Архив   Авторы  
По словам Ольги Голодец, в прошлом году было усыновлено и взято под опеку более 60 тысяч российских сирот. Правда, в детдома поступило 74 тысячи детей

Социально обязанная
Политика и экономикаВ России

Ольга Голодец: «Могу твердо заявить, что увеличения срока выхода на пенсию не будет»



 

Стаж работы Ольги Голодец в государственных структурах относительно невелик: в 2001-м она недолго пробыла вице-губернатором Таймырского автономного округа по социальным вопросам, в декабре 2010-го стала «социальным» заместителем мэра в правительстве Москвы, а в мае минувшего года заняла аналогичную позицию в российском правительстве — в ранге заместителя председателя. До того был продолжительный период работы в НИИ труда и Институте проблем занятости РАН, годы, проведенные в компании «Норильский никель», где Ольга Юрьевна курировала профильные вопросы. Спору нет, тематика хорошо знакома Голодец, только вот проблем в подотчетном хозяйстве по-прежнему с избытком…

— Не так давно в прессе появился рейтинг наиболее влиятельных женщин-политиков России, в котором вы, Ольга Юрьевна, заняли второе место. Вроде поздравлять надо, но почему тянет сочувствовать…

— Понимаю, что получила огромный аванс доверия. В правительстве я совсем недолго, предстоит очень многое сделать, чтобы показать хорошие результаты.

— А сама постановка вопроса вас не смущает, мужским шовинизмом от нее не попахивает?

— Не вижу ничего обидного. Рейтинги ведь разными бывают. Составляют, например, топ-листы завидных холостяков, все читают и обсуждают, никто не обижается…

— Это другое, а тут профессиональные качества оценивают по половому признаку. Дескать, политика — не женское дело, вот слабый пол и выделен в отдельную категорию.

— Мне так не кажется. Да, есть традиционно мужские сферы занятий и женские, с этим не поспоришь. Скажем, в детских садах и школах работают преимущественно женщины, зато среди летчиков и моряков преобладают мужчины. В политике их тоже больше. Но так исторически сложилось в нашей стране. Недавно вернулась из Финляндии, где в правительстве почти треть министров — женщины. Там подобное считается нормой.

— Зато в России вице-премьером, отвечающим за социальный блок, со времен Валентины Матвиенко назначают представительницу слабого пола, чем обычно все и ограничивается.

— Я окончила экономический факультет МГУ, в 90-м защитила кандидатскую диссертацию, долго занималась вопросами труда и занятости, вела эту работу в науке, бизнесе, а теперь и на госслужбе. Это моя профессия.

— Тогда давайте по порядку. Начнем с детского вопроса. Точнее, с сиротского. Он по-прежнему не сходит с повестки дня, а заварилась каша, мы помним, с принятия Думой так называемого закона Димы Яковлева. Вы в числе нескольких министров выступали против запрета на усыновление российских сирот иностранцами. Не пожалели о том поступке, Ольга Юрьевна?

— Действовала я абсолютно осознанно, более того, неоднократно отмечала, что возникшая дискуссия имела серьезное значение для общества. Теперь все понимают важность проблемы, а еще недавно мы не могли достучаться до людей. Члены созданного летом прошлого года при правительстве Совета по вопросам попечительства постоянно говорили о необходимости реформирования детдомов, приведении их в соответствие с требованиями времени, но вопрос не становился приоритетным, в повестке дня он находился в конце списка. Теперь же тема сиротства вышла на первый план. И то, что в короткий срок были приняты решения, напомню, стоимостью около сорока миллиардов рублей, безусловно, плюс.

— Но деньги еще не все.

— Да, проблема слишком глобальна, для положительного результата необходима единая позиция гражданского общества, надо создать правила, при которых ребенок будет защищен в любой ситуации.

— Тем не менее сегодня в России 118 тысяч детей остаются сиротами.

— Это так. С другой стороны, в прошлом году на усыновление и в разные формы опеки, попечительства было передано более 61 тысячи детдомовцев.

— А приток какой?

— Свыше 74 тысяч… Из них 44 тысячи при живых родителях. Очень много! Но мы ставим задачу на 30 тысяч увеличить количество детей, которые ежегодно уходят из детдомов в семьи.

— Вы часто бываете в приютах?

— По несколько раз в месяц. Приятно и важно, что заметную помощь в работе с сиротами и детьми-инвалидами оказывают благотворительные, общественные организации, все более массовым становится волонтерское движение. Это не может не радовать.

— Правда, государство тут же решило построить добровольцев в дружные ряды, а Совет Федерации озаботился принятием закона о волонтерах.

— Мы обсуждали в правительстве этот документ и дали на него отрицательный отзыв, указав на серьезные изъяны. Убеждена, в таком виде закона не будет.

— Зато закон об образовании после долгих мытарств принят. Тем не менее вопросов, как и раньше, больше, чем ответов. Даже тема ЕГЭ нет-нет да всплывет…

— Помню, как в свое время сдавала в школе семь выпускных экзаменов, а потом еще четыре при поступлении в МГУ. Честно скажу: предпочла бы ЕГЭ… Понятно, что универсальной формы оценки уровня знаний не существует, но, думаю, никто не станет спорить, что ЕГЭ год от года совершенствуется. Этому способствует и продолжающееся публичное обсуждение. Не сомневаюсь, мы движемся в одном направлении с мировым сообществом. Чтобы наши выпускники были конкурентоспособными в любом уголке земного шара, необходимо приходить к единым критериям. ЕГЭ критикуют за то, что в старших классах ребята не учатся, а целенаправленно готовятся к сдаче экзаменов, которые понадобятся им для зачисления в вуз. Случается, даже не посещают остальные уроки, что приводит к пробелам по другим предметам. Систему надо улучшать. Что касается высшей школы, есть несколько известных мировых рейтингов качества образования, и наши вузы в них, как правило, не попадают. Лишь по Шанхайскому рейтингу МГУ входит в сотню лучших. По остальным, включая авторитетный PISA, у нас показатели, прямо скажем, неблестящие.

— Стыдно?

— Очень! Россия славна сильными образовательными традициями, эту планку нельзя опускать. Уже принято постановление правительства о формировании пула из вузов, которые вправе претендовать на высокие места в рейтингах. Думаю, в список попадут 10—15 университетов и институтов. Им будет оказана необходимая финансовая поддержка, на эти цели запланировано ежегодно выделять девять миллиардов рублей. Речь идет о создании современной научно-технической базы вузов, строительстве кампусов для студентов, привлечении ведущих преподавателей, в том числе из-за рубежа. Рассчитываем, что уже через три года пять вузов из нашего пула войдут в сотню лучших в мире.

— Поезд не ушел?

— На каком бы месте Россия сейчас ни находилась, мы обязаны заявлять о себе на рынке услуг в области образования.

— Пока молодые и талантливые тянутся к тем, кто уже заявил…

— Знаете, молодежь как уезжает на Запад, так и возвращается. Многие ребята успешно работают в международных проектах, в которых принимает участие Россия. Например, в CERN, Европейском центре ядерных исследований, трудится тысяча специалистов из нашей страны. Сегодня они как представители России работают в CERN, завтра — в других крупных научных лабораториях. Это и есть глобализация в действии!

— Вы, кстати, никогда не жалели, Ольга Юрьевна, что ушли из науки?

— Всегда с теплом вспоминаю то время, оно стало важным этапом моей профессиональной жизни. Довелось работать у Евгения Ясина, Александра Шохина, Владимира Мау, Ярослава Кузьминова, это очень ценный опыт.

— Сегодня много шума вокруг программы «Антиплагиат». Вы готовы, что и вашу кандидатскую будут изучать под лупой?

— Над диссертацией по теме эффективности труда специалистов на производстве работала три года. Неоднократно выезжала на «КАМАЗ», взяв его в качестве примера, проводила на заводе многочисленные специальные исследования. Так что могу отвечать за каждый тезис и никакого «Антиплагиата» не боюсь. Абсолютно готова!

— Вы попробовали себя в разных областях. Если сравнивать бизнес с госслужбой, чему отдадите предпочтение?

— В бизнесе быстрее принимаются решения, там меньше бюрократических процедур, многое строится на доверии, четче постановка решаемой задачи, строже спрос, у каждого персональная зона ответственности. Система жестко увязана. На госслужбе критерии порой размыты, хотя работа более ответственная и сложная, а ее результаты оказывают огромное влияние на российское общество, его социальное благополучие.

— Переход в мэрию трудно вам дался?

— Решение приняла буквально за сутки, хотя все домашние выступали против. Для меня предложение Сергея Собянина стало возможностью реализовать профессиональный потенциал, накопленный в предыдущие годы. Когда шла на встречу с Сергеем Семеновичем, даже не думала, что речь пойдет о социальном блоке городского правительства. Это прозвучало неожиданно, но такая работа была мне крайне интересна, поэтому согласилась почти сразу.

— И через полтора года шагнули на федеральный уровень.

— В правительстве России масштаб задач и ответственность колоссальны. Это новый уровень развития в моей профессии.

— Ваша налоговая декларация не является секретом. Сравнив суммы доходов за последние годы, легко убедиться, что с переходом на госслужбу вы, мягко говоря, не выиграли.

— Мои дети выросли, они материально независимы, могу позволить себе такое развитие карьеры.

— Если будет принято решение, обязывающее госчиновников отказаться от недвижимости за рубежом, пойдете и на это?

— Я задекларировала доходы и собственность, безусловно, всегда соблюдаю российские законы.

— Из-за чего у вас чаще всего голова болит, Ольга Юрьевна? Из-за какого из курируемых направлений?

— Самое сложное — здравоохранение. Претензии наших сограждан к качеству медицинских услуг обоснованны. С учетом выделяемых из федерального бюджета сумм мы можем и должны в полном объеме оказывать помощь, предусмотренную обязательным медстрахованием. Да, есть определенные проблемы. Скажем, новые стандарты обслуживания официально уже внедрены, но порой они работают на бумаге, а в жизни, увы, бывает по-всякому. Приезжаешь куда-нибудь в провинцию и видишь, что там все функционирует по старинке. Не используется новое оборудование, которое закуплено и установлено, врачи не знакомы с технологическими новинками, принятыми в цивилизованном мире… По сути, требование одно: заставить квалифицированно лечить всех пациентов, что в наших реалиях звучит весьма амбициозно. Перед здравоохранением страны поставлена задача добиться к 2018 году увеличения продолжительности жизни среднего россиянина до 74 лет.

— Сколько сейчас имеем?

— Семьдесят… Надо снижать смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, для этого практически повсеместно созданы условия, позволяющие довести показатели до европейских уровней. Увы, у нас по-прежнему высока смертность и от так называемых внешних причин — ДТП, разного рода отравлений, суицидов… По каждому из направлений есть отдельная программа, по ним предстоит большая работа.

— В прессе прошла информация, что по детским самоубийствам мы чуть ли не на первом месте в Европе.

— По крайней мере во главе списка… Чтобы изменить ситуацию, на мой взгляд, все средства хороши: и ограничение доступа подростков к определенным сайтам, и повышение ответственности родителей за судьбу детей. Тема суицидов среди несовершеннолетних тесно связана с семейным неблагополучием, о чем мы уже говорили. И это совсем не значит, будто родители пьют или ведут аморальный образ жизни. Я ведь бываю в социальных приютах, где много детей из, казалось бы, нормальных семей. Знаете, как случается? Мама с папой развелись, нашли новых спутников жизни и вполне счастливы в новом браке. А ребенок остался лишним, ненужным. Недостаток любви, тепла, внимания может привести к страшным последствиям. Недавний пример: покончила с собой девочка, у которой вроде бы все складывалось хорошо. Она и училась успешно, и на олимпиадах побеждала, но никто не заметил кризиса, когда ребенок вдруг почувствовал себя обузой для взрослых… Приходится констатировать: мы отстаем в сфере семейного законодательства. В европейских странах ответственность за детей в семье гораздо выше, чем в России.

— Как вы в связи с этим относитесь к перспективе введения ювенальной юстиции?

— Мне кажется, термином пользуются не совсем правильно, идет сознательная или невольная подмена понятий. Да, ребенок должен быть защищен от любого негатива, его права надо охранять, но вместе с тем общество обязано деликатно и с уважением относиться к институту семьи, не допуская излишнего вмешательства. Сфера регулирования очень чувствительна и требует серьезной проработки.

— С культурой вы дружите, Ольга Юрьевна?

— Если вас интересует, часто ли бываю в театрах, могу сказать, что стараюсь не пропускать значимых премьер. И делаю это не только ради выполнения служебных обязанностей, но и по собственному желанию. Скажем, была на открытии фестиваля Мстислава Ростроповича, который в этом году впервые проходил без великой оперной певицы, в прошлом одной из самых ярких звезд Большого театра — Галины Вишневской.

— Собственно, и собирался спросить о Большом. Правда, не об опере, а о балете. Министр культуры Мединский избегает публично комментировать бушующий там конфликт. Придется вам, Ольга Юрьевна, высказаться. Как куратору.

— Пока идут следственные действия, вряд ли уместно давать развернутые оценки.

— Речь ведь не только о покушении на Сергея Филина. Скандал в ГАБТ разгорелся не вчера…

— Никого не может радовать ситуация, когда лучшая театральная труппа страны, призванная служить образцом, задавать этические нормы и правила корпоративного поведения, сотрясается от внутренних катаклизмов, которые попадают на первые полосы газет и в выпуски теленовостей. История с покушением на худрука ужасающа сама по себе, отношение к ней ряда сотрудников театра тоже вызывает искреннее изумление и даже недоумение. Ясно, что долго так продолжаться не может, страдает репутация Большого. Надеюсь, и руководство театра, и труппа найдут силы — в том числе с помощью Министерства культуры — переосмыслить случившееся и сделать необходимые выводы.

— Насколько вы позволяете себе вмешиваться в работу подконтрольных министерств?

— Министры обладают достаточными полномочиями для реализации намеченного. Если не справятся, спрос будет строгий — в мои обязанности входит контроль за тем, чтобы выдерживался курс, выработанный по каждому стратегическому направлению.

— Мы с детской темы интервью начали, предлагаю стариками закончить. Что с пенсионной реформой? Впечатление, будто вопрос повис в воздухе.

— Могу повторить: увеличения срока выхода на пенсию не будет. Возраст останется прежним: пятьдесят пять лет для женщин и шестьдесят для мужчин. Вместе с тем должен быть запущен механизм стимулирования, призванный заинтересовывать людей, которые достигли пенсионного возраста, продолжать работу.

— Прожить на пенсию можно будет?

— Зависит от нас. Как поработаем, так и заживем. Человеку надо объяснить, на что он может рассчитывать при выполнении тех или иных условий. Вынесенный на обсуждение проект реформы будет еще дорабатываться. Очень надеюсь на широкую общественную дискуссию.

— Когда дедлайн?

— Формула должна быть принята в текущем году. Кое-кто из коллег подгоняет, но моя позиция такова: торопиться нельзя. Мы принимаем решение, по которому будет начисляться пенсия у многих последующих поколений. Спешка ни к чему. Надо действовать спокойно и взвешенно, даже не семь, а десять раз отмерив…

От редакции. Вопросы об отношении к конфликту министра образования Дмитрия Ливанова с академиками РАН и требующими его отставки депутатами Госдумы, а также о судьбе гендиректора Большого театра Анатолия Иксанова и тлеющем скандале с участием премьера балета Николая Цискаридзе Ольга Голодец оставила без ответов.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера