Архив   Авторы  
«Яркий и творческий», по словам Сергея Нарышкина, коллектив госдумы в уходящем году побил все рекорды по принятию неоднозначно воспринятых обществом, а подчас и просто скандальных законопроектов

Говорит и показывает
Политика и экономикаВ России

Сергей Нарышкин: «Депутаты выдали за это время массу новостных поводов, которые обсуждала вся страна»


 

В уходящем году депутаты Госдумы оказались главными ньюсмейкерами на информационном поле страны. О том, стоило ли превращать парламент в место для дискуссий, в интервью «Итогам» рассказал спикер нижней палаты Сергей Нарышкин.

— Сергей Евгеньевич, какую отметку поставите 2012 году?

— Просто как гражданин я бы поставил оценку «хорошо». Для спикера Госдумы этот год тоже был неплох хотя бы потому, что удалось организовать межфракционный диалог, а на его основе системную работу Думы. Это видно по законам, которые парламент принял за 2012 год. Прежде всего касающимся развития политической системы, либерализации создания и регистрации партий, введения прямых выборов губернаторов. Немаловажными я считаю и законы социально-экономического блока, например, об образовании, о защите детей от преступлений сексуального характера. Ну и, конечно, бюджетный дебют новой Думы. Этот документ дался нам нелегко: были и жаркие дебаты, и множество поправок... Усилили мы и роль экспертного сообщества: при председателе Госдумы и его заместителях сегодня действуют несколько советов.

Ну а лично мне отрадно осознавать, что за этот год нам удалось воссоздать Российское историческое общество и поднять значение исторической науки. Историю ведь можно считывать и через право, и через развитие социологии...

— 2013 год для российской истории особенно знаменателен: 400-летие династии Романовых, юбилей «статистического» 1913 года, на который долгое время равнялась наша экономика...

— ...Нам тоже предстоят юбилеи — 20-летие Конституции и российского парламента. Мы уже начали дискуссию на площадке Открытой трибуны о роли Конституции. Сегодня есть разные точки зрения: менять или не менять?

— Так менять или не менять?

— Я считаю, что не надо. Основной закон достаточно универсален и имеет большой потенциал для развития. Конечно, возможны точечные изменения, например, в том, что касается порядка формирования Совета Федерации...

— Или возвращения поста вице-президента?

— Если вы задаете вопрос, имея в виду государственное устройство США, то там власть построена совершенно иным образом. Не надо эту модель даже условно применять к России. Подчеркну: серьезных поправок в Конституцию ожидать вряд ли стоит.

— Что, по вашему мнению, изменилось за этот год в политическом раскладе?

— Как показали выборы — президентские, губернаторские, местные, коренного изменения соотношения политических сил не произошло. Но с принятием закона о партиях поменялся политический ландшафт: в октябре 9 партий участвовали в губернаторских выборах и 23 — в региональных и муниципальных. Сейчас партий уже 48, и это не предел. Дума с ними работает: я создал Совет непарламентских партий. Добавлю, что любая ответственная политическая сила не может ограничиваться одними лозунгами. Нужно уметь формулировать конкретные предложения, законопроекты. Я на это и рассчитываю.

— Ваше желание понятно, а что хотят эти партии от Думы?

— Они хотят быть услышанными и властью, и обществом. В том числе через СМИ. Некоторые хотели бы участвовать в генерировании идей и законопроектов. И мы дадим такой шанс.

— У вас есть ощущение, что уличный протест за год сдулся?

— Мы видим, что круг протестующих сокращается. Думаю, не в последнюю очередь потому, что слова тут слабо трансформируются в дела.

— Может, еще и потому, что власть нажимает? Ведь именно Дума сделала так, что митинги в России имеют не заявительный, а фактически разрешительный характер...

— А как же иначе? Ведь власть и желающие выйти на демонстрацию должны найти компромисс по условиям проведения акции. Перед 15 декабря было предложено несколько вариантов, но организаторам они не подошли. Все сделали по-своему. Хотя собралось не так много народу...

— В последнем докладе Центра стратегических разработок говорится, что общество пребывает в состоянии депрессии...

— По вашему взгляду я не заметил, что вы в депрессии, а журналисты — часть общества... Я не доверяю этому исследованию. Знаю, что при его подготовке была какая-то малопонятная история. Похоже, это личное мнение Михаила Эгоновича Дмитриева.

— Насколько реальность оправдала ваши личные надежды на этот год?

— Реальность к ожиданиям довольно близка. Хотя опыта работы в качестве спикера или депутата у меня до этого не было. Прежде я руководил большими коллективами и в правительстве, и в администрации президента. И имел все основания чувствовать себя уверенным и здесь, на Охотном Ряду. Шока у меня не было. Да, пришлось овладеть некоторыми технологическими особенностями ведения заседания...

— Пультом председателя научиться пользоваться?

— Им самым. Сидеть за ним — это совсем иное, нежели вести заседание где-нибудь еще. Мне кажется, я успешно освоил эту техническую премудрость. Куда сложнее оказалось найти аргументы, дабы мотивировать депутатов на достижение цели. В Думе коллектив яркий, творческий, тем сложнее и интереснее моя работа. Мотивировать депутата должно осознание того факта, что он уполномочен сотнями людей представлять их интересы.

— Какое ощущение превалировало: вы — учитель в неспокойных классах или первый среди равных?

— Спикер — это депутат с такими же правами, как и другие, хотя есть и особенности — в его полномочиях. Но я ими не злоупотребляю. Хотя лучше спросите об этом у коллег-депутатов.

— У вас есть объяснение тому, что Дума действительно стала местом для дискуссий за этот год?

— А иначе и быть не могло. Общество вступило в новый этап развития, изменилась общественно-политическая ситуация. Дума просто не могла оставаться прежней! Вот депутаты и выдали за это время массу новостных поводов, которые обсуждала вся страна. Я думаю, что это хорошо, это повышает авторитет Госдумы как органа власти.

— Изменение имиджа Думы тождественно изменению вашего личного имиджа?

— Не уверен, что мне надо его менять. Я никогда не пользовался услугами имиджмейкера и не планирую этого делать. Другое дело, что я, конечно, адаптировался к новым условиям работы, перейдя с менее публичных должностей на место спикера Госдумы. Эта работа требует большей открытости, общения с экспертным сообществом.

— Не все принятое Думой было оценено обществом положительно. Думские инициативы все чаще становятся предметом жалоб в Конституционный суд. Сиюминутная политическая конъюнктура превалирует?

— Странно было бы, если бы все без исключения одинаково оценивали принимаемые Думой законы. Разве что в Северной Корее общество единодушно в своем отношении к власти. Нам этого не нужно. Другое дело, какая часть российского общества поддерживает власть, а какая нет? Ответ очевиден: депутаты избраны в массе своей девяносто тремя процентами граждан России, которые пришли на избирательные участки. И в том, что оппозиция внутри Думы часто выступает против, нет ничего необычного: законы принимаются большинством.

— А как же учитывать мнение меньшинства?

— При обсуждении.

— Оно было учтено при принятии, например, поправок к законам о митингах или о выборах губернаторов?

— Оно было принято во внимание. Окончательное решение всегда принимается с помощью самой демократической процедуры — голосования.

— Оппозиция так не считает. Запад с ней солидарен: достаточно вспомнить резолюцию ПАСЕ в октябре. Вы, кстати, как будете строить отношения с ассамблеей в будущем году?

— ПАСЕ — уникальная организация с неиспользованным потенциалом. Она же создавалась для диалога, а не для конфронтации. Меня удивляет заданность позиции отдельных членов ПАСЕ в том, что касается России. Взять тот же закон о митингах: его нормы во многом опирались на опыт других стран. Но нас критикуют! Или закон об НКО: мы тоже позаимствовали западные нормы. Но почему ПАСЕ и Венецианская комиссия столько лет не возмущались существованием таких норм в европейских государствах, а стоило их ввести в России, как тут же поднялся шум. Ну разве это не цинично? Но с ПАСЕ мы будем работать, я не исключаю возможности своей поездки в Страсбург. Как там будут готовы, так я и поеду...

— Зачем Дума принимает «закон Димы Яковлева»? Он ведь малоэффективен, мягко говоря...

— Ценность этого закона не в том, чтобы добиться паритета в наказании: «сколько россиян пострадает, столько и американцев». В законе политический смысл — он защищает права российских граждан. А документ, подписанный президентом Обамой, не только недружественный, но и циничный. Его вообще трудно назвать правовым актом. Это довольно грубое попрание фундаментальных норм, прежде всего презумпции невиновности. Американские законодатели на это пошли, к сожалению. Меня удивляет, что страна, позиционирующая себя как правовое государство, принимает такие документы. А мы защищаем своих граждан и не вмешиваемся во внутренние дела другого государства в отличие от «Акта Магнитского».

— При этом никто не действует жестче в отношении россиян, чем сами российские власти: чиновникам запретят иметь за рубежом все, кроме недвижимости. Дума оперативно реализует эту идею президента?

— Думаю, да. Я уже предложил на межфракционной основе сформировать рабочую группу, и она должна определить, какие инициативы следует предложить в развитие послания президента.

— Предыдущий президент ратовал за скорейшее принятие новой редакции Гражданского кодекса. Но этого не случилось.

— Год еще не закончился! Мы начали принимать поправки в ГК частями. Первый блок уже приняли, остальное — в начале будущего года.

— Еще летом вроде бы не собирались вступать в какую-либо партию и вдруг стали членом «Единой России». Поступились принципами?

— Не вдруг. Прошел год, как я работаю спикером. Я с самого начала говорил, что одна из главных задач — организация эффективного межфракционного диалога. Мне представляется, что я ее решил. А вступив в «Единую Россию», получил больше возможностей влиять на законотворческую деятельность.

— Но ведь беспартийному проще быть арбитром?

— Хочется верить, что депутаты убедились в том, что я могу быть справедливым и обеспечить учет мнений всех. Может, я и ошибаюсь. Лучше тоже спросите у моих коллег.

— Зачем было утяжелять своим членством партию думского большинства?

— Соотношение политических сил в парламенте соответствует политическому раскладу сил в обществе. Я не почувствовал изменения отношения к себе со стороны депутатов из оппозиционных фракций.

— А как теперь спорить с правительством? Выходит нарушение субординации...

— Возможность дискуссии не исключается — как внутри фракции, так и между фракцией и правительством.

— Но ведь возникли разногласия при рассмотрении вопроса об ужесточении наказания за пьянство за рулем? Премьер — он же ваш партайгеноссе — против возврата промилле... Как быть?

— Будем обсуждать и в итоге найдем точку соприкосновения...

— Вы лично за возврат промилле или против?

— Я думаю, что можно было бы вернуть минимальную долю, равную допустимым погрешностям прибора.

— Вы верите, что страну ждет финансово-экономический кризис? И в этой связи — отставка правительства?

— Нет у меня таких данных — об ухудшении экономического положения. Правительство исполняет свои конституционные обязанности, на мой взгляд, работает неплохо. У нас налажено вполне эффективное взаимодействие. А в слухи я не верю.

— Как вам идея создания столичного федерального округа?

— Это не потребует изменения федеративного устройства. А вот объединение субъектов Федерации — крайне сложный процесс, требующий детального анализа. О таком говорить рано. Не думаю, что вопрос слияния Москвы с областью актуален более, чем для любых других субъектов Федерации. Да и управляемость таким конгломератом — сложная задача. Сомневаюсь в целесообразности такого шага.

— Переезда Думы ожидаете в будущем году?

— Рано или поздно будет построен новый, современный парламентский центр. И он должен быть расположен в центральной части столицы.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера