Архив   Авторы  
Владимир Путин посчитал, что властная вертикаль более не нуждается в таком мастере тонкой политической настройки, как Владислав Сурков

Hand made
Политика и экономикаВ России

Почему Кремлю больше не требуются виртуозы



 

Сенсация подкралась незаметно — без законотворческой трескотни и переписывания Конституции. На совещании 7 мая, где обсуждались результаты исполнения правительством ключевых президентских указов, Владимир Путин явочным порядком запустил новый механизм управления экономикой. Администрация президента, по сути, становится генштабом по выработке экономической политики страны, автоматически переводя правительство в ранг технического исполнительного органа. Принцип такого единоначалия действует в США, где глава государства де-факто совмещает посты президента и премьера.

Но американский опыт — для нас не калька. Во-первых, Владимиру Владимировичу придется управлять не только «большой администрацией», но и всей разболтавшейся вертикалью, подкручивая гайки в ручном режиме то тут, то там. Во-вторых, принимает на себя это бремя Путин не от хорошей жизни. Во властной команде возникли управленческие и кадровые проблемы, заметные уже невооруженным глазом. Снять их вряд ли можно, не изменив принципы построения всей вертикали. И, похоже, единственным, кто ясно осознал всю подоплеку происходящего, стал теперь уже бывший вице-премьер Владислав Сурков.

Отставник с мигалкой

Именно отставку Суркова многие сочли главным событием — и даже единственным следствием — президентского разбора полетов. Хотя удивляться тут можно лишь одному: тому, что президент все-таки отпустил своего давнего соратника на вольные хлеба. Терять — вслед за Кудриным — такого «тяжеловеса», коих в команде раз-два и обчелся, по меньшей мере расточительно. Мотивы, сподвигшие Владислава Юрьевича сойти с галеры, более чем понятны. Вспомните Суркова образца 2011 года: отец «суверенной демократии», главный идеолог Кремля, верховный партстроитель, гений аппаратных интриг, которого вся без исключения элита с придыханием и трепетом величала «серым кардиналом». А чего стоит выражение «сурковская пропаганда», ставшее крылатым?!

А теперь сравните все это с белодомовской каторгой Владислава Юрьевича: глава аппарата кабмина, в котором даже вице-премьерский пост выглядит опалой. Добавим сюда сомнительное удовольствие возглавлять правительственную комиссию по текущему исполнению президентских указов от мая 2012 года — со всеми вытекающими из них жилкомхозами, фельдшерскими зарплатами, ветхим жильем и вороватой неповоротливостью региональных и прочих властей.

Плюс унизительная ситуация вокруг «Сколково», вверенного попечению Суркова. Наезды Следственного комитета, причем в лице хотя и генерала, но все же не «кардинала», сильно уязвили самолюбие Владислава Юрьевича. Ряд СМИ утверждал, что Владимир Маркин выступил чуть ли не «путинским почтальоном», доставившим вице-премьеру «черную метку»: дескать, заигрался ты, парень, в инновации, а со сколковских денег вся Болотная кормится. Однако источники «Итогов» утверждают, что это не есть стиль ВВП. Подоплека же наезда простая: Сурков уже год де-факто «отодвинут от тела», а потому в глазах силовой бюрократии утратил свой сакральный ореол. Такого обидеть может даже генерал...

Хотя именно Болотную Суркову припомнили в декабре 2011 года, ссылая его из Кремля в Белый дом. Ту свою громкую отставку Сурков прокомментировал образно: «Стабилизация пожирает своих детей... Я слишком одиозен для прекрасного нового мира».

После сентября 2011 года, когда Владимир Путин принял решение баллотироваться в президенты, политическое влияние Суркова резко пошло на убыль. Поговаривали, что Владислав Юрьевич, как и его бывший коллега Глеб Павловский — еще один «тяжеловес» в команде, — был против. Последнего вскоре просто перестали пускать в Кремль. А Суркова отправили на перековку в Белый дом.

Молва судачила, что Сурков «утратил нюх» и что для Путина он-де уже «не кардинал». Однако источники «Итогов» утверждают, что и в последний год Путин, несмотря ни на что, к своему «виртуозу» личной благосклонности не утратил.

А вот в Белом доме Сурков реально затосковал. Говорят, просился в отставку еще полгода назад, но якобы Медведев уговорил поработать еще. Наконец, 26 апреля — на следующий день после прямой линии Путина со страной, где глава государства набросал контуры новой системы управления экономикой, — заявление по собственному, как утверждают источники, все-таки было Сурковым написано. И якобы премьер Медведев был в курсе, но ход делу не дал. Во-первых, этого требовал бюрократический политес: увольняться накануне ключевого совещания по президентским указам, за ход исполнения которых отвечал лично Сурков, по аппаратным меркам просто неприлично. Хотя на самом совещании вице-премьер произнес нечто странное: от имени аппарата правительства и всего кабмина заверил президента, что «мы совместно с коллегами из администрации сделаем все... чтобы справиться с поставленными вами задачами». То есть вроде как уходить не планировал.

7 мая вечером в программе «Время» его показали в качестве действующего чиновника, а 8-го в полдень было объявлено об отставке. И не какой-нибудь, а об «отставке с мигалкой».

Во-первых, в указе против обыкновения специально подчеркнуто: по собственному желанию. Мол, не пожелал бы Владислав Юрьевич, никто б его и не уволил. Во-вторых, принято прошение было под праздник, во время информационной спячки. То есть с расчетом на рассеянный общественный резонанс.

Наконец, в-третьих: без интриги и тут не обошлось.

Сначала пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что свое заявление Сурков написал аккурат после совещания. Возможно, Дмитрий Сергеевич был не в курсе, а возможно, на столе у Путина бумага действительно оказалась только тогда. Что же произошло между выступлением президента перед министрами и появлением указа «О Суркове В. Ю.»?

Надо полагать вот что. Путин встретился с Сурковым тет-а-тет. Они поговорили. Возможно, несколько эмоционально. И оба, вероятно, к взаимному удовлетворению решили, что «виртуозу» пришла пора отправиться на вольные хлеба. Потому, что виртуозность в постболотную эпоху уже просто неэффективна. Идеологические жабо и политтехнологические рюши превратились в лаконичные выкройки, скрепленные крупными стежками и суровой ниткой. Парламент — ручной и правоверный — команду «фас» слышит даже тогда, когда ее нет. Оппозиция «болотная» состарилась, не родившись. Избиратели, судя по опросу ВЦИОМ, из всех культурных мероприятий предпочитают вечера юмора и сатиры, а не занудные терки на политических ток-шоу. Вот правительство бы научить как следует рулить экономикой, хотя бы поручения президента четко и в срок исполнять — и зажила бы страна родная...

Опять же прав оказался Владислав Юрьевич: «Стабилизация пожирает своих детей».

Подотчетный период

На фоне оставшейся за кадром этой почти детективной истории телевизионная картинка самого совещания президента с министрами выглядит шаржем. Он — им: «Общая цель работы — обеспечить новый, более высокий уровень жизни граждан прежде всего за счет кардинального повышения эффективности государственного управления». И тут же, видя в глазах аудитории полное отсутствие интереса, еще раз: «Я хочу особо подчеркнуть, коллеги. Это принципиальный вопрос: за счет чего! Прежде всего, еще раз повторяю, за счет более эффективного государственного управления...» И через две минуты снова: «Еще раз повторю: сегодня на первый план выходят качество и эффективность наших действий, мы не можем позволить себе вновь и вновь пересматривать уже принятые решения и документы... лишь бы отчитаться».

То есть это даже не намек, это крик в голос: коллеги, управлять-то вы не умеете! Деньги выделяются, но до адресатов не доходят. Целевые программы правительством с помпой принимаются, а через месяц им же признаются невыполнимыми.

Кто-нибудь, кроме Суркова, скомкавшего заготовленные для доклада бумажки, это понял? Увы, нет. После эмоционального выступления президента совещание шло своим чередом. Министры зачитывали отчеты о проделанной работе не отклоняясь от текста.

Вот цитата из Вероники Скворцовой: «С учетом понимания сложности реализации всех концептуальных документов... разработан и внедряется комплекс системообразующих мер по совершенствованию модели здравоохранения и возможности реализовать все концептуальные документы». Будьте здоровы, госпожа министр!

...Напомним, 7 мая прошлого года Владимир Путин подписал 11 указов, в которых зафиксировал свои предвыборные обещания. Правительству дано 218 поручений. 151 из них должно быть исполнено в 2012—2013 годах, остальные — в последующие 7 лет. Однако еще задолго до совещания стало ясно, что указы или не будут вовсе реализованы к намеченному сроку, или будут выполнены лишь частично.

Еще полгода назад в СМИ появилась информация о недовольстве в кремлевской администрации тем, какими темпами и методами правительство исполняет президентские поручения. Утечка вскоре материализовалась. 18 сентября 2012 года Путин подверг резкой критике проект федерального бюджета и поручил Дмитрию Медведеву, который полностью согласился с оценкой президента, наложить взыскания на трех министров. В связи с невыполнением майских указов были объявлены выговоры Говоруну, Топилину и Ливанову. А спустя почти месяц министр регионального развития Олег Говорун, близкий соратник Суркова, демонстративно ушел в отставку.

Казалось, что дни нынешней белодомовской команды сочтены. Пошли слухи о возвращении в правительство опального Алексея Кудрина. Появилась видеоутечка с другого мероприятия, где Путин в резкой форме грозил губернаторам и министрам отставками за «ничтожное качество работы».

7 мая, сформулировав полтора десятка претензий, Путин все же принял доклад правительства, которое, по оценке того же Суркова, «с точки зрения формальной дисциплины... работает достаточно безупречно». То есть с точки зрения «своевременности подачи докладов», тут же уточнил тогда еще вице-премьер со своей фирменной тонкой улыбкой.

Никого из министров президент персонально распекать не стал. Но это-то и плохо — по существу всей правительственной команде вынесен вотум недоверия. А как иначе оценить намерение Путина лично руководить работой министров? «Нужна публичная политическая персональная ответственность каждого из нас», — объявил президент.

На этом и была поставлена жирная точка в российской истории «двоецарствия» в исполнительной власти — существования двух параллельных центров управления — в Белом доме и в Кремле. Правительство теперь де-факто одно, и реальный руководитель у него тоже, по сути, один.

Впрочем, по крайней мере, до конца года кардинальных подвижек в белодомовской команде ожидать не стоит. К примеру, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев считает, что «сегодня существуют сильный президент и техническое правительство. Но сменить правительство Путин сможет (и захочет) лишь в случае резко нарастающего кризиса. Сейчас я не вижу причин, которые могли бы его спровоцировать. Более того, я не удивлюсь, если правительство проработает даже до 2018 года. Все-таки это та модель, которая и называется у нас стабильностью. Альтернатив у Путина, судя по всему, нет: кадровая скамейка пуста. К тому же любое новое лицо на посту премьера — это еще и разговоры про потенциального преемника. А этот вопрос в Кремле, думаю, сейчас совершенно не хотели бы обсуждать».

Между тем у каждого правительства помимо чисто практических задач есть политическая функция: поддерживать рейтинг главы государства. А что делать, если правительство хронически не выполняет его поручений? Вопрос риторический.

Кстати, в своем нашумевшем выступлении в Лондонской школе экономики Сурков назвал главной задачей, стоящей сейчас перед страной, «выйти из парадигмы военно-сырьевой державы»: «Если мы не выйдем на путь инновационного развития, то Россия как страна не сохранится». Практически об этом все последнее время говорит и другой белодомовский «изгнанник» Алексей Кудрин.

Многие эксперты, тем не менее, склоняются к тому, что верх одержит «курс на стабильность». Власть не готова к глобальным переменам и верит, что ей в очередной раз подфартит нефтяная конъюнктура.

Как минимум до весны 2014 года экономическая ситуация в стране прогнозируется как благополучная. Поэтому, пользуясь передышкой, акцент будет перенесен на закручивание гаек по всей разболтавшейся вертикали власти. Но к этому времени экономический рост в стране может затухнуть, доходы населения перестанут расти. И вот дальше придется уже крепко задуматься над вечным русским вопросом: что делать? А следом за ним — над сакраментальным: кто виноват?

Может быть, нечто подобное и предчувствовал «виртуоз» Сурков и потому не стал медлить с отставкой.

...Как заметил один известный политолог, уход Суркова — «это очень важный шаг на пути превращения российской правящей элиты из реальной властной структуры в «клуб друзей Путина». И это тот случай, когда количество друзей — отошедших от управления страной профессионалов — обратно пропорционально качеству существующей вертикали.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера