватало. Точнее, того, что посчитали таковыми многочисленные толкователи судьбы тандема. К примеру, даже не искушенному в большой политике наблюдателю было очевидно, что Дмитрий Медведев в период предвыборной кампании держался подчеркнуто отстраненно. Прямо не высказывался в поддержку кандидата от партии власти. Усомнился в законности победы Бориса Ельцина на выборах в 1996 году, что тут же было истолковано оппозицией как косвенное признание нелегитимности и нынешней власти.

А чего стоят рекомендации главы ИНСОР Игоря Юргенса о том, что Медведеву стоило бы отказаться от премьерского кресла при президенте Путине? Дальше — больше. ЦИК объявляет победителя президентских выборов и в тот самый момент уходящий президент поручает Генпрокуратуре проверить, справедливы ли приговоры людям, которых оппозиция считает политзаключенными. Включая Михаила Ходорковского. И это при том, что Владимир Путин недавно заявил, что политзаключенных в России нет. Отдельным, даже весьма уважаемым экспертам такие «симптомы» казались явственными признаками скорой кончины дуумвирата.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, к примеру, считает, что вместо тандема вновь возникнет «Владимир Путин и его команда». Впрочем, и по его мнению, «Дмитрий Медведев, безусловно, имеет приоритет перед другими членами этой команды в таком важном вопросе, как формирование правительства».

Все так. Но разве четыре года назад, когда рождался тандем, было по-другому? Такая конструкция всегда предполагала деление на «старшего» и «младшего» партнера. Но ключевым оставалось слово «партнер».

Дмитрий Медведев будет назначен премьером по праву ближайшего соратника победителя президентской гонки. А значит, техническим главой правительства он точно не окажется. Скорее ситуация станет апгрейдом той, которая имела место четыре последних года, когда премьер являлся вполне самостоятельной политической фигурой.

Оба участника тандема — лидеры (пусть роль Владимира Путина и более приоритетна), играющие на разных политических инструментах. Путин отдает предпочтение консервативной по сути классике. Медведеву больше по душе современные мотивы. Такое разделение вкусов оставляет власти широчайшее поле для маневра. Один в своей политике опирается на бюджетников, военнослужащих, пенсионеров. Другой делает ставку на образованное население крупных городов, средний класс. Один намекает на козни «вашингтонского обкома» и не дает в обиду режим Башара Асада. Другой давит на кнопку «перезагрузки» в отношениях с Западом.

Их рокировка на нынешних выборах — не более чем технический ход. Судя по всему, у власти просто не было уверенности в том, что «младший» член тандема сможет одолеть конкурентов в первом туре. Да, конечно, четыре года назад Дмитрий Медведев победил на президентских выборах убедительнее, чем Владимир Путин сегодня. Разница в его пользу составила почти 7 процентов голосов избирателей. Однако те выборы проходили на излете сытых нулевых. А сейчас власть (и не без оснований) считает себя в состоянии политической конфронтации. Оппоненты в прямом смысле осадили Кремль: от Болотной, Сахарова, Пушкинской и Нового Арбата до него и правда рукой подать.

В таких условиях неудивительно, что действовать решили по принципу «в бой идут одни старики». Помимо желания выставить более сильного кандидата этому, кстати, есть еще одно объяснение. Оно же проясняет и то, почему Дмитрий Анатольевич устранился от активной поддержки Владимира Владимировича в ходе избирательной кампании. По сути, действующего президента как могли выводили из-под удара оппозиционной критики. Его не клянут на площадях, не полощат в Интернете и не бросают в массы лозунги «Россия без Медведева». А значит, у Дмитрия Анатольевича сохраняется шанс на роль лидера умеренных либералов. Хотя и ему в плане паблисити придется пройти курс экстренной реабилитации.

Правее правых

Либеральный тренд в политике, как показали прошедшие выборы, оказался востребован. Без сомнения, главным сюрпризом стало третье место Михаила Прохорова. Кандидат-самовыдвиженец, недавно заявивший о себе как о политике (причем стартовал он с провальной попытки возглавить «Правое дело»), сумел с ходу собрать почти 6 миллионов голосов, что составляет около восьми процентов электоральной поддержки. При этом в Москве и Санкт-Петербурге число сторонников предпринимателя превысило 20 процентов, благодаря чему впервые в истории новой России кандидат от коммунистов, пусть только в крупнейших городах, был подвинут со второй ступени пьедестала.

Вопрос, однако, в том, готов ли Кремль своими руками растить себе конкурента справа. Ответ таков: нет, пока не готов. Хотя бы потому, что российская власть со времен правительства Ельцина — Гайдара считает лишь себя самой правой и самой либеральной. Это она проводила экономические реформы и породила крупный бизнес со множеством миллиардеров, по числу которых мы уступаем только Штатам и Китаю, а Москва так и вовсе впереди планеты всей. Это она монетизировала льготы и реформировала пенсионную систему. Это она, наконец, холила и лелеяла креативный класс и призывала к модернизации. И что же, вот так, за здорово живешь, взять и кому-то это отдать? Пусть и достаточно лояльному, но все-таки не вполне своему...

Тем более что в рядах самой власти, причем на самом верху, есть политик, который первым сказал, что «свобода лучше, чем несвобода». Да, как судачили злые языки, не случайно и у Михаила Прохорова не пошло с «Правым делом», составные части которого сегодня расползаются по отдельным партквартирам.

Сегодня власть в широком смысле слова не отдаст «правое дело» на аутсорсинг. По крайней мере в России, скорее всего, появится не одна, а сразу несколько либеральных партий, часть из которых будет лояльна к власти, и прежде всего к главному носителю либеральной идеи — будущему премьеру Дмитрию Медведеву.

Дорогие мои москвичи

И еще один поствыборный урок. Если бы московский расклад голосов отражал общероссийскую картину, то (с учетом того, что кандидат № 1 не сумел набрать в столице 50 процентов) это привело бы ко второму туру. В нем Владимиру Путину пришлось бы соперничать не с традиционными оппонентами-коммунистами, а с «рассерженными горожанами» — с флэш-моберами и армией блогеров, «Твиттером» и «Фейсбуком». По мнению ряда политологов, в этой маленькой «другой России» у заточенного на консервативный электорат Владимира Путина во втором туре шансов бы не было. В отличие от России в целом, что подтверждают и оппозиционные наблюдатели.

Москву от России, конечно, не отделить, но все же: политическая потеря столицы, пожалуй, самый большой провал власти в этой избирательной кампании. Цитирование Владимиром Путиным на митинге в Лужниках лермонтовского «Умремте ж под Москвой» было явно неслучайным. В 1812 году, несмотря на проявленный героизм на Бородинском поле, Москву-то сдали.

И то, что «Москва это еще не вся Россия», — плохое утешение. Потому что и Россия без Москвы далеко не вся. Ведь столица расширяется и географически, и миграционно, втягивая в себя трудовые ресурсы не только со всей страны, но и практически со всего мира. Недавно ставшая вторым по богатству городом мира (исходя из размера бюджета и численности населения), Первопрестольная экономически сравнима со всей остальной Россией вместе взятой. В Москве находятся властные «центры силы». Здесь проживает и функционирует практически вся политическая и финансово-экономическая элита страны. Тут формируется бюджет и сюда направлена львиная доля всех финансовых потоков. Здесь сконцентрирован тот же креативный класс. И то, что столица своим выбором, по существу, расколола Россию, для власти является самым серьезным вызовом.

С Москвой, точнее — москвичами обновленному тандему придется так или иначе договариваться. Ситуация, при которой подходы к правительственным зданиям блокированы ОМОНом, а на центральных площадях бесконечно митингуют «рассерженные», долго продолжаться просто не может. По мнению того же Михаила Ремизова, «Владимир Путин возвращается в Кремль, но возвращения путинской стабильности ожидать вряд ли стоит. Политическая система, о которой раньше говорили, что она в основном состоялась, будет складываться чуть ли не заново».

Тем не менее на стороне тандема — высокие мировые цены на энергоносители, демонстрирующие устойчивый рост. Кроме того, намечена, пусть весьма пунктирно, повестка дня, связанная с решением главной российской проблемы — отчужденности между властью и наиболее активной частью общества. Если эта повестка будет реализовываться с той же планомерностью, с которой власть добивалась победы на президентских выборах, то через некоторое время мы увидим контуры новой стабильности, основанной на принципиально новых правилах игры.

Прогноз

За и против

На вопросы «Итогов» отвечают гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов и директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.

— Станет ли власть искать компромисс с несистемной оппозицией или результат президентских выборов позволяет ей почивать на лаврах?

Дмитрий Орлов: Я не стал бы концентрироваться на специфической роли оппозиции — все значимые политические игроки должны быть вовлечены в процесс диалога.

Владислав Иноземцев: Я думаю, что исчерпывающий ответ дан событиями 5 марта на Пушкинской площади. Сегодня руководители страны существуют в параллельной реальности. Действия правящего класса будут соответствующими: никаких уступок, никаких компромиссов.

— Возможно ли, что представители оппозиции войдут в новое правительство?

Д. О.: Правительство не должно иметь ни политического, ни коалиционного характера. Собственно, оно никогда и не формировалось по такому принципу — кроме Временного правительства в 1917 году. И, как известно, никаких позитивных результатов это не принесло. Главным принципом должны стать профессионализм и компетентность.

В. И.: Я вообще не жду в правительстве перестановок. Они могли бы быть уместны как раз до выборов, как попытка поиска компромисса. На сегодняшний день перестановки бессмысленны, если несколько министров и покинут свои посты, то потому, что на этот счет уже были достигнуты предварительные договоренности.

— Что такое Конституционное собрание, законопроект о созыве которого Дмитрий Медведев поручил подготовить?

Д. О.: Конституционное собрание предусмотрено нашим Основным законом. Однако я не думаю, что его созыв сейчас актуален.

В. И.: Распоряжаясь подготовить новый законопроект, президент восполняет пробел в законодательстве, и не более того. Даже если такой закон будет принят, совершенно не очевидно, что им вскоре воспользуются.

— Какими, на ваш взгляд, будут дальнейшие действия оппозиции?

Д. О.: Я думаю, что оппозиция будет еще какое-то время протестовать по поводу результатов выборов. К концу марта протестная активность спадет. Правда, есть один серьезный, осложняющий ситуацию фактор — позиция КПРФ. Геннадий Зюганов, как известно, заявил, что выборы «воровские». Это принципиально новая позиция компартии. Раньше они в своих заявлениях по итогам любых выборов проявляли подчеркнутую аккуратность. Я исхожу из того, что заявления Зюганова и его соратников — не что иное, как попытка поторговаться с властью. Или по поводу некоторого изменения экономического курса, или каких-то деятелей, которых лидер КПРФ намерен рекомендовать в новое правительство.

В. И.: На мой взгляд, митинговая активность в ближайшее время пойдет на спад. В пользу власти международная конъюнктура — цены на нефть выросли почти на 20 процентов за последние три месяца. Финансовых проблем не будет. Кроме того, Владимир Путин реально пользуется поддержкой большей части населения, а оппозиция остается раздробленной. «Оранжевые революции» возможны только там, где есть два схожих по популярности лидера, противостоящих друг другу. Это не российская ситуация. Поэтому «раскачивание лодки» не принесет результата, пока оппозиция не консолидируется.


Александр Чудодеев

Москва

Рассерженные мещанские

Итоги президентских выборов в Москве вновь подтвердили, что Первопрестольная — государство в государстве. Причем продемонстрировали еще более наглядно, чем выборы в Госдуму. И тогда, и сейчас партия власти и ее лидер Владимир Путин набрали без малого по 47 процентов голосов. Однако на этот раз Москва оказалась единственным субъектом Федерации, где кандидат партии власти не получил более половины голосов избирателей.

При этом в центре города этот результат заметно ухудшался. Например, в Мещанском районе ЦАО на 17 участках Владимир Путин набрал лишь 43 процента голосов. Больше половины ему удалось собрать только на трех закрытых участках в больницах и на участке, голосование на котором проводилось в школе, где когда-то обучался Роман Абрамович. Парадокс в том, что в декабре на большинстве мещанских участков граждане активнее голосовали за «Единую Россию», чем теперь за ее лидера. Например, на участке № 69 «ЕР» набрала почти 80 процентов, а три месяца спустя там же за Путина голосует только 41 процент. На 68-м участке соотношение в пользу партии власти 69 к 37 процентам; на 67-м — 66 к 43. И так далее.

Трудно предположить, что в центре Москвы «ЕР» пользуется большей популярностью, чем ее лидер. Политическая ситуация в столице по сравнению с началом декабря резко изменилась. Столь же резко выросла и доля протестного голосования. Но, возможно, дело еще и в количестве наблюдателей, которое на президентских выборах многократно возросло. Что окончательно превратило Москву в анклав, голосующий не так, как вся остальная Россия.


Денис Бабиченко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера