Архив   Авторы  
Власть решила бить «врага» его же оружием — массовостью. Акция «Защитим страну!», проведенная 23 февраля в Лужниках, собрала, по официальным данным, 130 тысяч сторонников Путина

Мир после победы
Политика и экономикаВ России

Главная интрига президентской гонки — что будет с Россией после триумфа победителя





 

Президентская гонка подходит к концу. Итоги будут известны в ночь с 4 на 5 марта, но предварительные можно подводить уже сегодня. Главный такой: впервые за последние 16 лет у нас появился элемент неожиданности, роднящий российскую электоральную процедуру с западными выборами. Но есть и принципиальное отличие. У них сюрпризом является фигура победителя, в то время как послевыборная ситуация предсказуема и понятна. У нас же все наоборот. Имя будущего триумфатора у всех на устах, а вот что страну ждет после его победы — бог весть. На этот раз будущее будут определять не только программные тезисы Владимира Путина, но и позиция его оппонентов, стремящихся разрушить или как минимум радикально трансформировать созданную им политсистему.

Перечитывая классиков

Современным политикам всегда кажется, что они прозорливее предшественников. Но всякий раз выясняется, что ничего принципиально нового под Луной, увы, нет. Читайте классиков, еще полтора века назад открывших закон политической стабильности: надстройка должна соответствовать базису. Если социум и экономика стремительно развиваются, а общественный строй заморожен, то рано или поздно «производительные силы вступают в противоречие с производственными отношениями».

И надо отдать должное надстройке, оказавшейся куда гибче, чем от нее ждали. Игра на опережение — зеленый свет оппозиционным митингам и шествиям, пакет законопроектов, направленных на смягчение политсистемы, появление «несистемных» на гостелеканалах, веб-камеры на избирательных участках, приглашение лидеров Болотной к сотрудничеству и контролю за чистотой выборов и т. д. и т. п. — сработала вполне успешно. У власти появился повод парировать претензии «болотных» словами «поменявшего профессию» Ивана Васильевича: «Чего ж тебе еще надо, собака?» Формулировки, конечно, несколько другие, но смысл точь-в-точь.

Кроме того, оппонентов одолели их же оружием: после митингов на Поклонной и в Лужниках, как бы к ним кто ни относился, оппозиция лишилась монополии на массовую политактивность. А стало быть, и оснований выдвигать требования от имени народа. Ибо народ толпами теперь выходит не только чтобы протестовать против Путина, но и поддерживать его. Сторонников у премьера, судя по телекартинке, ничуть не меньше — даже поболе будет. Реальность, конечно, от картинки несколько отличается: не все настолько стихийно и так искренне. Но ведь даже самых неискренних участников митингов на Поклонной и в Лужниках к борцам с режимом ну никак не отнесешь. Задача у этих митингов — всколыхнуть пропутинское электоральное болото, ставшее у политтехнологов притчей во языцех. И, судя по всему, это у предвыборного штаба премьер-министра получается все лучше и лучше.

По крайней мере, те, кто и так собрался голосовать за Путина без всяких там Лужников, сегодня не чувствуют себя изгоями, брошенными властью на произвол судьбы. И уже не столь мощно звучит креатив лидеров Болотной. Скажем, музыкальный антипутинский конкурс, придуманный Алексеем Навальным («Твоя песенка спета»), уже воспринимается многими как стебный флэш-моб, но не как серьезная политическая акция. Новых идей пока не появляется, а старые уже не работают столь эффективно. Волна протестной активности еще не затухла, но явно потеряла декабрьскую мощь.

Недавние дифирамбы в адрес Болотной — мол, там собрались лучшие люди страны — как-то подзатерлись. Теперь мяч на другой стороне поля: в блогах больше цитируют Говорухина, неинтеллигентно обозвавшего либеральную интеллигенцию «говном нации». Устроители «антиоранжевых» митингов во главе с Сергеем Кургиняном называют протестующих и вовсе «врагами и предателями». Чиновники, понятно, не бросаются столь громкими фразами. Но их действия говорят больше слов. Проблемы, возникшие у ряда оппозиционных СМИ, бюрократические препоны, с которыми все чаще сталкиваются организаторы оппозиционных уличных акций, — все это было трудно представить себе в середине декабря.

Еще один характерный симптом — реанимация прокремлевских молодежных движений. Репутация этих бойцов была испорчена до такой степени, что единственным разумным выходом казалось срочное закрытие лавочки. На какое-то время они действительно исчезли из поля зрения. И вот на тебе: «Штаб единых действий» извещает о том, что вошедшие в него «Россия Молодая», «Местные», «Новые люди», «Группировка перемен» и «Наши», «Молодая гвардия «Единой России» 4—5 марта «намерены провести свои акции на Манежной, Лубянской, Театральной и Болотной площадях, на площади Революции и ряде других». В общем, жив, курилка. И рвется в бой.

Налицо попытка применить ту же схему, что в свое время на Триумфальной: там ведь не раз оказывалось, что место протестующих уже занято «довольными». Сейчас масштаб куда более значителен: для оппозиции может оказаться недоступен весь центр столицы.

Впрочем, ничто так не реанимирует оппозиционный настрой, как болевые приемы власти. Более того, протестные настроения перекинулись и на казавшуюся стерильной системную поляну. Улица, правда, не смогла выманить думских старцев из уютной богадельни: призыв сдать мандаты никто не поддержал. Но местом для дискуссий парламент все-таки стал. А благодаря двойственной натуре ряда депутатов, являющихся одновременно системными и несистемными (Гудков, Пономарев, Дмитриева и некоторые другие), своя трибуна в нижней палате появилась и у Болотной площади. Джинн выпущен из бутылки и в определенной степени институционализирован. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: вторая попытка зацементировать вертикаль может оказаться фатальной. То есть на какое-то короткое время заморозка, конечно, возможна. Но чем более перекрутят гайки, тем сильнее будет стираться у них резьба.

Тут застучали барабаны...

Идею с разбивкой предвыборной программы Путина на несколько частей, публикуемых с еженедельной периодичностью в виде авторских статей председателя правительства, политтехнологи считают крайне продуктивной. Если бы тиснули все и сразу — прочитали бы и забыли. А так каждый понедельник начинался с новости об очередной статье в очередной газете на очередную животрепещущую тему. Которая затем обсуждается всю неделю, вплоть до итоговых воскресных телепрограмм. Причем за первым информзалпом обычно следует несколько контрольных.

Возьмем, например, позапрошлую неделю. Понедельник, Владимир Путин опубликовал в «Комсомолке» статью «Строительство справедливости. Социальная политика для России». В тот же день Путин под камеру провел совещание по модернизации региональных систем общего образования, посетил строящийся перинатальный центр, среднюю школу. Вторник: встреча с ректорами вузов. Среда: совещание по вопросам демографической политики и модернизации здравоохранения.

Точно такой же алгоритм можно было наблюдать и неделю назад. Вначале — статья в «РГ» о национальной безопасности. Затем дела: провел совещание о реализации государственной политики в области развития ОПК, встретился с сотрудниками органов внутренних дел, посетил Таманскую мотострелковую бригаду...

У кого еще остался вопрос, почему Владимир Путин не ушел в отпуск на время предвыборной кампании. Остальные ноу-хау тоже дай бог каждому.

В том числе «Не дай Бог!» — газета со знакомым названием, не имеющая, по уверению издателей, никакого отношения к кандидату Путину, но в каждом номере повествующая о проблемах, которые ждут страну, если тот не победит. Плюс команда народных любимцев — актеров, режиссеров, писателей, ученых, спортсменов, космонавтов, объясняющих, что лучше Путина может быть только Путин, избранный на новый срок...

Можно отчасти согласиться с оптимизмом Станислава Говорухина: «Митинги на Болотной и на Сахарова разбудили народ. До этих митингов Россия могла бы проголосовать за Путина хуже, чем сейчас». С той поправкой, что все-таки сперва «декабристы» разбудили власть, которая и решила свистать всех наверх. Но парадокс в том, что активность власти в той же мере (но с другим знаком) воздействует и на «рассерженных». И мобилизационный эффект, что характерно, тем сильнее, чем более ничтожными кажутся шансы оппозиции. Ситуация, при которой Путин побеждает с разгромным, унизительным для его оппонентов счетом, вполне может стать новой точкой кипения.

Высокие рейтинги здесь уже не помощники. Ведь главная предпосылка для того, чтобы выборы признали легитимными, — не соответствие их результатов итогам соцопросов и даже не аптекарски точный подсчет голосов. Главное для любого соревнования — чтобы его правила и результаты признавали все или как минимум большинство. А не только сам победитель. Не случайно в кремлевских think tank возникла идея «Общественного договора об условиях легитимности демократических процедур формирования власти в России», который, как предполагалось, должны были подписать все ключевые игроки — сама власть, а также представители системной и несистемной оппозиции. Центральный тезис — взаимное обязательство не подвергать сомнению легитимность выборов. В обмен на жесткий совместный контроль за ходом голосования.

Затея «с русским пактом Монклоа» провалилась. И результат вряд ли мог быть иным. Подавляющее техническое превосходство путинского «сапсана» не оставляет «паровозам» иного выхода, кроме жалоб на расписание и подкрученный спидометр. Как еще, скажите на милость, партийные лидеры смогут объяснить избирателям то, что они получили худший результат, чем предводимые ими организации? Ну а не допущенным до выборов «несистемщикам» и вовсе нечего терять.

«В случае массовых нарушений в ходе голосования нам придется выходить на акции протеста практически каждый день», — предупреждает лидер Левого фронта Сергей Удальцов. И что-то подсказывает, что угроза будет реализована вне зависимости от юридической чистоты улик. Да и сам Владимир Путин склонен описывать ситуацию в военных терминах: «Битва за Россию продолжается».

Пока боевые потенциалы «армий» примерно равны. Отсутствие у «болотных» админресурса вполне компенсируется их мобильностью. Государственную машину можно сравнить с допотопным танком: мощный, но ужасно неповоротливый. Митинги на Поклонной и в Лужниках, что и говорить, впечатляют. Но организация таких мероприятий требует немалых затрат времени, административной энергии и денежных средств. В ежедневном режиме их проводить невозможно, а скорость реакции определяет очень многое: пока до Москвы доплетется поезд с суровыми работягами из Нижнего Тагила, в столице может смениться политическая эпоха. Но при этом у лидеров Болотной нет единого командования, нет внятной стратегии и единого представления об эпохе, которую она хочет открыть взамен нынешней.

Ситуация патовая: к разрешению кризиса не ведут ни «болотная» тактика, ни действия власти. Так что же, выхода нет? Выход, конечно же, есть. Но ключи от него находятся в руках победителя президентских выборов. Читайте классиков: производительные силы угомонятся лишь тогда, когда установятся адекватные им производственные отношения. Маркс, правда, ошибался, утверждая, что единственным способом разрешения накопившихся противоречий является революционный. История знает множество других, более симпатичных примеров.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера